Рекомендуем

Вскрытие замка гардиан dvernoydoktor.ru/zamki-dvernye/gardian.

• Заказать козырек на дверь в Киеве, цена ниже среднего

Масляные духи с феромонами оптом

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Космос «Гамлета»

Трагедия Шекспира всеобъемлюща и в другом смысле. Она включает в себя весь мир, видимый и невидимый, масштаб ее поистине космический. Действие начинается с появления выходца с того света. Мы увидим потом, что Гамлет склонен сомневаться в традиционном миропонимании. Мысли Гамлета неоднократно обращаются к тому, что ожидает человека после ухода из жизни. В частности, об этом ясно говорится в монологе «Быть иль не быть».

Но, повторим, это только фон, хотя без него нет мира, представленного в трагедии. Действие происходит в мире земном.

Шекспир создал концентрированную картину целого государства. Действующие лица трагедии — это представители всей нации, всех ее сословий. Мы видим вершину государства — короля, королеву, наследного принца, министра, послов, приближенных царского двора. Есть среди действующих лиц ученые люди — тот же принц и три его сверстника по университету — Горацио, Розенкранц и Гильденстерн. В действии участвует несколько дворян более низкого положения; надо полагать, что Бернардо и Марцелл не просто королевские стражники, а рыцари. Есть и представитель духовенства— священник, совершающий обряд при погребении Офелии. Простой люд представлен матросами, доставляющими ко двору письмо Гамлета, и могильщиками. Наконец, есть в трагедии коллективный персонаж — народ. Это он, поддерживая Лаэрта, штурмует дворец, — факт, который мы еще обсудим потом.

Главные события происходят в двух семьях — в царствующей семье и в семье министра Полония, но «Гамлет» не семейная трагедия. Действие недаром разворачивается на фоне всего государства. От судеб тех, кто находится на вершине власти, зависит жизнь всей страны и народа. Это придает драматическим обстоятельствам частного характера масштабность и обобщенность государственной трагедии.

Хотя к трагедии причастны потусторонние силы, они никогда не играют у Шекспира решающей роли, не влияют на ход действия трагедии, как то было в Древней Греции, где судьбы героев трагического действа определялись волей богов, постоянно вмешивавшихся в земную жизнь.

Как возникает действие, в «Гамлете» ясно видно. Не воля Призрака, пришедшего с того света, является источником и началом трагедии. Вполне человеческие страсти — жажда власти Клавдия и, возможно, его любовь к Гертруде. (Говорю, «возможно», ибо нам еще предстоит решить, чувство ли побудило Клавдия жениться на вдове брата или политический расчет.) Точно так же в «Макбете» не вещие жены толкают героя убить короля, а человеческое честолюбие. Роль Призрака в трагедии в том, что он раскрывает Гамлету тайну преступления Клавдия и призывает принца отомстить убийце. Но узнай Гамлет тайну смерти отца каким-нибудь иным образом, он также взял бы на себя задачу мести и потому, что это диктовалось нравственным обычаем того времени, и в силу любви к отцу и инстинктивной ненависти к Клавдию.

Борьба между Клавдием и Гамлетом имеет в своей основе личные чувства и страсти. Клавдий одержим эгоистическими стремлениями. Ради этого он пошел даже на преступление. В отличие от него Гамлет чужд своекорыстия. Хотя он и замечает, что Клавдий обошел его права на трон — «стал меж избраньем и моей надеждой» (V, 2, 65), он не жаждет власти. Когда Розенкранц в ответ на слова, что «Дания — тюрьма», высказывает предположение: «Это ваше честолюбие делает ее тюрьмой» (II, 2, 258—259), принц отвечает: «О боже, я бы мог замкнуться в ореховой скорлупе и считать себя царем бесконечного пространства» (II, 2, 260—261). Гамлет не хитрит, он говорит правду.

Различие между Клавдием и Гамлетом нравственное. Яснее всего это проявляется в отношении каждого к другим людям. Для Клавдия чужая жизнь — пустяк. Скорбь Гамлета ему кажется чуть ли не нарушением закона природы:

Но и отец твои потерял отца;
Тот — своего; и переживший призван
Сыновней верностью на некий срок
К надгробной скорби; но являть упорство
В строптивом горе будет нечестивым
Упрямством; так не сетует мужчина;
То признак воли, непокорной небу,
Души нестойкой, буйного ума,
Худого и немудрого рассудка.
        I, 2, 89—97

Сравним это с глубоким горем, удручающим Гамлета, и станет ясной противоположность взглядов — не только чувств — короля и принца. Конфликт между Гамлетом и Клавдием — это столкновение различных жизненных принципов. У Шекспира всегда за борьбой личных интересов оказывается нечто большее — столкновение мировоззрений. Вот что придает философское значение «Гамлету» и другим трагедиям Шекспира.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница