Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Связи семьи Киллигрю

В декабре 1584 года Невилл женился на Энн Киллигрю, дочери сэра Генри Киллигрю (ок. 1525—1603), который происходил из богатой корнуэльской семьи. Киллигрю — придворный, дипломат, тайный агент — был членом парламента (с 1553 по 1584 год) и сменил несколько должностей на государственной службе. Как и его зять, Киллигрю получил хорошее образование, он любил музыку, живопись, античную литературу. Как и сэр Невилл, он свободно говорил по-итальянски и по-французски1. Дипломатическая карьера Киллигрю началась еще до вступления на престол королевы Елизаветы и продолжалась все ее правление. В 1572—1575 годах он был послом в Шотландии (тогда это была независимая страна). Незадолго перед тем, в самом начале семидесятых, его послали с дипломатической миссией во Францию, где он стал свидетелем Варфоломеевской ночи и избиения гугенотов2. Непоколебимый протестант, он какое-то время исполнял обязанности военного советника графа Эссекса в Нидерландах. До глубокой старости сэр Генри Киллигрю был советником королевы по международным делам; в 1591 году Елизавета послала его с дипломатическим поручением во Францию3. Киллигрю на протяжении всей своей карьеры пользовался расположением королевы и неоднократно получал выгодные посты — к примеру, кассира казначейства.

Киллигрю удачно женился. Брак сделал его родственником лорда Бёрли и сэра Николаса Бэкона, отца Фрэнсиса Бэкона. Его первая жена (теща Невилла), Кэтрин Кук (ум. 1583), была одной из четырех знаменитых своей ученостью дочерей сэра Энтони Кука. Одна из них вышла замуж за сэра Уильяма Сесила, впоследствии лорда Бёрли, вторая за Николаса Бэкона, третья за сэра Томаса Хоби, переводчика трактата Кастильоне «Придворный», который, возможно, послужил одним из источников некоторых шекспировских пьес. После смерти Хоби его вдова стала женой второго графа Бедфорда. О Кэтрин Кук Киллигрю известно, что она знала латынь, греческий и древнееврейский, несколько ее переводов были опубликованы4. Второй женой Генри Киллигрю была Джейл де Пейн, происходившая из семьи французских гугенотов. Она тоже знала несколько языков, а поселившись в Лондоне, прекрасно выучила английский и держала для друзей литературный салон в фамильном особняке Киллигрю в Лотбери. В этом доме наш Невилл и его жена Энн проводили большую часть года на протяжении двух третей их совместной жизни. Скорее всего, молодой Невилл, приезжая в Лондон с намерением посетить театры, останавливался именно здесь, хотя, конечно, богатому родичу Грешемов было нетрудно найти пристанище в Лондоне. Согласно утверждению одного современного историка, Киллигрю «был с Невиллом в добрых отношениях», но после восстания

Эссекса (1601) эти отношения прервались5. Жена родила сэру Генри Невиллу пятерых сыновей и шесть дочерей; почти все они дожили до взрослых лет, их потомки здравствуют и поныне.

Таким образом, начиная с середины восьмидесятых годов дом Невиллов был полон детворы. И хотя есть все основания полагать, что сэр Невилл был любящим мужем и отцом (хотя следует учитывать, что сюжеты некоторых пьес, например «Короля Лира», могли быть почерпнуты из собственного семейного опыта), думается, он частенько желал отдохнуть от растущего семейства. В то время еще не было закрытых школ-пансионов для мальчиков, и логично предположить, что писание пьес стало для Невилла своеобразным уходом от действительности, хотя, несомненно, это далеко не единственная побудительная причина для творчества.

Внешне сэр Генри был красивым, рыжеволосым, розовощеким; на сохранившихся портретах у него серьезное, умное лицо. На одном из них он изображен с огромным плоеным воротником на плечах — такие носили в елизаветинскую эпоху только самые знатные вельможи. Пожалуй, наиболее заметной чертой его внешности была склонность к полноте, так что к 1601 году стройным его уже нельзя было назвать. Наверное, Невилл все-таки походил на Генриха VIII, но, пожалуй, был не столь грузен. Фальстаф — его подобие, его альтер-эго (среди многих других образов); похоже, что этим именем его называли близкие друзья — такие, как Саутгемптон. Невилла мучила подагра и хронический артрит, что в конце концов привело к хромоте. Жаловался он и на глухоту; по-видимому, это был наследственный изъян.

Примечания

1. См. статью: Sir Henry Killigrew (c. 1525—1603), diplomat // Oxford Dictionary of National Biography (далее — ODNB); см. также статью: Sir Henry Killigrew (c. 1528—1603) // Hasler P.W. Op. cit. Vol. 2. Pp. 394—395. О датах женитьбы Невилла см.: Duncan O.L. Op. cit. P. 74.; правда, точность этих дат вызывает сомнение. Существует биография Киллигрю, который, возможно, учился в Кембридже, но окончил учение, не получив степени (см.: Miller A.C. Sir Henry Killigrew: Elizabethan Soldier and Diplomat. Leicester, 1963).

2. См.: Duncan O.L. Op. cit. P. 74.

3. См.: Hasler P.W. Op. cit. Vol. 2. P. 394.

4. См.: Miller A.C. Op. cit. P. 97.

5. См. статью: Sir Henry Killigrew (c. 1525—1603) // ODNB. В своем завещании Киллигрю не упомянул ни Невилла, ни его жену — видимо, потому, что не мог простить своему зятю участия в восстании Эссекса. От второй жены, на которой он женился в 1590 году, у него были три сына и дочь.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница