Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Место действия

Кажется, ясно: место действия Эльсинор, резиденция датских королей. В тексте пьесы неоднократно подчеркивается, что все происходит в Дании в те отдаленные времена, когда она завоевала часть Англии и английский король стал данником датской короны. Но читателя не покидает ощущение, что за исключением упоминаний, что перед нами Дания, ничего специфически датского в трагедии нет. Шекспир намеренно приближал действие к понятиям зрителей его театра. Недаром Гете отметил, что где бы ни происходило действие пьес Шекспира, перед нами всегда «Англия, омытая морями», и шекспировские римляне не столько римляне, сколько англичане1.

Впечатление безошибочное, и Гете объяснил его: герои Шекспира прежде всего люди. Художник так тонко и точно уловил общечеловеческое в героях, которых он извлек из римской истории, скандинавской саги и итальянских новелл, что, за редкими исключениями, место действия воспринимается обобщенно. Это было еще более четко в театре Шекспира, где спектакли шли без декораций и актеры играли в современных костюмах.

Когда происходят события трагедии? В дохристианские времена легендарного Амлета или в эпоху Шекспира? Зная, как обстоит дело в пьесах Шекспира с местом действия, мы уже на пути к ответу и на вопрос о времени действия. Оно сейчас и всегда. Поэтому безразлично, какими декорациями обставят «Гамлета» в театре. Его играли как трагедию, происходящую в средние века, в эпоху Возрождения, в париках и фижмах XVIII века, во фраках и мундирах, в костюмах нашего времени. Существо трагедии оставалось неизменным.

И все же при всем том, что общечеловеческое, заключенное в трагедии, действенно во все времена, «Гамлет», конечно, произведение именно той эпохи, когда он впервые появился на сцене. На трагедии лежит неизгладимая печать Ренессанса, когда ярко расцвела индивидуальность и еще жива была героика единоличного подвига. Люди, изображенные в трагедии, не скованы традиционной моралью. Конечно, существовало государство со всем его аппаратом принуждения. Такою была монархия королевы Елизаветы I, таким является и государство, возглавляемое Клавдием. Но это был еще не тот абсолютизм, который подавляет отдельную личность и до мелочей регламентирует жизнь и быт всех сословий. Для части общества, для его верхушки сохранялась та индивидуальная свобода, которая была присуща дворянской вольности. Вместе с тем культура Возрождения породила такое самосознание личности, какого не могло быть в средние века. Хотя сословные привилегии еще сохранялись, гуманизм установил новые критерии оценки человека, имевшие в основе личные достоинства, независимо от происхождения.

Переходный характер времени сказывается и на образе героя трагедии. В Гамлете есть рыцарственность, унаследованная от старого времени, и приверженность принципам гуманизма, возникшего в новую эпоху. Вне этого сочетания образ Гамлета не может быть верно понят.

Примечания

1. Гете И.-В. Собр. соч. — T. 10. — С. 308.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница