Рекомендуем

• По желанию клиента апдейты яндекса недорого по низким ценам.

Счетчики






Яндекс.Метрика

28. Гибель Гамлета — это смерть Христа на кресте

• В КОНЦЕ ТРАГЕДИИ КОРОЛЕВА ГЕРТРУДА ПАДАЕТ МЕРТВОЙ РЯДОМ С ГАМЛЕТОМ, А МАРИЯ БОГОРОДИЦА ПАДАЕТ В ОБМОРОК НА ЗЕМЛЮ РЯДОМ С ХРИСТОМ. — По Шекспиру, королева, мать Гамлета, случайно выпивает отравленное вино, приготовленное королем для принца, и через короткое время падает мертвой: «О, милый Гамлет! Питье, питье... Оно отравлено! (Умирает)», с. 143. Причем происходит это в тот момент, когда ее сын уже получил смертельное ранение и вот-вот погибнет. Так что королева падает на землю буквально рядом со своим погибающим сыном. Есть ли похожий эпизод в Евангелиях? В буквальном виде нет, поскольку Мария Богородица не умерла во время казни Иисуса на Голгофе, хотя и стояла рядом с крестом. Однако параллель между Евангелиями и Шекспиром в этом месте все-таки имеется, причем заметная.

Вспомним наш анализ известного индийского Эпоса Махабхарата, в одной из глав которого, как оказывается, описано восхождение Христа, названного здесь Юдхиштхирой, на гору Меру (от слова «умер»), то есть гору смерти, Голгофу. Так вот, по мнению арийских летописцев, спутница Юдхиштхиры — царевна Драупади-Кришни, дубликат Марии Богородицы, падает мертвой на землю. Это вызывает смятение у окружающих и они сообщают об этом Христу-Юдхиштхире. Но тот ничего не может поделать. Очень интересно, что ПАДАЮЩАЯ НА ЗЕМЛЮ МАРИЯ часто изображалась и на старинных христианских картинах в сцене распятия Христа, рядом с крестом. Мы привели такие изображения в книге «Казаки-арии: из Руси в Индию». Напомним некоторые из них — см. рис. 2.58, рис. 2.59.

Рис. 2.58. Мария (Гертруда), падающая на землю у распятия Христа (Гамлета). Ретабло Святого Петра. Мастер Кастельсардо. Упоминается в Сардинии якобы между 1492 и 1500 годами. Взято из [16:1], с. 374

Таким образом, на страницах Шекспира здесь фактически описана христианская иконописная сцена распятия Христа, когда его мать, потрясенная происходящим, падает в обморок на землю рядом с крестом, на котором распят ее Сын. Именно так изображали этот сюжет некоторые старинные художники. Получается, что перед глазами гениального поэта как бы стояла одна из таких «евангельских картин».

Кроме того, в данной главе мы уже отмечали, что смерть королевы Гертруды является отражением христианской точки зрения, что «семь мечей, пронзили сердце Пресвятой Богородицы», рис. 2.37. Причем — «из-за Христа». Так что все сходится.

Рис. 2.59. Мария (Гертруда), падающая на землю у распятия Христа (Гамлета). Снятие с креста. Вейден, Рогир ван дер (Weyden, Rogier van der). Якобы около 1435 года. Взято из [981:1], с. 950

• ХРИСТОС-ГАМЛЕТ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ОБРАЩАЕТСЯ К МАТЕРИ И СВОЕМУ УЧЕНИКУ-ДРУГУ. — В Евангелии от Иоанна сказано, что перед смертью Иисус обратился с креста к матери и своему ученику Иоанну, стоявшему рядом. Говорится следующее: «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, ГОВОРИТ МАТЕРИ СВОЕЙ: Жено! се, сын Твой. ПОТОМ ГОВОРИТ УЧЕНИКУ: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Иоанн 19:25—27). См. рис. 2.60, рис. 2.61.

Отражением этого у Шекспира является следующая сцена. Перед смертью принц обращается к своему другу Горацио, стоящему рядом, и к королеве (находящейся при смерти или только что умершей): «Горацио, я умираю. Царица бедная, прощай. Вы бледны; дрожа, глядите вы на катастрофу... Горацио, ты остаешься жив, ты обо мне и о моих поступках расскажешь тем, кто знать их пожелает... И пострадай еще в ничтожном мире, чтобы повесть рассказать мою», с. 143.

Рис. 2.60. Распятие. Справа — апостол Иоанн, евангелист. Слева стоит Мария Богоматерь. Справа внизу, недалеко от основания креста, — череп Адама. Бассано Якопо (Bassano, Jacopo), якобы около 1517—1592. Взято из [981:1], с. 62

Таким образом, Христос-Гамлет перед смертью обращается к своему ученику-другу Иоанну-Горацио. В обеих версиях он упоминает мать, то есть Марию = Гертруду.

Далее, Гамлет просит Горацио рассказать людям правду о происшедших событиях. Это хорошо соответствует тому, что апостол Иоанн — один из четырех евангелистов, описавших для потомства жизнь Иисуса. Причем Иоанн был любимым учеником Христа, что опять-таки согласуется с тем, что Горацио — ближайший и любимый друг Гамлета.

Рис. 2.61. Распятие. Слева от распятого Иисуса (Гамлета) стоят Мария Богородица (королева Гертруда) и евангелист Иоанн (Горацио). Кранах, Лукас Старший (Cranach, Lucas d.Ä.). Якобы 1503 год. Взято из [981:1], с. 242

• ГАМЛЕТ СРАЖЕН УДАРОМ ШПАГИ. ХРИСТУ БЫЛ НАНЕСЕН УДАР КОПЬЕМ. — В поединке с Лаэртом, принц получает удар рапирой, после чего вскоре умирает. Из Евангелий мы знаем, что Христос получил копьем удар в бок: «Один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Иоанн 19:34). Этот удар копьем часто изображался на старинных картинах и иконах. См. цветную вкладку.

• ОТРАВЛЕННОЕ ПИТЬЕ ДЛЯ ГАМЛЕТА И СМАЗАННАЯ ЯДОМ ШПАГА. А В ЕВАНГЕЛИЯХ — ГУБКА С УКСУСОМ ДЛЯ ХРИСТА. — Согласно Шекспиру, Гамлету был предназначен отравленный кубок. Правда, принц не успел выпить вино с ядом, однако тут же получил удар отравленной шпагой. Так или иначе, но Гамлету «был дан яд». И яд действительно БЫЛ ВЫПИТ, но не Гамлетом, а королевой. После чего быстро последовала ее смерть. И сразу же за этим — гибель принца.

Что отвечает этому в Евангелиях? Долго искать не надо. Речь идет об известном сюжете: «Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его. Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Иоанн 19:28—30).

Евангелист Лука: «Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус» (Лука 23:36).

Рис. 2.62. Смерть Клеопатры. Картина немецкого художника Макарта (Hans Makart, 1840—1884). Взято из [971], т. 4, вклейка между с. 294—295

Евангелист Марк: «А один побежал, наполнил губку уксусом И, НАЛОЖИВ НА ТРОСТЬ, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его. Иисус же, возгласив громко, испустил дух» (Марк 15:36—37).

Евангелист Матфей: «И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить» (Матфей 27:48).

Таким образом, один из воинов наложил на КОНЕЦ КОПЬЯ губку с уксусом и напоил Иисуса, после чего тот умер. Более того, в Евангелии от Никодима (сегодня считаемом апокрифическим) сказано, что воины «предлагали Ему напиток из ОЦЕТА И ЖЕЛЧИ» [307], с. 187. То есть речь шла об очень неприятном напитке. И опять-таки этот сюжет неоднократно изображался на старинных картинах и иконах. Мы уже приводили многие такие изображения.

На страницах Шекспира эта сцена преломилась так: Лаэрт намазал КОНЕЦ ШПАГИ ядом и нанес удар Гамлету. Под пером поэта евангельское копье превратилось в рапиру, а неприятный уксус («оцет и желчь») — в смертельный яд.

Кроме того, по Евангелиям, Иисус СТРАДАЛ ОТ ЖАЖДЫ И ПОПРОСИЛ ПИТЬ. В ответ ему и подали губку с уксусом (оцетом и желчью). А у Шекспира эта сцена отразилась еще и так. Король Клавдий сам предлагает Гамлету кубок с отравленным вином, чтобы разгоряченный боем принц УТОЛИЛ ЖАЖДУ. Тот отказался, но все равно «получил яд» при ударе отравленной шпагой. Итак, в обеих версиях звучит мотив жажды.

• УКУС ЗМЕИ-ИУДЫ, ГИБЕЛЬ ОТ ЯДА, ХРИСТОС-ГАМЛЕТ И КЛЕОПАТРА. — В предыдущих наших публикациях мы обнаружили, что поцелуй Иуды Искариота некоторые авторы ассоциировали с укусом ядовитой змеи. Эту тему мы подробно анализируем в книге «Начало Ордынской Руси». Змея-Иуда, кусающий Христа и наносящий ему удар в правый бок, описан в так называемых апокрифических Евангелиях. См., например, «Евангелие Детства» [307].

Далее, смерть «античной» Клеопатры от укуса змеи и смерть русского князя Олега, ужаленного змеей, тоже, оказывается, являются частичными отражениями все той же истории злобного Иуды Искариота, «кусающего» (целующего) Иисуса. Образ змеи, которую Клеопатра прикладывает к груди (а та ее жалит), рис. 2.62, связан с евангельским образом Иуды-предателя, которого Христос как бы пригрел у себя на груди, сделал своим апостолом. А тот ужалил, предал своего учителя. До сих пор в русском языке существует выражение: «пригрел змею у себя на груди».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что и на страницах Шекспира, описывающего, как мы видим, историю Христа-Гамлета, всплывает тот же сюжет: смерть главного героя от «ядовитого укуса» — не то от укола отравленной рапирой, не то от отравленного питья. При этом «ядовитый укус» наносит Лаэрт, уже отождествившийся у нас с Иудой Искариотом.