Рекомендуем

• По привлекательной цене пластырь со скидками, в любое время.

Счетчики






Яндекс.Метрика

5. Убитый отец Гамлета — это Иоанн Креститель. Его жена Гертруда (Герата) — это евангельская Иродиада. А убийца и новый муж Гертруды, король Клавдий, — это евангельский царь Ирод

Так как наши «хронологические вычисления» уже указали на жизнеописание Андроника-Христа и Иоанна Крестителя как на оригинал истории Гамлета, то взглянем на трагедию Шекспира именно с этой новой точки зрения. Безусловно непривычной для предыдущих исследователей творчества поэта. И мы обнаруживаем следы яркого соответствия. Судите сами. Обратимся к Евангелиям.

«В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей. Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу» (Матфей 14:1—12). См. рис. 2.12.

• КОРОЛЬ КЛАВДИЙ — ЭТО ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ИРОД. — У царя Ирода есть брат Филипп, жена которого — Иродиада. Какова судьба Филиппа — неизвестно, Евангелия ничего не говорят об этом. Но, скорее всего, умер или убит, поскольку его жена переходит к брату Ироду. Причем царь Ирод характеризуется евангелистами (и вообще всей христианской традицией) как плохой, злобный и коварный царь.

Согласно Шекспиру (и Саксону Грамматику), король Клавдий (Фенгон у Грамматика) является братом Гамлета Старшего (Горвендилла у Грамматика), женой которого и была Гертруда (Герута у Грамматика). После смерти Гамлета Старшего, его жена переходит к Клавдию. Как и царь Ирод, король Клавдий однозначно описывается Шекспиром и Грамматиком как плохой, вероломный человек.

Получается наложение шекспировского Клавдия (Фенгона) на евангельского Ирода.

• КОРОЛЕВА ГЕРУТА = ГЕРТРУДА — ЭТО ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ИРОДИАД А. — Гертруда — бывшая жена Гамлета Старшего, становится женой Клавдия. Либо не зная об убийстве своего первого мужа, либо закрывая на это глаза. По Шекспиру, она — не очень добродельная женщина. Гамлет впрямую обвиняет ее в кровосмесительном браке.

Рис. 2.12. Пир Ирода. Справа Саломея подносит Иродиаде голову Иоанна. Малозино (Malosino). Якобы 1435 год. Взято из [981:1], с. 605

По Евангелиям, Иродиада становится женой Ирода и не отличается добродетелями. Во всяком случае, она возмущается, когда Иоанн Креститель справедливо указывает на неправедность ее брака с Иродом. Сказано так: Иродиада же, ЗЛОБЯСЬ НА НЕГО, желала убить его; но не могла» (Марк 6:19).

Между прочим, здесь мы натыкаемся на яркий лингвистический след. Жену Гамлета Старшего, согласно Грамматику, зовут ГЕРУТА (Гертруда у Шекспира). Но ведь это, попросту, имя ИРОД или HEROD, как оно пишется латиницей: Герута = ГРТ = ГРД = Герод = Ирод. Мы видим, что в гамлетовской истории евангельское имя ИРОД названо прямым текстом. Правда, отнесено не к плохому королю Клавдию, а к его жене. Но зато Шекспир называется жену ГЕРТРУДОЙ, что практически совпадает с евангельским именем ИРОДИАДА или ГЕРОДИАДА, лат. HERODIAS, которое употреблялось в разных вариантах склонения, например, HERODIADEM (см. латинскую Библию — Mark 6:17). Итак: Гертруда = ГРТРД = ГРДД = Геродиада (Иродиада). Получается, что и Шекспир, и Евангелия, именуют «плохую» жену одинаково.

• ГАМЛЕТ СТАРШИЙ — ЭТО ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ. — Данное соответствие не настолько прямое, как два предыдущих, но тоже вполне узнаваемое. Особенно если воспользоваться нашими предыдущими результатами. Вспомним, что евангельский Ирод убил (казнил) Иоанна Крестителя. Аналогично, Шекспир и Грамматик сообщают, что Клавдий (Фентон) убил Гамлета Старшего. Следовательно, Иоанн Креститель накладывается на Гамлета Старшего.

• ЖЕНА ГАМЛЕТА СТАРШЕГО — ГЕРТРУДА = ИРОДИАДА, А ЖЕНА ИОАННА КРЕСЦЕНТИЯ — СТЕФАНИЯ = ИРОДИАДА. — Как показал А.Т. Фоменко в книге «Античность — это средневековье», одним из ярких фантомных отражений Иоанна Крестителя является известный «римский герой» Иоанн Кресцентий, ошибочно относимый историками к X веку. Напомним фрагменты обнаруженного соответствия между Стефанией и Иродиадой.

1a. Кресцентий. — Легенда о вероломстве, приведшем к казни Иоанна Кресцентия. В этой средневековой версии «вероломство» демонстрирует сам император Оттон, то есть евангельский царь Ирод. «Не было недостатка и в таких версиях, которыми падение Кресцентия приписывалось позорному вероломству со стороны Оттона» [196], т. 3, с. 358—359. Якобы, Оттон через рыцаря Тамма вероломно пообещал Кресцентию помилование, а когда тот, поверив, сдался на этих условиях, Оттон приказал казнить Иоанна как изменника. Казнь Кресцентия оказалась настолько серьезным политическим событием, что даже смерть императора Оттона, последовавшая затем в 1002 году, в легендах о нем связывается с Иоанном Кресцентием [196], т. 3, с. 404.

1b. Креститель. — Выше мы привели евангельский рассказ о вероломстве, приведшем к казни Иоанна Крестителя. Евангелия считают, что казнь Иоанна состоялась из-за вероломства Иродиады, хитростью добившейся казни пророка при помощи своей дочери (Марк 6:21—28).

2a. Кресцентий. — Стефания считается ВИНОВНИЦЕЙ СМЕРТИ ОТТОНА И ЖЕНОЙ ИОАННА КРЕСЦЕНТИЯ. В других версиях, она была ЛЮБОВНИЦЕЙ ИМПЕРАТОРА ОТТОНА. Сравнивая Евангелия с римскими средневековыми хрониками, мы видим, что в них термин «жена» переставлен местами, явно перепутан. Это, вероятно, привело к путанице мужа с его противником. «Смерть Оттона... очень скоро получила легендарный характер. Рассказывали, что новая Медея в лице ВДОВЫ КРЕСЦЕНТИЯ ОПУТАЛА ОТТОНА СВОИМИ ЧАРАМИ (сравните с Евангелиями, где речь идет о дочери Иродиады, очаровавшей Ирода! — Авт.); желая будто вылечить императора, она, по одним сказаниям, завернула его в отравленную оленью шкуру, по другим — ПОДМЕШАЛА К ЕГО ПИТЬЮ ЯД, по третьим — надела ему на палец отравленное кольцо» [196], т. 3, с. 404.

2b. Креститель. — Евангелист Марк указывает на Иродиаду как на прямую ВИНОВНИЦУ СМЕРТИ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ (Марк 6:24—25). Напомним, что Иродиада — жена царя Ирода (двойника Оттона?).

Отсюда видно, что версия Шекспира очень близка к римской версии якобы X века. При этом соответствие выглядит так.

Плохая Гертруда = плохая Иродиада = плохая Стефания.

Хороший Гамлет Старший = хороший Иоанн Креститель = хороший Иоанн Кресцентий.

Плохой король Клавдий = плохой царь Ирод = плохой император Оттон.

• ОТРАВЛЕНИЕ КОРОЛЯ ГАМЛЕТА СТАРШЕГО (ТО ЕСТЬ ОТРАВЛЕНИЕ ИМПЕРАТОРА ОТТОНА) — ЭТО УБИЙСТВО ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ. — Параллелизм между евангельским Иоанном Крестителем и римским Иоанном Кресцентием неожиданным образом помогает лучше понять и соответствие этих персонажей с шекспировским Гамлетом Старшим. Ведь Шекспир утверждает, что Гамлет Старший был отравлен: ему в ухо влили яд. Хотя в римской версии Иоанну Кресцентию, как и Иоанну Крестителю, отрубили голову, но император Оттон БЫЛ ОТРАВЛЕН. Причем отравила его именно Стефания, жена (вдова) Иоанна Кресцентия (то есть шекспировская Гертруда). Так что «совсем рядом» со смертью Кресцентия-Крестителя находится отравление Оттона. Поздние авторы, вроде Шекспира, могли спутать и заявить, будто отравлен был именно Гамлет Старший — дубликат Иоанна Крестителя.

Кстати, более ранний автор — Саксон Грамматик — просто говорит, что отец принца Гамлета был убит, не уточняя — как именно. Так что Гамлету Старшему действительно могли отрубить голову, как Иоанну Крестителю. Во всяком случае, в обеих версиях убийства — евангельского Иоанна Крестителя и шекспировского Гамлета Старшего — смертельный удар или ранение нанесли в голову: либо ее отрубили, либо в ухо влили яд. В общем, что-то ужасное сделали с головой, рис. 2.13.

• ПЛОХОЙ БРАТ И ЕГО ПЛОХАЯ ЖЕНА — ОБА ПРИЧАСТНЫ К УБИЙСТВУ. — Согласно Евангелиям, в смерти Иоанна Крестителя повинны как царь Ирод, так и его жена Иродиада. Более того, Иродиада представлена даже инициатором трагедии — она настойчиво требует от колеблющегося Ирода побыстрее казнить пророка, поскольку, дескать, он обижает ее. Вот что говорит евангелист Марк:

«Царь Ирод, услышав об Иисусе... говорил: это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. Другие говорили: это Илия, а иные говорили: это пророк, или как один из пророков. Ирод же, услышав, сказал: это Иоанн, которого я обезглавил: он воскрес из мертвых. Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней. Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего.

ИРОДИАДА ЖЕ, ЗЛОБЯСЬ НА НЕГО, ЖЕЛАЛА УБИТЬ ЕГО; НО НЕ МОГЛА. Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его. Настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, — дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе; и клялся ей; чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.

Рис. 2.13. Усекновение главы Иоанна Крестителя. Ханс Мемлинг (Johannis Memling), якобы 1479 год. Фрагмент. Справа — Саломея, принимающая на блюдо голову святого. В глубине — пир Ирода и танец Саломеи. В пейзаже, вверху, на берегу реки — Крещение Христа. Взято из [586:2], с. 200

Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? ТА ОТВЕЧАЛА: ГОЛОВЫ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ. И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: ХОЧУ, ЧТОБЫ ТЫ ДАЛ МНЕ ТЕПЕРЬ ЖЕ НА БЛЮДЕ ГОЛОВУ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ. Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей. И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его. Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, А ДЕВИЦА ОТДАЛА ЕЕ МАТЕРИ СВОЕЙ. Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе» (Марк 6:14—29).

Аналогична роль королевы Гертруды у Шекспира. Комментаторы справедливо отмечают: «Нет уже речи о том, чтобы она (Гертруда — Авт.) сделалась сообщницей сына. Напротив того, есть основание полагать, что ЗЛОДЕЯНИЕ КЛАВДИЯ НЕ ОСТАЛОСЬ ДЛЯ НЕЕ ТАЙНОЙ И, МОЖЕТ БЫТЬ, ДАЖЕ НЕ ОБОШЛОСЬ БЕЗ ЕЕ УЧАСТИЯ. По крайней мере, на обличение Гамлета она отвечает словами, похожими на признание в преступлении: "Умолкни, Гамлет! В глубь моей души ты обратил мой взор: я вижу пятна, — их черный цвет впитался там глубоко, что их не смыть водами океана". Во второй редакции она представлена женщиной уже пожилой, поведение которой нельзя объяснить одним увлечением» [971], т. 3, с. 65.

Кроме того, еще более явное указание на вину шекспировской Гертруды мы находим в спектакле-напоминании, представленном Гамлетом и его актерами двору короля Клавдия, рис. 2.14. Актриса, изображающая коварную жену, восклицает: «Измена злая — а не любовь... Супругой вновь быть может только та, кто кровью первого обагрена», с. 110.

Таким образом, здесь и евангельская и шекспировская версии говорят в общем одно и то же: король-брат, и перешедшая к нему женщина-царица, — оба виновны в гибели Иоанна Крестителя = Гамлета Старшего.

Рис. 2.14. Сцена театрального представления. Впереди — Гамлет и Офелия. Картина английского художника Эби (Abbey). Взято из [971], т. 3, с. 113

Саксон Грамматик рисует в целом ту же самую картину. «Фен-гон (Клавдий — Авт.) снедаемый завистью... решился извести брата кознями... Как только выпал случай для убийства, насытил он кровавою рукой пагубную страсть своего сердца. И овладев затем женой убитого брата, усугубил злодейство кровосмешением... К тому же он прикрыл чудовищность содеянного столь наглой хитростью... Герута, говорил он... терпела между тем от мужа лютую ненависть. И брата он убил ради ее спасенья... И Фенгон не колеблясь простер братоубийственные руки к постыдным объятиям, усугубив грех двойного нечестия вторым подобным же преступлением», см. выше.

Правда, Грамматик здесь более снисходителен к Гертруде, чем Шекспир.

• БАПТИСТА-ГЕРТРУДА И ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ (БАПТИСТ). — Неожиданно яркий факт, подтверждающий обнаруженное нами соответствие, мы видим в сцене уже упомянутого спектакля, устроенного принцем Гамлетом перед двором Клавдия, рис. 2.15. Клавдий настороженно спрашивает: «А как называется пьеса? Гамлет: Мышеловка... Это представление убийства, совершенного в Вене. Гонзаго имя герцога, ЖЕНА ЕГО БАПТИСТА. Вы сейчас увидите: это злодейское дело», с. 112.

Итак, королева на театральной сцене, изображающая Гертруду, названа БАПТИСТОЙ! Но ведь Баптист — это западно-европейское произношение имени Креститель. Получается, что Шекспир прямым текстом упомянул имя Баптист = Креститель, причем именно в связи с убийством Гамлета Старшего. Хотя и приписал это имя женщине, то есть Иродиаде. Сам по себе этот факт, взятый отдельно, конечно, ни о чем бы не говорил. Но когда он «вспыхивает» внутри яркого потока соответствий и идеально ложится в общую схему, мы начинаем понимать, что натолкнулись на нечто весьма серьезное.

Надо сказать, что старинные авторы иногда путали Христа и Иоанна Крестителя. Мы неоднократно наталкивались на это обстоятельство в наших исследованиях. След такой путаницы есть и в Евангелиях. Обратите внимание на приведенные выше слова евангелистов Матфея и Марка:

Рис. 2.15. Сцена театрального представления. Картина известного английского художника Мэклайза (Maclise, 1811—1870). Взято из [971], т. 3, вклейка между с. 114—115

«В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: ЭТО ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ; ОН ВОСКРЕС ИЗ МЕРТВЫХ», а также: «Царь Ирод, услышав об Иисусе... говорил: ЭТО ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ ВОСКРЕС ИЗ МЕРТВЫХ».

Следы отождествления Гамлета то с Христом, то с Иоанном Крестителем мы увидим и на страницах Шекспира. Один из таких следов можно привести уже сейчас: как принца (Христа), так и его отца (Иоанна Крестителя) зовут, по Шекспиру, одинаково — ГАМЛЕТ (хотя у Грамматика их имена различны).

«Склейка» (на бумаге) Христа и Иоанном Крестителем проявляется также в том, что принц Гамлет осуждает свою мать-королеву (как Иоанн Креститель осуждает царицу Иродиаду). Принц восклицает: «Один короткий, быстротечный месяц — и башмаков еще не износила, в которых шла, в слезах, как Ниобеи, за бедным прахом моего отца... Супруга дяди, супруга брата моего отца! ...Через месяц! Еще следы ее притворных слез в очах заплаканных так ясно видны — она жена... О, гнусная поспешность! Так быстро пасть в кровосмешенья ложе!», с. 84—85.

Гертруду (Иродиаду) осуждает и Гамлет Старший, то есть Иоанн Креститель. Он называет ее лжедобродетельной и добавляет: «Что за измена то была, о Гамлет! Меня, с моей любовью неизменной, как клятву, данную при алтаре, меня забыть и пасть в его объятья... Не потерпи, чтоб Дании престол кроватью был для гнусного разврата», с. 91.