Рекомендуем

Видео Приколы и юмор Уральские пельмени 2017 Скачать

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Многоплановость действия

Посмотрим теперь, как связаны главные персонажи с действием трагедии в целом.

Шекспир был мастером многоплановой композиции, при которой пьеса имеет несколько самостоятельных линий действия, перекрещивающихся между собой.

В центре трагедии королевская семья: Клавдий, Гертруда, Гамлет и витающий над всем действием Призрак убитого короля. Рядом — семья королевского министра Полония: он, его сын и дочь. Третью линию действия образует история норвежской королевской династии; о ней больше говорится и в действии непосредственно участвует лишь принц Фортинбрас, тогда как покойный отец его и здравствующий дядя только упоминаются.

Уже с самого начала Шекспир различными штрихами начинает связывать между собой разные линии действия. Из рассказа Горацио в первой сцене мы узнаем, что отец Фортинбраса вызвал на поединок отца Гамлета и, проиграв, вынужден был отдать свои земли датской короне. Теперь Дания опасается, как бы Фортинбрас не вздумал силой отнять то, что потерял его отец.

Во второй сцене Клавдий первым делом отправляет послов к норвежскому королю, чтобы тот пресек замыслы Фортинбраса. Покончив с государственными делами, он принимается выслушивать просьбы приближенных, и его первое слово обращено к Лаэрту. Он удовлетворяет просьбу отпустить его во Францию не раньше, чем спросив, что думает об этом Полоний. К Полонию король явно благоволит, ибо, как мы можем догадаться, когда престол неожиданно оказался вакантным, министр, по-видимому, содействовал избранию Клавдия на трон.

В третьей сцене мы узнаем, что Гамлет оказывает внимание дочери Полония, причем брат советует, а отец приказывает ей прервать отношения с принцем.

Так уже в первых трех сценах первого акта Шекспир сплел три основные линии действия.

Дальше взаимоотношения между королевской семьей и семьей министра приобретают все более драматический характер. Полоний помогает королю в борьбе против Гамлета, к этому привлекают и ничего не подозревающую Офелию. Гамлет убивает Полония. Офелия сходит после этого с ума. Из Франции возвращается Лаэрт, чтобы мстить за отца. У раскрытой могилы Офелии происходит первое столкновение Гамлета и Лаэрта, затем король вступает в сговор с Лаэртом, чтобы убить принца.

Сплетение судеб этих двух семей проходит через всю трагедию.

А какое отношение к фабуле трагедии имеет Фортинбрас? После того как норвежский король отговаривает его от нападения на Данию, Фортинбрас идет походом на Польшу. Для этого ему нужно пройти через датскую территорию, на что он получает разрешение. В важный момент действия (IV, 4) оба принца чуть не сталкиваются лицом к лицу. Пример Фортинбраса, активного в борьбе за свои интересы, имеет большое моральное значение для Гамлета.

Возвращаясь из польского похода, Фортинбрас видит полную гибель всей датской династии. По феодальному праву, поскольку земли, принадлежавшие его отцу, входят в датские владения, он оказывается единственным законным претендентом на корону Дании, и она, как мы догадываемся, перейдет к нему.

Фон трагедии, реальную почву ее действия образует переплетение судеб трех семей, причем личные отношения сочетаются и с большими политическими интересами. В известном смысле можно сказать, что государственно-политическим центром событий трагедии является вопрос о престоле Дании: Клавдий узурпировал его, лишив Гамлета права наследовать отцу, оба погибают, оставляя корону норвежскому принцу.

Уже сказано, что трагедия раскрывает в ходе действия взаимоотношения между всеми главными персонажами: Гамлет — Клавдий, Гамлет — королева, Гамлет — Офелия, Гамлет — Полоний, Гамлет — Лаэрт, Гамлет — Горацио, Гамлет — Фортинбрас, Гамлет — Розенкранц и Гильденстерн; Клавдий — Гертруда, Клавдий — Полоний, Клавдий — Розенкранц и Гильденстерн, Клавдий — Лаэрт; королева — Офелия; Полоний — Офелия, Полоний — Лаэрт; Лаэрт — Офелия.

Перечисленные элементы действия кажутся простыми, читатели и тем более зрители проходят мимо них, считая все само собой разумеющимся. Между тем все это — результат тщательно разработанного замысла, претворенного в драматическое действие. Ничто не должно было быть лишним, все построено так, чтобы достигнуть определенного эффекта.

Мало того что драматург старательно «пригоняет» одну линию действия к другой. Он заботится о том, чтобы эпизоды были разнообразными по тональности.

За мрачной ночной сценой появления Призрака следует парадная сцена во дворце. Торжественная обстановка приема монархом своих приближенных сменяется интимной домашней обстановкой проводов Лаэрта Полонием и Офелией. После двух сцен в «интерьере» мы снова на площадке у замка, где в полночь ожидают появления Призрака. Наконец, страшное открытие Призраком тайны гибели покойного короля.

Если первая сцена в доме Полония (I, 3) была совершенно спокойной, то вторая (II, 1) начинается с беспокойства Полония о том, как ведет себя без отцовского присмотра Лаэрт, затем от Офелии узнается тревожная весть — принц Гамлет не в себе, по-видимому, лишился рассудка. Большая сцена, следующая за этим (II, 2), по объему равна целому акту и состоит из нескольких явлений: Клавдий поручает Розенкранцу и Гильденстерну выяснить причину странной перемены, происшедшей с Гамлетом, вернувшееся из Норвегии посольство сообщает, что опасность вторжения Фортинбраса отстранена, Полоний сообщает королевской чете, что причина помешательства Гамлета — несчастная любовь к Офелии. Если две первые части этой сцены были в серьезном топе, то рассуждения Полония выставляют его в комическом виде; комизм усиливается, когда Гамлет, беседуя с Полонием, осыпает его насмешками. В тоне светской беседы начинается встреча Гамлета с Розенкранцем и Гильденстерном, в оживленном тоне происходит встреча с актерами, она сменяется трагизмом, когда актер читает монолог из старинной трагедии, завершается акт многозначительным монологом Гамлета о Гекубе. Стоит заметить все это, и станет очевидно, как продумано построение действия не только с точки зрения разнообразия событий, но и различия в тональностях между отдельными частями этого акта.

Смешение серьезного со смешным, трагического с комическим, как известно, давно замеченная особенность драматургии Шекспира. В «Гамлете» можно увидеть этот принцип в действии. Достаточно напомнить хотя бы начало сцены на кладбище. Перед зрителями появляются комические фигуры могильщиков; обе роли играют шуты, но даже здесь клоунада различна. Первый могильщик принадлежит к шутам-острословам, умеющим потешить публику умными замечаниями, второй шут — из тех комических персонажей, которые служат предметом насмешек; Первый могильщик на наших глазах показывает, что этого простака легко обвести вокруг пальца.

Перед завершающей пьесу катастрофой Шекспир снова вводит комический эпизод: Гамлет потешается над чрезмерным придворным лоском Озрика. А ведь через несколько минут произойдет катастрофа, в которой погибнет вся королевская семья!

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница