Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Упущенная возможность и неверный удар

«Мышеловка» — кульминация трагедии. Гамлет добивался верного доказательства вины Клавдия и получил его. Король все время пытался узнать причину странного поведения Гамлета и во время представления понял: Гамлет знает, кто убийца его отца.

Заметим одну важную особенность второго и третьего актов. Никто из действующих лиц, за исключением Горацио, не знает тайны, которую поведал принцу Призрак. Зрители и читатели осведомлены о ней. Они склонны поэтому забывать, что у Гамлета есть тайна и что все его поведение обусловлено стремлением получить подтверждение слов Призрака. Единственный, кто озабочен поведением Гамлета по-настоящему, — Клавдий. Он хотел бы поверить Полонию, что Гамлет лишился рассудка из-за того, что Офелия отвергла его любовь. Но во время свидания он мог убедиться, что не Офелия изгнала его из своего сердца, а Гамлет отрекся от любимой девушки. Он расслышал странную угрозу принца: «у нас не будет больше браков; те, кто уже в браке, все, кроме одного, будут жить...» (III, 1, 153—156). Тогда Клавдий не мог еще знать, что она означает, — может быть, всего лишь недовольство поспешным браком матери. Теперь противники знают друг о друге главное.

Клавдий сразу принимает решение. Он, вначале удерживавший принца около себя, чтобы легче было следить за ним, теперь решает отправить его в Англию. Мы еще не знаем всего коварства плана Клавдия, но видим, что он боится держать принца вблизи. Для этого, как станет ясно очень скоро, у короля есть основания.

Теперь, когда Гамлет знает о его преступлении, ничто не может остановить его мести. И случай, казалось бы, подвертывается. Идя к матери, Гамлет оказывается один на один с королем, пытающимся отмолить свой грех. Гамлет входит, и его первая мысль:

Теперь свершить бы все...
        III, 3, 73

Но рука принца останавливается: Клавдий молится, его душа обращена к небу, и, если его убить, она взойдет на небо. Это — не месть. Не такого возмездия жаждет Гамлет:

    ...буду ль я отмщен,
Сразив его в душевном очищенье,
Когда он в путь снаряжен и готов?
Нет.
        III, 3, 80—86

Многие критики считают слова Гамлета отговоркой. Ему, дескать, вообще противно убивать. Но те, кто рисует в своем воображении идеального принца, неспособного к действию, не внимательны к тексту и фабуле трагедии. Как известно, по законам шекспировской драмы, словам героя надо верить. Гамлет не кривит душой, не обманывает себя и нас, когда говорит, что убить молящегося Клавдия — значит отправить его на небо. Вспомним сказанное выше об этике мести. Гамлет видел Призрака-отца, который мучается, потому что умер без надлежащего покаяния, Клавдию Гамлет хочет отомстить так, чтобы он в загробном мире вечно корчился от мук. Вслушаемся в речь героя. Разве в ней слышится малейший отголосок душевной слабости?

Назад, мои меч, узнай страшней обхват;
Когда он будет пьян, или во гневе.
Иль в кровосмесных наслажденьях ложа;
В кощунстве, за игрой, за чем-нибудь,
В чем нет добра. — Тогда его сшиби.
Так, чтобы пятками брыкнул он в небо
И чтоб душа была черна, как ад,
Куда она отправится.
        III, 3, 88—94

И можно ли сомневаться в решимости героя, когда он заключает эту речь: «Мать ждет, — То лишь отсрочку врач тебе дает» (III, 3, 95—96).

Гамлет жаждет действенной мести — отправить Клавдия в ад на вечные муки.

Когда в следующей сцене Гертруда, опасаясь угрожающих слов Гамлета, вскрикивает, прося о помощи, из-за занавеса раздается крик. Гамлет, не раздумывая, пронзает это место мечом. Он думает, что его разговор с матерью подслушивал король — и вот подходящий момент, чтоб сразить его. Гамлет с сожалением убеждается в своей ошибке — то был всего-навсего лишь Полоний, «жалкий, суетливый шут» (III, 4, 31).

Нет сомнений, что Гамлет метил именно в Клавдия. Когда за занавесом падает тело, принц спрашивает мать: «это был король?» (III, 4, 26). Увидев тело Полония, Гамлет признается: «Я метил в высшего» (III, 4, 32). Удар Гамлета не только не попал в цель, он дал Клавдию ясно понять намерения принца. «Так было бы и с нами, будь мы там», — говорит король, узнав о гибели Полония (IV, 1, 12).

Таким образом, нет оснований сомневаться в решимости Гамлета. Он не похож на расслабленного человека, утратившего всякую способность к действию. Но это отнюдь не означает, что герой озабочен лишь одной целью — сразить своего обидчика. Весь разговор Гамлета с матерью с несомненностью показывает ожесточение принца, видящего, что зло захватило и душу такого дорогого для него человека, как его мать.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница