Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Слава Стратфорда

К судьбе Стрэтфорда вполне применимо библейское предсказание (задним числом) о Вифлееме: этот меньший из городов Англии сделался наибольшим по славе своей — и тоже благодаря связанной с ним легенде о рождении в нем великого человека. С того только разницей, что этот великий человек — поэт Шекспир — действительно существовал, хотя и не родился в британском Вифлееме-Стрэтфорде, а родился в нем тоже вполне реальный человек, сын прасола и мясника — Шакспер, который отнюдь не был великим.

Но слава пришла в Стрэтфорд с большим опозданием.

Имеются несомненные данные и более или менее ясные намеки, что стрэтфордский Шакспер был хорошо известен Шекспиру и его близким, и что они сами, по соображениям, о которых будет сказано ниже, хотели выставить его автором произведений Шекспира. Удалось ли это вполне?

Удалось, но только по отношению к будущим биографам Шекспира.

Правда, и современники некоторые, мало знакомые с закулисною стороною дела, как будто поверили этому. по-видимому, и умирающий Грин попался на эту удочку, если только вышеприведенная цитата из «на грош мудрости» принадлежит ему, а не его издателю, Четлю.

Но таких наивных, очевидно, было немного, да и те скоро поняли, где зарыта собака.

Иначе, современники не проявили бы отмеченного выше равнодушия к биографии стрэтфордского Шакспера, к его смерти в 1616 г. и к его родине.

Не поддались обману и те, кого они прежде всего имели в виду: королева Елисавета, ее полиция и суд. Они преследовали и арестовывали авторов за то только, что те посвящали свои книги самого невинного содержания мятежнику Эссексу, бывшему фавориту королевы. И в то же время «Ричард II», первая драма, как было указано выше, появившаяся за подписью Шекспира, приводит в неистовство «рыжую кошку» Елисавету, служит агитационным средством при подготовке восстания и обвинительным материалом против Эссекса и его партии. А Шакспер спокойно, никем не обеспокоенный, проживает в Стрэтфорде, скупает земли, приезжает в Лондон, где спекулирует домами, и никому даже в голову не приходит заподозрить его и привлечь к ответу, как единомышленника Эссекса.

И долго еще после смерти Шекспира лучи славы его не достигают Стратфорда.

Слава эта, немалая уже при жизни поэта, снова и значительно возросла с выходом фолианта 1623 г. А через двадцать два года, в 1645 г., вышел в свет четвертый том прекрасного издания Ж. Блакю: «Театр Мира» (мы бы сказали сейчас: «Панорама мира»), с подробным описанием различных стран и городов. Экземпляры этого издания сохранились в Британской Королевской Библиотеке в Лондоне и в Национальной Библиотеке в Париже.

И вот, в четвертом томе этой географической энциклопедии имеется краткая заметка о месторождении Шакспера — Стрэтфорде, в которой говорится:

«Эвон протекает у Стрэтфорда, торгового местечка, довольно живописного по своему местоположению, но своей известностью обязанного двум своим питомцам: Жегану из Стрэтфорда, архиепископу кентерберийскому, построившему здесь церковь, и Гюгу Клоптону, лондонскому судье, построившему на собственный счет с большими затратами мост через р. Эвон в четырнадцать арок».

И только.

Итак, вот кому был обязан Стрэтфорд своею известностью в 1645 г. — архиепископу и судье, строителям церкви и моста, а отнюдь не воздвигшему себе нерукотворный памятник Шекспиру, ничего общего со Стрэтфордом не имеющему, и не местному жителю Шаксперу, которым Стрэтфорд не имел никаких оснований гордиться.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница