Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Оксфорд

Мертонский колледж, основанный в 1264 году Уолтером де Мертоном, один из старейших в Оксфорде; в Мертоне превосходная библиотека, созданная в 1373 году1. (Возможно, домашние учителя Невилла до его поступления в Оксфорд были как-то связаны с этим колледжем; хорошо было бы исследовать их биографии.) В Мертоне царил строгий протестантский дух, и, это, конечно, не могло не сказаться на взглядах сэра Генри. Годы, проведенные в Мертоне, были, несомненно, счастливыми. Два его младших брата тоже учились в Мертоне, как и впоследствии два его сына. А его внук в середине XVII века даже был заместителем ректора. Оксфорд находился всего в сорока милях от Биллингбера, и потому, наверное, для учебы сэра Генри был выбран именно этот университет. Кембридж, расположенный к северу от Лондона, находился в ста милях, и путь туда лежал через опасную тогда столицу. А до Оксфорда из Биллингбера можно было добраться верхом или в карете всего за один день. Невилл ездил в университет и обратно, скорее всего, через Ридинг и Уоллингфорд. Учись он в Кембридже, окружение у него было бы иное. Там он мог встретить, например, свояка, Фрэнсиса Бэкона, и других родственников, а также кого-то из знаменитой группы «университетских умников», куда входили Марло, Грин и Нэш. Несмотря на то что Оксфорд тоже подарил литературе признанных драматургов, в том числе Джона Лили (ок. 1554—1606) и Джорджа Пиля (ок. 1557—1596), — выходцы из Кембриджа оказали бы на «Шекспира» гораздо большее влияние. Прежде всего Невилл мог намного раньше и ближе сойтись с Кристофером Марло (1564—1593), блестящим елизаветинским драматургом, который до своей преждевременной смерти был главным соперником Шекспира. Но если бы сэр Генри учился в Кембридже, то ему вряд ли бы довелось совершить четырехлетнее путешествие по континентальной Европе. Нет сомнения, что Генри Сейвила, наставника Невилла в Оксфорде, неслучайно выбрали ему в спутники: он был в родстве с семьей Грешем через Пастонсов из Норфолка. Словом, поступи Невилл в другой университет, «шекспировские» произведения были бы совсем не такими, какими мы их знаем.

Мертонский колледж в конце XVII века считался в Оксфорде наиболее интеллектуальным из всех. Здесь училось значительно больше детей из семей среднего класса, чем в других колледжах. Невиллу преподавали множество самых разных дисциплин: астрономию, математику, философию, логику, языки, античную и современную историю. (Математика была обязательным предметом для первокурсников, но, даже будь это не так, Невилл все равно изучал бы ее — он любил математику.) Он участвовал в диспутах, обязательных для студентов третьего и четвертого курсов; на этих диспутах подробно обсуждались все «за» и «против» предложенных тезисов, после чего преподаватель, выступающий в роли арбитра, подводил итоги и указывал на ошибки диспутантов2. Просто смешно сравнивать многостороннее образование Невилла с теми крохами знаний, которые — если учитывать только то, что подтверждено документально, — получил Шекспир из Стратфорда.

Наставником Невилла в Мертонском колледже, оказавшим на него, пожалуй, самое мощное интеллектуальное влияние, был сэр Генри Сейвил (1549—1622), преподаватель Мертонского колледжа, ставший в 1585 году его ректором; позже он возглавил Итонский колледж, а в 1604 году был посвящен в рыцари. Стойкий приверженец протестантизма, сэр Генри Сейвил участвовал в переводе Библии короля Якова3. В девяностые годы XVI века Сейвил, так же как его протеже Невилл и другие люди его круга, поддерживал Эссекса и после провала восстания некоторое время провел в Тауэре. Человек Ренессанса в полном смысле слова, Сейвил перевел на английский язык Тацита и многие годы посвятил восьмитомному изданию сочинений св. Иоанна Златоуста. К тому же Сейвил был талантливым математиком и занимался новыми науками, пришедшими из Европы, особенно астрономией. В 1619 году (уже после смерти Невилла) он учредил в Оксфорде знаменитую сейвиловскую профессорскую стипендию для преподавателей математики и астрономии, чтобы те могли заниматься наукой, — беспрецедентное событие по тому времени. Сам Сейвил заведовал первой кафедрой геометрии в университете. Его отличала требовательность к людям. Однажды Сейвилу порекомендовали молодого ученого, весьма лестно отозвавшись о его сообразительности. На это Сейвил ответил: «Заберите его... дайте мне трудолюбивого ученика. Если мне понадобится умник, поищу в Ньюгейте [тюрьме], вот там действительно сидят умники»4.

Взяв под опеку Генри Невилла, Сейвил, похоже, нарушил собственный принцип. Частично это произошло потому, что Невилл был действительно очень талантлив (его хвалили и другие профессора), но безусловно повлияло и то, что Сейвил не мог отказать отпрыску одной из самых блестящих английских фамилий, да к тому же сыну члена парламента от соседнего графства. В елизаветинском Оксфорде молодых аристократов и даже дворян было на удивление мало: большинство студентов принадлежали к среднему классу и более низким слоям общества. В Англии на рубеже веков в университетах училось 2,5 процента всех восемнадцатилетних юношей — невероятно высокий процент: наверное, даже в викторианской Англии эта цифра была ниже. Из тринадцати студентов, зачисленных в Мертон вместе с Невиллом 20 декабря 1577 года, восемь назвали себя «плебеями», то есть простыми людьми, не имеющими герба или других отличий дворянского класса5.

Примечания

1. См.: Gribble F. The Romance of the Oxford Colleges. London, 1910. P. 60 (цит. по: Duncan O.L. Op. cit.). Клэр Эскуит недавно предположила, что комедия «Тщетные усилия любви», написанная, вероятно, в 1594—1595 годах, доказывает, что автор был вхож в Оксфордский университет и знаком с его преподавателями (см.: Asquith Cl. Oxford University and "Love's Labour's Lost" // Tayllor D., Beauregard D., eds. Shakespeare and the Culture of Christianity in Early Modern England. New York, 2003. Pp. 80—102). Маловероятно, что Шекспир из Стратфорда имел какое-то отношение к Оксфордскому университету. «Слуги лорда-камергера» (труппа Шекспира) в 1594—1595 годах давали представления в Кембридже, но никогда не выступали в Оксфорде (см.: Gurr A. The Shakespearean Playing Companies. Oxford, 1996. P. 303).

2. См.: Duncan O.L. Op. cit. Pp. 54—55.

3. См.: Nicolson A. Power and Glory: Jacobean England and the Making of the King James Bible. London, 2003. К сожалению, не существует биографии Сейвила, но имеются обширные статьи о нем в DNB и ODNB. Вполне возможно, что Сейвил послужил прототипом для учителя-педанта Холоферна в «Тщетных усилиях любви».

4. Aubry J. Lives of Eminent Men. Vol. 2. P. 215; цитата из статьи о сэре Генри Сейвиле в DNB.

5. См.: Duncan O.L. Op. cit. P. 55.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница