Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

М. Царев. «На шекспировском фестивале в Канаде»

Начиная с 1953 года в небольшом канадском городе Стратфорде, расположенном в 100 милях на юго-запад от г. Торонто, ежегодно проводится Шекспировский фестиваль, на котором в течение двух месяцев лучшие театральные и музыкальные силы Канады показывают свое мастерство. Большой интерес, проявляемый канадцами к этому фестивалю, объясняется в основном тем, что он, по сути дела, является творческим смотром достижений молодого канадского театрального и музыкального искусства. В январе 1952 года городской совет Стратфорда принял решение предпринять попытки создания в городе Стратфорде своего канадского театра, в котором канадские артисты играли бы классические пьесы великого английского драматурга Вильяма Шекспира. Предполагалось создать в Канаде театр, подобный Мемориальному театру на родине Шекспира, в г. Стратфорде-на-Эйвоне (Англия). Кстати, канадский город Стратфорд также расположен на берегу реки Эйвон. Многие улицы города носят имена действующих лиц из пьес Шекспира. В июне 1953 года здание театра было готово, и 13 июля первый Шекспировский фестиваль открылся пьесой Шекспира «Ричард III» в постановке известного английского режиссера Тирона Гэтри, с оформлением художника Тани Моисеевич.

На пятый фестиваль была приглашена в качестве гостей советская делегация. Фестиваль открылся 31 июля, а наша делегация, в состав которой входили М. Козаков, артист театра имени Маяковского, играющий в очередь с Е. Самойловым Гамлета, аспирант Института иностранных языков Н. Санников и я, прибыла в Монреаль 10 августа, то есть с некоторым опозданием. Воздушный путь наш был довольно долог, мы летели через Ригу, Копенгаген, Шотландию и Нью-Фаундленд. Из Монреаля поездом мы приехали в Оттаву, где нас встретил один из организаторов и директоров фестиваля Том Патерсон, который необыкновенно дружески отнесся к нашей делегации. Вечером 11 августа мы приехали в Стратфорд — цель нашей поездки.

К нынешнему фестивалю было приготовлено два шекспировских спектакля — «Двенадцатая ночь» и «Гамлет». Зрительный зал построен амфитеатром, окружающим с трех сторон сценическую площадку, продолжением которой служит верхняя небольшая площадка, стоящая на семи колоннах. Актеры пользуются выходами и входами не только из глубины сценической площадки, но и проходами через зрительный зал. Для постановки шекспировских пьес это сценическое устройство очень удобно. В «Двенадцатой ночи» режиссером Гэтри использовано такое устройство сцены с большой изобретательностью. Спектакль не показался мне особенно оригинальным с точки зрения общей интерпретации пьесы, однако я хотел бы отметить несколько моментов, которые, как мне кажется, представляют большой интерес в смысле трактовки образов и могут быть поучительны и для нас.

Прежде всего это относится к решению роли шута. Он в этом спектакле — представитель народа, с меткими сатирическими репликами, с отношением к Мальволио, доходящим до жестокости, и с грустными песнями, которые актер великолепно исполнял. Очень интересно, что шут одет в спектакле не в традиционный костюм, а представлен в виде крестьянина с седой бородой. Мне кажется такая трактовка оригинальной и весьма прогрессивной, ибо прямо сближает шута с народом.

Второе — истолкование образа Мальволио. Его играют в Англии скорее с трагическим или трагикомическим уклоном, нежели просто комически, и это придает исполнению большую остроту.

То же мы видели и в Канаде. Крик Мальволио, помещенного в люк, крик обиженного и оскорбленного человека, произвел на меня большое впечатление. Мне кажется, что такая трактовка углубляет образ и вскрывает те элементы трагизма, которые таятся на дне шекспировской комедии.

Оригинально трактован был также образ Марии. Она ведет себя весело и шаловливо, катается по сцене, дурачится — все это помогало созданию оптимистической атмосферы спектакля.

Очень стильный по исполнению и заразительный по темпераменту дуэт составили сэр Тоби и Мария. Запомнились фигуры Себастьяна, Антонио, полицейского.

Наибольший интерес в «Гамлете» в постановке Лэнгема, нынешнего художественного руководителя фестиваля, сравнительно молодого режиссера, приехавшего из Англии, представило исполнение роли самого Гамлета канадским 25-летним актером Христофором Пхеммэром. Он обладает прекрасными сценическими данными — стройной фигурой, выразительным лицом, сильным голосом, хорошей возбудимостью и обаянием. Мне понравилось в его трактовке Гамлета волевое начало в борьбе за справедливость, отсутствие чрезмерной неврастеничности, что так часто соблазняет актеров в этой роли.' Хотелось бы, может быть, большей остроты мысли. Но, я думаю, и это с годами придет.

Я удивлялся, как можно играть на такой темной сцене, думал, не будет ли ,это казаться чересчур мрачным. Но постановщик прекрасно преодолевает эту сложность. Особенно удачно сделана в этом Смысле сцена «Мышеловки». Перед представлением слуги бросают на площадку ярко-розовый ковер. И все оживилось и засверкало. Колонны начали переливаться и засветились от этого чудесно найденного цвета.

При существующем устройстве сцены, декораций, естественно, нет. На весь спектакль сделана одна установка. В обоих спектаклях с большим вкусом, в яркой цветовой гамме осуществлены костюмы известной художницей Таней Моисеевич.

Помимо просмотров спектаклей мы встречались с актерами и режиссерами днем, читали им монологи Гамлета, Макбета, Эгмонта и Чацкого. Во всех встречах и беседах канадцы проявляли большой интерес к советскому театру, советской литературе, музыке.

Мне кажется, что спектакли «Двенадцатая ночь» и «Гамлет» были бы с интересом встречены нашими зрителями, точно так же, как и наши спектакли имели бы в Канаде бесспорный успех.

Мы уверены, что наша поездка послужит укреплению культурных связей между нашими народами.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница