Рекомендуем

Зимние комбинезоны и одежда для собак dog-butik.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Манускрипты пьес

Мы подошли к центральному и самому сложному вопросу истории изданий Шекспира: с каких текстов набирали пьесы при печатании кварто и фолио?

За исключением приведенных полутораста строк, рукописи Шекспира не сохранились. Значит, нужно посредством разных материалов восстановить предположительно, что представляла собой рукопись, сдававшаяся издателями в набор.

Материалом первостепенной важности являются сохранившиеся рукописи 25 пьес современников Шекспира. Среди них несколько манускриптов произведений таких значительных писателей английского Возрождения, как Томас Хейвуд, Джон Флетчер, Филипп Мессинджер, Джеймс Шерли. Эти рукописи разделяются на три группы. Из них авторские рукописи: «Пленники» и «Проделки Юпитера» Томаса Хейвуда, «Верьте, если хотите» Ф. Мессинджера, «Дик из Девоншира» неизвестного автора, «Джон из Кента» Э. Манди и еще некоторые. Большая часть — театральные манускрипты, служившие для постановки и находившиеся у суфлера. Четыре пьесы сохранились в рукописях, специально предназначенных для чтения (поскольку эти пьесы еще не были напечатаны). Среди них «Шахматная партия» Томаса Мидлтона. Пьеса была запрещена по политическим причинам (она осмеивала испанцев и мешала налаживать дипломатические отношения с Испанией, о чем начало заботиться правительство). Сохранилось шесть списков этой пьесы. На одном — посвящение, написанное рукой автора, которого, кстати сказать, вызывали для объяснений в «Тайный совет» короля. Списки для чтения интересны лишь в той степени, в какой они отражают два главных типа рукописей: авторские и театральные.

Изучение рукописей показало, что эти два вида рукописей имели свои особенности. Но прежде, чем мы к ним обратимся, надо заметить, что в некоторых случаях существовали два типа авторской рукописи: черновик и чистовик. Об этом узнали из писем драматурга Роберта Даборна театральному антрепренеру Филиппу Хенсло. Хенсло дал аванс под пьесу. Даборн сдавал ее по мере написания отдельных актов. Один раз посыльный пришел к нему, а Даборн не был готов. В записке он извещал Хенсло, что не успел сделать чистовой экземпляр (fair сору) и поэтому посылает черновой (foul papers). Эти два обозначения приняты теперь как термины для определения вида рукописей пьес эпохи Шекспира. Черновая рукопись отнюдь не была грязной и неудобочитаемой. Просто на ней оставались следы поправок.

Если авторская рукопись была достаточно ясной, то на ней делались все пометки, необходимые для ведения спектакля. Эти пометки делал хранитель рукописей (book-keeper). Он исполнял в театре по меньшей мере три функции (кроме хранения рукописей, представлявших немалую ценность для театра): готовил «режиссерский» экземпляр пьесы со всеми необходимыми указаниями о том, кто находится на сцене и т. п.; во время спектакля он следил за своевременным выходом актеров на сцену и, наконец, подсказывал им, когда они забывали текст. Режиссером мы его не назовем, потому что игры актеров он не касался (этим занимался сам автор, объяснявший, как ему мыслилось исполнение той или иной сцены). Я буду называть его суфлером, хотя его функции в труппе отличались большим многообразием. Он был, пользуясь современным театральным термином, помощником режиссера, ведущим спектакль.

Приводя рукопись автора в надлежащий вид, он иногда делал необходимые пометы прямо на ней. В иных случаях, и это бывало часто, авторский текст отдавали писцу, чтобы он приготовил беловой экземпляр.

Театральный манускрипт иногда несколько меняли. То его сокращали для того, чтобы спектакль уложился в определенное время, то, наоборот, дополняли.

Чистовой экземпляр, подготовленный для спектакля, отдавали цензору. Его изъятия из текста иногда сохранялись в рукописях, в зачеркнутом виде, естественно. Иногда текст переписывался, как мы это видели по пьесе о Томасе Море.

Когда появились печатные тексты пьес, театры иногда превращали их в сценический вариант, внося необходимые указания. Тексты кварто Шекспира иногда использовались труппой при возобновлении старых пьес, причем в них вносилась даже авторская правка. Некоторые сокращения сделаны настолько продуманно, что можно предположить здесь работу автора.

Рассмотрим теперь более подробно, что представляли собой авторская рукопись и театральный экземпляр пьесы. Заметим, что различия не касались, как правило, содержания речей актеров. Тут автор был, что называется, полным хозяином. Но детали представления были совместным делом автора и театра. В ремарках, определяющих сценическое действие и ход спектакля, больше всего обнаруживаются различия между авторским текстом и театральным манускриптом, по которому шел спектакль.

Драматурги XVI—XVII вв. были тесно связаны с театрами, знали технику сцены, а некоторые, как, например, Шекспир, сами играли в пьесах и знали актерское ремесло.

Создавая пьесу, Шекспир мысленным взором заранее видел ее исполнение на сцене. Своими ремарками он помогал актерам понять, как играть его произведение. Он вставлял указания, которые не были необходимы для действия, но объясняли значение того или иного персонажа. Именно от автора исходят ремарки в тексте, поясняющие, что представляет собой данное действующее лицо. В этом была нужда, так как в начале текста список действующих лиц обычно не давался.

Примеры авторских ремарок такого рода в пьесах Шекспира: «Комедия ошибок»: «Входят Адриана, жена Антифола Эфесского, и Люциана, ее сестра» (II, 1, 1)1. «Входят Антифол Эфесский, его слуга Дромио, ювелир Анджело и купец Балтазар». (III, 1, 1). «Много шума из ничего»: «Входят губернатор Мессины Леонато, его жена Инноген, его дочь Геро, его племянница Беатриче и вестник» (I, 1, 1). Такие пояснения в современных изданиях сокращены, так как они включаются в список действующих лиц.

Некоторые авторские ремарки объясняют функцию персонажей в данной сцене. «Генри VI», ч. 3: «Входят три Стражника охранять шатер Короля» (IV, 3, 1). «Тимон Афинский»: «Входит Воин, ищущий в лесу Тимона» (V, 3, 1). «Ричард III»: «Входит сэр Ричард Рэтклиф... ведя на казнь вельмож» (III, 3, 1).

Автор не всегда мог предвидеть количество статистов в труппе. Поэтому его ремарки бывали подчас несколько неопределенными. «Ромео и Джульетта»: «Входят три или четыре горожанина с дубинами и копьями» (I, 1, 80). «Входят Ромео, Меркуцио, Бенволио, с ними пять или шесть других в масках, факелоносцы» (I, 4, 1). «Генри VI», ч. 2: «Входят Кэд, мясник Дик, ткач Смит и пильщик с некоторым количеством приспешников» (IV, 2, 33). В труппе затем определяли точно, сколько статистов должно выйти на сцену, и суфлер вносил в рукопись число их. Но он не всегда был внимателен и местами сохранялись такие неясные авторские пометки.

Кое-где в печатных текстах остались следы ремарок, в которых автор давал режиссерские указания актерам. «Комедия ошибок»: «Входят трое или четверо и хотят связать его (Антифола Эфесского), но он дерется» (IV, 4, 109). Там же: «Все уходят2, убегая как можно быстрее, в страхе» (IV, 4, 149).

Ремарки суфлера имеют одну особенность: часто они ставятся не в том месте текста, к которому относятся, а на несколько строк выше; это давало возможность предупредить актера о предстоящем выходе на сцену, напомнить, что из реквизита надо приготовить для выноса на сцену. В сохранившихся рукописях много таких указаний. В печатных текстах пьес Шекспира подобных пометок не осталось. Но в изданиях пьес Бомонта и Флетчера можно увидеть ремарки такого рода, в частности, в «Испанском священнике».

В ремарках часто указывается наряд актера, особенно если он переодевается в чужое платье (женщины — в мужское), отмечается необходимый реквизит, иногда внешний вид персонажа — Гортензио «с проломанной головой» после визита к Катарине в «Укрощении строптивой»; Кориолан, «истекающий кровью» (I, 4, 52). Было бы долго перечислять все остальные виды ремарок. Достаточно сказать, что театральный манускрипт оснащался множеством указаний о деталях игры актеров и действия, происходящего на сцене.

Авторский экземпляр отражал процесс написания пьесы. Там, где мы находим повторы текста, начало речи, не имеющей продолжения, обозначение действующих лиц разными именами, пояснительные ремарки, — там чувствуется близость печатного текста к авторской рукописи. Там, где рукопись более упорядочена и даются точные указания, мы приближаемся к театральному манускрипту.

В некоторых печатных текстах перед репликой иногда стоит не имя действующего лица, а имя актера, игравшего данную роль. Это могло быть следствием двух разных причин. Если вместо имени третьестепенного персонажа появилось имя актера, чаще всего это знак, что суфлер пометил для себя, кого следует вызвать на сцену. Основных актеров труппы, которые работали годами, ему не было нужды помечать их собственными именами.

Но бывало и так, что сам Шекспир, задумывая образ, имел в виду определенного актера труппы. Так, в печатном издании «Ромео и Джульетты» вместо слуги Капулетти Питера стоит в одном месте «Кемп», т. е. Уильям Кемп — главный комик труппы во второй половине 1590-х гг. А в «Много шума из ничего» вместо стражников Кизила и Булавы (в старых переводах — Кисель и Клюква) названы тот же Кемп и другой комик труппы — Каули.

Впрочем, Грег всегда считает имена актеров в тексте признаком помет суфлера. Так или иначе, такие «опечатки» дают нам возможность убедиться в том, что пьесы Шекспира часто печатались с экземпляра, служившего текстом для спектакля.

Подобные тонкости дают повод для разных умозаключений, что и наблюдается в трудах шекспироведов, спорящих о том, с какой рукописи напечатана та или иная пьеса Шекспира. Дело еще усложняется тем, что некоторые театральные манускрипты несут на себе печать перемен, происходивших за время сценической жизни пьесы. Производились сокращения, вписывались новые строки, словом, некоторые рукописи имели два-три наслоения текста, — конечно, не по всей пьесе, а лишь в некоторых частях ее.

Один из авторитетнейших современных текстологов Фредсон Бауэре, подведя итоги последних исследований, определил разновидности текстов, с которых могли набирать пьесы Шекспира: 1) «черновая» авторская рукопись, 2) беловой экземпляр, переписанный самим драматургом или театральным писцом, 3) авторская рукопись или беловая копия ее, размеченная суфлером для подготовки сценического варианта, 4) список пьесы, сделанный для чтения, основанный на черновой или беловой авторской рукописи, либо на сценическом варианте, 5) сценический текст, по которому играли пьесу, 6) сценический текст, переписанный набело писцом, 7) первопечатный текст кварто, без поправок, 8) печатное издание с поправками издателя или редактора, но не просмотренное автором, 9) кварто, в печатный текст которого внес поправки сам автор, 10) раннее издание пьесы, с поправками, внесенными из рукописи — либо авторской, либо из сценического варианта, 11) печатное издание, служившее актерам сценическим вариантом, в которое были внесены необходимые театральные указания, 12) последняя возможность: переписанный писцом сценический вариант.

Иногда между этими типами текста грани можно провести лишь условно, тем более, что определение принадлежности печатного текста к тому или иному типу является предположительным. Но при всей гипотетичности построений ученых, все же они помогают понять особенности тех текстов, которые дошли до нас.

Примечания

1. Ремарки приводятся по кварто и фолио. Указание на акт и сцену — по современным нам изданиям.

2. В театре эпохи Шекспира занавеса не было. Выход актеров на подмостки обозначался английским словом Enter — входит, входят; уход всех участников данного эпизода означал конец сцены. В тексте ставилось латинское слово Exit — уходит или Exeunt — уходят.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница