Рекомендуем

лафетные стволы с дистанционным управлением в Москве

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Издание Первого фолио

Конечно, довольно легко ответить на вопрос, кто организовал издание Первого фолио. По мнению многих, ключевой фигурой в составлении и издании фолио был Бен Джонсон; он же написал большую часть вступительного материала. Вероятно, за эту работу ему заплатила семья Невилла. Джонсон восхищался Невиллом, которого знал по клубу таверны «Митра» или, возможно, еще раньше. Учителем Бена Джонсона был близкий друг Генри Сейвила — Уильям Кэмден1. Нам известно из опубликованных материалов Национального архива, что Невилл активно занимался сбором средств, «чтобы сделать христианина из юного "кокни"», — попросту говоря, он искал таланты среди низших слоев населения Лондона. Ближе к концу жизни Невилла Джонсон посвятил ему стихотворение в шестнадцать строк; в нем говорится о добродетелях сэра Генри и непризнании его заслуг обществом. Стихотворение вошло в сборник «Эпиграммы», включенный автором в фолио 1616 года «Труды Бенджамена Джонсона». Данкен ошибочно назвал это стихотворение эпитафией, не обратив внимания на то, что оно написано в настоящем времени2. Вот оно:

    Сэру Генри Невилу*

К тебе взывает, Невил, Муза; служит
  Не славе и не титулам она,
А добродетели, которой всё
  Подвластно. Это — ты, твой славный род.
Другие встретят горе без унынья,
  Сразятся с властью, обществу послужат —
Всё ради блага своего, не друга.
  Какая в этом честь? Ты не таков.
Владеть стремишься сущностью, не платьем,
  Всего дороже доблесть для тебя,
От происков судьбы она защита,
  Сперва себя познай, потом иное.
Ты благороден до мозга костей,
  Твоя душа свой пламень дарит телу.
Иди своей стезей, не беспокойся,
  Что скажут о тебе потомки, я
Тебя пою: ты родники отверзнешь —
  Другой надгробье титулом лишь скрасит.

Здесь есть интересные строки: «Иди своей стезей, не беспокойся, / Что скажут о тебе потомки, я / Тебя пою...» Почему в коротком стихотворении, опубликованном среди 133 эпиграмм, Джонсон говорит о свершениях Невилла, которые будут помнить потомки? Конечно, сэр Генри был известным общественным деятелем и принадлежал к славному английскому роду. Но, возможно, Джонсон хотел в своем стихотворении сказать что-то еще, чего мы не можем уловить? «Ты благороден до мозга костей» — речь идет о благородстве Невилла не только внешнем, по происхождению, но и глубинном. Слово «титулы» тоже двузначно**. И еще, если в начале стихотворения поменять знаки препинания, то получим:

Взывает кто к тебе? Невил — Муза,
Он служит не славе и не титулам...

«Титулы» в последней строке упоминаются еще раз; следовательно, Джонсон придает этому слову важную роль. Что же до слова «Муза», то у Джонсона оно часто служит синонимом слову «поэт»; таким образом, Джонсон называет Невилла поэтом.

Работа над Первым фолио, очевидно, началась сразу после неудачной попытки типографов Уильяма Джаггарда и Томаса Пейвьера*** издать в 1619 году большинство шекспировских пьес. Обозначение «Отпечатано для Т.П.» можно обнаружить на шести из напечатанных пьес, и пять из них были сознательно неверно датированы типографом. Неоднократно высказывалось мнение, что именно это издание подвигло более добросовестного печатника выпустить в одном томе все пьесы Шекспира3. До того в Англии выходило только одно собрание сочинений — фолио Бена Джонсона (1616); в него вошли пьесы, спектакли-маски и поэзия. Печатание Первого фолио Шекспира началось в апреле 1621 года, продолжалось два года и закончилось, по-видимому, в начале декабря 1623-го4. Последней набиралась пьеса «Троил и Крессида». Джонсону, бесспорно, принадлежат два вступительных стихотворения — занятное обращение «К читателю», поясняющее портрет Шекспира, и знаменитая длинная ода «Памяти моего любимого автора Уильяма Шекспира и о том, что он нам оставил»5. Многие исследователи считают, что Джонсон был автором всего вступительного материала, включая предисловия, написанные якобы Хеминджем и Конделлом6.

Важно установить, когда Джонсон сочинял свои стихотворения для Первого фолио. Это точно неизвестно, но, скорее всего, они печатались в последнюю очередь, как и положено. Согласно Грегу, предисловия печатались «в последних числах ноября 1623 года»7. Этого мнения придерживался и Карлтон Хинман, выдающийся исследователь Первого фолио. Он писал, что предисловия, «по всей вероятности, набирались сразу после «Цимбелина», который печатался между апрелем и началом ноября 1623 года, но, возможно, и концом октября»8. Конечно, мы этого не знаем, но предполагаем, что Джонсон сочинил свой панегирик после того, как — возможно, впервые — прочитал подряд все тридцать шесть пьес и был потрясен.

В годы, предшествовавшие работе над вступлением к Первому фолио, Джонсон испытывал материальные затруднения и постоянно «искал новые источники дохода»9. Есть свидетельство, что в 1621 году он занял у лондонца по имени Джон Гулл тридцать шесть фунтов, по тем временам крупную сумму10. Но осенью 1623 года ситуация резко изменилась. Двадцатого октября 1623 года Джонсон давал в Канцлерском суде показания по делу о поместье вдовы сэра Уолтера Рэли. Он представился и назвал свое место жительства: «Бенджамин Джонсон из колледжа Грешема в Лондоне»11. Словом, в то самое время — или чуть позже, — когда Джонсон, по-видимому, сочинял стихотворения для Первого фолио, он жил и, возможно, работал в колледже, основанном и поддерживаемом на средства Грешема, дяди Невилла. Биографы Бена Джонсона теряются в догадках, как он там оказался, ведь прежде он никакого касательства к колледжу Грешема не имел. Разумеется, Джонсон не был назначен заведовать какой-нибудь из шести кафедр: астрономии, физики, богословия, геометрии, права или музыки. Но риторику он, несомненно, преподавать мог. Риторика, очевидно, включала искусство сочинять художественные произведения, и Бен Джонсон мог быть, по словам Розалины Майлс, «прекрасным ассистентом преподавателя риторики», так как в то время «преподаватели часто пользовались услугами помощников»12. Все профессора колледжа Грешема были выпускниками Оксфорда или Кембриджа13. Джонсон, конечно, университета не кончал, но в июле 1619 года он получил почетную степень Оксфорда14. Интересно, что этой степени он удостоился по распоряжению графа Пемброка, покровителя Джонсона и канцеллария этого университета; графу Пемброку и его брату посвящено Первое фолио. Бен Джонсон был признанным знатоком античной литературы, его называли поэтом-лауреатом, хотя официально этого титула еще не существовало. К тому же он был знаменитым драматургом и автором прекрасных стихотворений (вспомним, к примеру: «Глаза твои пусть пьют меня»). Но два университета ежегодно выпускали десятки магистров, которые хотели и могли занять место ассистента в единственной лондонской высшей школе, где преподавались искусства. (В академиях Иннз-оф-Корт обучали только юридическим наукам.) Нет никаких документов; проливающих свет на то, как и почему Джонсон оказался в колледже Грешема15. Существовало предположение, что колледж стал для него временным пристанищем, после того как в ужасном пожаре сгорел его дом, но историками установлено, что пожар случился в ноябре 1623 года — когда Джонсон уже покинул колледж16.

Назначения на профессорские должности в колледже производились согласно завещанию сэра Томаса Грешема. Как назначали на младшие должности — неизвестно. Однако известно, что Невиллы — отец и мать сэра Генри, а также другие родственники — получили по завещанию возможность влиять на распределение должностей. Ванесса Хардинг пишет, что Грешем был «дружен» со своей племянницей Элизабет Невилл (матерью Генри) и считал ее после смерти сына Ричарда «своей прямой наследницей»17. Ее детям он завещал деньги и недвижимость18. Сэр Генри Невилл I, отец нашего героя, был главным плакальщиком на похоронах Грешема19. А наш сэр Генри — его старший сын; не исключено, что наследники сэра Генри при желании могли выхлопотать поэту-лауреату невысокую, но престижную должность и платить ему достойное жалованье. Прямых доказательств всему этому нет, но совпадения места и времени поразительны. Бен Джонсон был принят в колледж Грешема, когда сочинял вступительные стихи к Первому фолио. Кроме того, колледж находился в четверти мили от типографии Джаггарда, расположенной в районе Барбикан, где как раз и печаталось Первое фолио20.

Примечания

*. Джонсон пишет фамилию сэра Генри как Nevil — в отличие от употреблявшегося значительно чаще Neville. — Примеч. ред.

**. Английское слово titles означает не только «титулы», но и «названия». — Примеч. ред.

***. Партнер Джаггарда — Томас Пейвьер выступал в роли издателя с инициалами Т.П. Кстати, в английском издании настоящей книги Томас Пейвьер ошибочно назван Томасом Пейном. — Примеч. пер. и ред.

1. Уильям Кэмден (1551—1623), историк и антиквар, с 1593 по 1598 год был директором Вестминстерской школы. Один из его учеников — Бен Джонсон высоко ценил особое внимание, которое оказывал ему учитель. Как и Невилл, Кэмден переписывался со многими европейскими гуманистами. В молодые годы Кэмден за десять лет объездил всю Англию и свои наблюдения изложил в труде «Британия», который был издан на латыни в 1586 году. На английском «Британия» была опубликована в 1610 году. Уэллс был инициатором и создателем Общества антикваров. Благодаря своей дружбе с Сесилами Кэмден имел доступ к государственным архивам и сумел написать труд Annals of the Reign of Elizabeth to the year 1589. Вторая часть этой работы была опубликована в 1615 и 1625 годах. В ней рассказано о восстании Эссекса и о роли, какую играл в нем Невилл. Уильям Кэмден похоронен в Вестминстерском аббатстве.

2. См.: Duncan O.L. The political career of Sir Henry Neville: an Elizabethan gentleman at the Court of James I, unpublished doctoral dissertation. Ohio State University, U.S.A., 1974. P. 275. Строка Джонсона: «душа дарит плоти свой вес» — могла намекать на избыточный вес Невилла в конце его жизни.

3. См.: Greg W.W. The Shakespeare First Folio: Its Bibliographical and Textual History. Oxford, 1955. Pp. 9—11.

4. Ibid. P. 461.

5. См. приложение 1 с анализом хвалебных стихов.

6. См.: Greg W.W. Op. cit. P. 1; Price D. Op. cit. Pp. 170—174.

7. См.: Greg W.W. Op. cit. P. 461.

8. Hinman Ch. The Printing and Proof-Reading of the First Folio of Shakespeare: 2 vol. Oxford, 1963. Vol. 2. P. 328; vol. 1. P. 362.

9. См.: Miles R. Ben Jonson: His Life and Works. London, 1986. P. 216.

10. Ibidem.

11. Ibid. P. 222.

12. Chartres R., Vermont D. A Brief History of Gresham College, 1597—1997. London, 1988. P. 13; Miles R. Op. cit. P. 222.

13. См.: Miles R. Op. cit. P. 216.

14. Ibid. P. 206.

15. Джонсон был в дружеских отношениях с профессорами колледжа Грешем — Понтером и Озбалдсоном, которые преподавали, соответственно, геометрию и богословие (ibid. P. 224).

16. О пребывании Джонсона в колледже Грешем см.: ibid. P. 223; см. также статью: Ben Jonson // ODNB; см. статью: Ben Jonson of Gresham College // Times Literary Supplement. 1951. September 21; см. письмо: «Ben Jonson of Gresham College» by George Burke Johnson // Times Literary Supplement. 1951. September 28.

17. См.: Harding V. Citizen and mercer: Sir Thomas Gresham and the social and political world of the City of London // Ames-Lewis F., ed. Sir Thomas Gresham and Gresham College. Aldershot, 1999. P. 34.

18. Ibidem.

19. Ibid. Pp. 35, 59.

20. См.: Greg W.W. Op. cit. P. 6; Honeyman D. Closer to Shakespeare. Tiverton, Devon, 1990. Map IV. P. 196.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница