Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

К. Пашковска-Хоппе. «Основные модели синтаксической композиции сонетов Шекспира»

В данной работе будут рассмотрены некоторые композиционно-структурные особенности сонетов Шекспира. Однако прежде чем перейти к выявлению композиционных и структурных особенностей сонетов, нам представляется необходимым выделить элементы композиции и установить правила их чередования. Для этого следует разграничить понятия: «архитектоника» и «композиция». Под архитектоникой мы понимаем стиховое строение произведения, т. е. расположение стихотворных строк, рифм и строф.

Под композицией же понимается, по определению В.M. Жирмунского, «расположение словесного материала как художественно расчлененного и организованного по эстетическим принципам целого. Словесные массы служат материалом, который поэтом подчиняется формальному заданию, закономерности и пропорциональности расположения частей. Перед художником как бы хаос индивидуальных сложных и противоречивых фактов смысловых (тематических), звуковых, синтаксических, в который вносится художественная симметрия, закономерность, организованность: все отдельные, индивидуальные факты подчиняются единству художественного задания»1.

Композиция — это один из способов проявления того частного, индивидуального, неповторимого, что, несмотря на соблюдение общих правил, т. е. правил архитектоники, отличает определенные литературные произведения, например сонеты Шекспира от сонетов других авторов. Композиция является, таким образом, отличительной чертой, архитектоника же объединяет отдельные произведения в определенный жанр или в определенную устойчивую литературную форму.

Нарушение всех законов архитектоники выводит произведение за пределы данной литературной формы. Соблюдение одних законов архитектоники и модификация других ее элементов ведет к созданию разновидностей данной литературной формы. Так, например, шекспировский сонет не перестал быть сонетом, одной из наиболее строго канонизированных стихотворных форм, хотя он во многом отличается от классического итальянского сонета (различная схема рифмовки, отсюда — иная строфическая композиция и другие особенности внутренней организации словесного и тематического материала). Композиция является чем-то сугубо индивидуальным.

К архитектонике произведения мы относим общую форму строения художественного произведения и взаимосвязь его частей. Так, А. Квятковский доказывает, что «строфический строй стихотворения составляет его архитектонику; распределение же самого текста внутри строф есть искусство композиции. Точно так же форма сонета или рондо — это архитектоническая сторона стихотворения, композицию же его составляет расположение словесно-образного материала внутри этой архитектонической формы с соблюдением других композиционных условий (например, сильная по смысловому содержанию заключительная строка сонета)»2.

Наиболее четко композиционные особенности произведения выступают в синтаксическом строе. Поэтому нам кажется целесообразным наблюдения над композицией сонетов Шекспира начать с анализа соотношения, в котором находятся синтаксические единицы сонетов, с архитектоническими единицами, т. е. строфами, и с тематического деления сонета (теза, антитеза, заключение). Синтаксической единицей мы считаем самостоятельное, законченное предложение, простое или сложное, т. е. такое, в конце которого стоит точка, восклицательный или вопросительный знак3.

В ходе исследования было произведено разделение материала в зависимости от соотнесенности между строфикой и синтаксическим строем сонетов. Такой подход оправдан тем, что строфа, в данном случае катрены и двустишие, являясь основной композиционной единицей стихотворения, должна отвечать определенным законам ритмичности (параметры строфической структуры, как отмечает Ю. Воробьев, это и схема рифмовки, и линейный объем, и метрическая схема4), а анализ синтаксической структуры стихотворной речи требует выяснения внутренних соотношений между синтаксическим строем и стихотворным ритмом поэтического произведения5.

Было исследовано также, насколько тематический строй сонетов соответствует их синтаксической и строфической фактуре. В результате такого сравнения сонеты были разделены на четыре группы. В первую, самую многочисленную группу вошли сонеты, конец третьего катрена которых обязательно совпадает с концом предложения. Три катрена в сонете Шекспира являются однотипными строфами, а заключительное двустишие с ними контрастирует. Таким образом, в сонетах первой группы синтаксический «шов» совпадает с основной строфической границей. Во второй группе оказались сонеты, конец второго катрена которых совпадает с концом предложения. В сонетах этой группы синтаксическая структура напоминает строфический строй классического сонета. В третью группу были помещены сонеты, целиком являющиеся одним предложением. Наконец, в четвертой, самой малочисленной группе, оказались все прочие сонеты, являющиеся по своему синтаксическому строю не типичными для Шекспира.

Сонеты первой и второй групп расчленяются на подгруппы. В одну и ту же подгруппу объединялись стихотворения, содержащие одинаковое число предложений, граница которых совпадает с концом одних и тех же строк. Из семидесяти четырех сонетов первой группы в двадцати сонетах (27 процентов) синтаксическая структура полностью соответствует схеме рифмовки шекспировского сонета. Эти сонеты состоят из четырех предложений. Их синтаксическую структуру можно условно изобразить в виде модели (М):

М1: /(4) + (4) + (4) + (2)/ (27% сонетов группы 1),

где 4 — катрен, 2 — двустишие, / — границы предложения. Вот другие модели первой группы сонетов:

М2: /(4 + 4) + (+ 4) + (2)/ (12% сонетов группы 1)
М3: /(4) + (4 + 4) + (2)/ (18% сонетов группы 1)
М4: /(4 + 4 + 4) + (2)/ (11% сонетов группы 1)

Остальные сонеты этой группы построены по другим синтаксическим моделям. Но так как каждая из них представлена всего одним или двумя произведениями, более подробному описанию эти модели не подвергаются.

Число предложений в сонетах первой группы колеблется от двух до семи. Примерно в 50 процентах сонетов первой группы (т. е. 25 процентов всех сонетов Шекспира) синтаксическое деление полностью совпадает с тематическим членением сонета. В остальных случаях этого соответствия нет. Например, сонет может состоять из четырех предложений, разбивается на три катрена и двустишие, а в тематическом отношении в сонете развивается одна тема.

Во второй группе выделяются следующие основные модели синтаксической структуры сонетов:

М1: /(4) + (4) + (4 + 2)/ (40% сонетов группы 2)
М2: /(4 + 4) + (4 + 2)/ (25% сонетов группы 2)

50 процентов этой группы, наподобие классического итальянского сонета, синтаксически и тематически расчленяются на октаву (теза и ее развитие) и секстет (антитеза и завершение произведения).

В третью группу вошли сонеты, целиком являющиеся одним предложением:

Из пятнадцати сонетов этой группы десять делятся в тематическом отношении на октаву и секстет, два — на двенадцатистишие и двустишие и лишь в трех сонетах деление тематическое отвечает структурно-синтаксическому.

Композиция сонетов Шекспира как бы колеблется между двумя тенденциями. Первая выражается в подчинении внутренней смысловой и синтаксической структуры внешней архитектонической структуре, т. е. схеме рифмовки. Вторая тенденция, отражая традиции классического сонета, делит тему сонета на октаву и секстет, иногда вразрез с синтаксическим строением.

А. Структурно-синтаксические приемы композиции сонетов первой группы

Перейдем к более подробному описанию структурно-синтаксических приемов композиции сонетов Шекспира. Анализ начнем с первой подгруппы первой группы сонетов, т. е. сонетов, построенных по модели:

М1: /(4) + (4) + (4) + (2)/

Как уже указывалось, сонеты этой подгруппы строятся из четырех самостоятельных законченных предложений, причем конец предложения совпадает с концом катрена (конец последнего предложения совпадает с концом двустишия). Тот факт, что одно предложение охватывает четверостишие с перекрестной схемой рифмовки (abab), уже в какой-то степени предопределяет некоторые элементы его синтаксической структуры. Четверостишия с перекрестной рифмовкой имеют тенденцию к делению на две части. Очень часто строки первая и третья, вторая и четвертая имеют параллельную синтаксическую структуру. Если это сложноподчиненное предложение, то граница между главным и придаточным предложениями проходит между второй и третьей строками.

Как показывает исследование, в данной подгруппе сонетов чаще всего употребляется предложение со сложной структурой. В большинстве случаев это сложносочиненные предложения с подчинением. На втором месте по частотности употребления находятся сложноподчиненные предложения. Сравнительно редки сложносочиненные предложения и совсем незначительно количество простых предложений.

Сложносочиненные предложения с подчинением имеют в рассматриваемых сонетах самую различную структуру. Это могут быть два сложноподчиненные предложения с одним придаточным, связанным с главным предложением при помощи сочинительного союза. Придаточное предложение может предшествовать главному или следовать за ним. В некоторых случаях придаточное предложение врывается в структуру главного. Иногда в этих случаях граница двух сложноподчиненных предложений, образующих данное сложносочиненное предложение с подчинением, проходит внутри стихотворной строки. В такой строке объединяются два относительно самостоятельные структурные компонента предложения — такая стихотворная строка становится как бы спаивающим элементом данной синтаксической структуры. Возможен и другой случай. Придаточное определительное предложение расчленяет ядро главного предложения. Для соединения элементов синтаксической структуры служит метрическая структура произведения, в частности строка стихотворения. Если главное предложение в горизонтальном расположении элементов оказывается расчлененным придаточным предложением, то по вертикали члены главного предложения оказываются рядом, занимая начальные позиции двух соседних строк:

So should that beauty which you hold in lease
Find no determination, then you were
Yourself again alter yourself's decease,
When your sweet issue your sweet form should bear.

      (Сонет 13)

В этом взаимодействии горизонтальных и вертикальных рядов заключается двумерность стихотворной речи и благодаря ей — одна из особенностей стихотворного синтаксиса6.

Следующий вид сложносочиненных предложений с подчинением составляют те предложения, в которых один из компонентов имеет два придаточных предложения.

Сочетание в одном сложносочиненном предложении с подчинением двух сложноподчиненных предложений, одно из которых имеет придаточное предложение в препозиции, а другое в постпозиции, дает интересные случаи обратного синтаксического параллелизма.

Сложносочиненные предложения с подчинением, в которых сочетаются более чем два компонента, требуют, как правило, большего объема, чем один катрен, и поэтому они чаще встречаются в сонетах, построенных на моделях 2, 3 и 4.

Сложноподчиненные предложения, которые являются компонентами сложносочиненных предложении с подчинением, чаще всего строятся из главного и одного, двух (не больше) придаточных предложений. В большинстве случаев придаточное предложение следует за главным. Часто это обусловлено тем, что между главным и придаточным предложением имеется бессоюзная связь; подчинение в таких случаях выражено простой последовательностью элементов. Имеются, однако, и случаи, когда придаточное предложение предшествует главному или же когда два придаточных предложения обрамляют главное.

Сложноподчиненные предложения, не являющиеся компонентом более сложной структуры и занимающие весь катрен (или двустишие), имеют, как правило, больше придаточных предложений. Последние довольно сложны по структуре и имеют, в свою очередь, придаточные предложения.

Разграничение между главным и придаточными предложениями проводится в рассматриваемых случаях более четко, чем это имеет место в сложноподчиненных предложениях, являющихся компонентами более сложных структур.

Сложносочиненные предложения особенно редки в первой группе сонетов. Как в этой так и в остальных группах чаще всего они встречаются в последнем двустишии сонета. Последнее, завершающее двустишие часто является синтезом всего произведения и нередко имеет эпиграмматический характер, что в определенной мере достигается четкой синтаксической структурой этих строк. Не слишком усложненная синтаксическая структура более коммуникативна, и поэтому последнее двустишие, суммируя все произведение, должно легко восприниматься. В ряде случаев простая в структурном отношении концовка как бы компенсирует всю сложность предыдущих строк.

Простые предложения в сонетах Шекспира встречаются крайне редко. Синтаксический строй сонетов Шекспира, таким образом, весьма разнообразен.

Анализ типов синтаксических структур, используемых в сонетах Шекспира, не является самоцелью. Он должен помочь ответить на вопрос, каким образом сочетаются описанные выше тины предложений в пределах одного сонета.

Начнем с сонетов первой группы.

1. O, that you were yourself, but, love, you are
2. No longer yours than you yourself here live;
3. Against this coming end you should prepare,
4. And your sweet semblance to some other give.
5. So should that beauty which you hold in lease
6. Fond no determination; then you were
7. Yourself again, after yourself's decease,
8. When your sweet issue your sweet form should bear.
9. Who lets so fair a house fall to decay,
10. Which husbandry in honour might uphold
11. Against the stormy guts of winter's day
12. And barren rage of death's eternal cold?
13. O, none but unthrifts: dear my love, yon know
14. You had a father, let your son say so.

В данном сонете сочетаются только два типа предложений: простые и сложноподчиненные с одним придаточным в постпозиции. В порядке следования этих предложений тоже имеется определенный рисунок. Так, первый катрен — это трехчленное сложное предложение с сочинением и подчинением, в котором сочетаются два простых и одно сложноподчиненное предложения, расположенное между простыми предложениями. Второй катрен является сочетанием двух сложноподчиненных предложений. Третий катрен — это сложноподчиненное предложение с одним придаточным, которое охватывает три строки катрена. Последнее двустишие повторяет композицию первого катрена, образуя, таким образом, структурно-композиционное обрамление, которое мотивировано сходным содержанием этих двух строф.

O, that you were yourself из первой строфы перекликается с O, none but unthrifts из последнего двустишия.

But, love, you are No longer yours than you yourself here live соотносится c dear my love you know You had a father.

И, наконец:

Against this coming end you should prepare
And your sweet semblance to some other give —

находит свое выражение в: Let your son say so.

В сонете 73 сочетаются более сложные по структуре предложения:

1. That time of year thou mayst in me behold
2. When yellow leaves, or none or few, do hang
3. Upon those boughs which shake against the cold,
4. Bare ruined choirs, where late the sweet birds sang.
5. In me thou see'st the twilight of such day
6. As after sunset fadeth in the west,
7. Which by and by black night doth take away,
8. Death's second self, that seals up all in rest.
9. In me thou see'st the glowing of such fire,
10. That on the ashes of his youth doth lie,
11. As the death-bed whereon it must expire,
12. Consumed with that which it was nourish'd by.
13. This thou perceiv'st, which makes thy love more strong,
14. To love that well which thou must leave ere long.

Первый катрен — это сложноподчиненное предложение с сочинением (сочинены два придаточные предложения). Придаточные предложения связаны последовательным подчинением с главным. Второй катрен — это сложноподчиненное предложение с тремя придаточными, связанными с главным предложением смешанным видом подчинения — соподчинением и последовательным подчинением. Третий катрен строится из сложноподчиненного предложения с тремя придаточными последовательного подчинения. Последнее двустишие — это сложноподчиненное предложение с сочинением. Все придаточные предложения находятся в постпозиции.

Структурное сходство строф этого сонета выражается также в том, что большинство придаточных предложений — это придаточные определительные. Такое нагромождение придаточных определительных предложений в каждой из строф (за исключением двустишия) придает сонету описательный характер. Тематическое членение сонета отвечает его структурно-синтаксическому рисунку. Три катрена — это тема и ее развитие, последнее двустишие — итог всему сказанному.

Так как на первых строках сонета лежит задача начать произведение, предложить его тему и подготовить к ее дальнейшему развитию, начальный катрен сложен по структуре:

1. My glasse shall not persuade me I am old
2. So long as youth and thou are of one date;
3. But when in thee time's furrows I behold,
4. Then look I death my days should expiate.
5. For all that beauty that doth cover thee
6. Is but the seemly raiment of my heart,
7. Which in thy breast doth live, as thine in me:
8. How can I then be older than thou art?
9. O, therefore, love, be of thyself so wary
10. As I, not for myself, but for thee will,
11. Bearing thy heart, which I will keep so chary
12. As tender nurse her babe from faring ill.
13. Presume not on thy heart when mine is slain:
14. Thou gavest me thine, not to give back again.

      (Сонет 22)

Структура начального катрена сложна и интересна: построение первого из двух сложноподчиненных предложений этого четверостишия является как бы зеркальным отражением второго предложения. Таким образом, на стыке оказываются два придаточных предложения обстоятельства времени, а именно время является основной темой данного сонета.

В некоторых сонетах за структурно простым началом следует предложение с возрастающей степенью сложности, структура высказывания усложняется с развитием и уточнением мысли. Такая композиция сонета способствует более наглядному представлению о ходе мысли. Сначала дается костяк высказывания — главная тема произведения, к которой потом прибавляются уточняющие ее элементы. По такой схеме построен сонет 142.

1. Love is my sin and thy dear virtue hate,
2. Hate of my sin, grounded on sinful loving:
3. O, but with mine compare thou thine own state,
4. And thou shalt find it merits not reproving;
5. Or, if it do, not from those lips of thine,
6. That have profaned their scarlet ornaments
7. And seal'd false bonds of love as oft as mine,
8. Robb'd others' beds' revenues of their rents,
9. Be it lawful I love thee, as thou lov'st those
10. Whom thine eyes woo as mine importune thee:
11. Root pity in thy heart, that, when it grows,
12. Thy pity may deserve to pitied be.
13. If thou dost seek to have what thou dost hide,
14. By self-example mayst thou be denied!

Октаву этого сонета составляет сложносочиненное предложение с подчинением; первый катрен октавы — четыре простых сочиненных предложения. Структура предложений усложняется лишь со второго катрена, который представляет собой сложноподчиненное предложение с одним придаточным определительным, придаточное предложение усложняется однородными членами и занимает три строки катрена. Последующее четверостишие это также сложносочиненное предложение с подчинением. Но его внутренняя структура гораздо сложнее. Состоит оно из двух сложноподчиненных предложений. Одно из них, кроме подлежащего, выраженного при помощи придаточного предложения, имеет еще три придаточных предложения, связанных последовательным подчинением. Второе составное сложноподчиненное предложение имеет два придаточных, причем второе из них находится между членами первого придаточного предложения. Все эти придаточные предложения различного типа — сравнения, времени, цели и определительные. Последнее двустишие сонета по структуре — сложное предложение с двумя придаточными в препозиции. Двустишие начинает придаточное предложение условия, к нему относится придаточное дополнительное предложение, и только после него следует главное предложение, к которому они относятся.

Тематическое членение сонета находится в соответствии с его структурно-синтаксическим рисунком. Первая строка как бы заглавие произведения — простая констатация факта, который берется на рассмотрение:

Love is my sin and thy dear virtue hate...,

а затем следует развитие и объяснение этого положения и попытка доказать, что «sin» автора и «virtue» дамы, к которой он обращается, — это та же самая любовь.

В сонете 64 синтаксическая композиция предложения оформляет иной стилистический прием — ретардацию, цель которой состоит в «оттяжке логического завершения мысли под самый конец высказывания»7. В данном сонете ретардация имеется в двенадцатистишии, первые десять строк которого образуют придаточные предложения обстоятельства времени, относящиеся к главному предложению одиннадцатой строки сонета:

1. When I have seen by Time's fell hand defaced
2. The rich proud cost of outworn buried age;
3. When sometime lofty towers I see down-razed,
4. And brass eternal slave to mortal rage;
5. When I have seen the hungry ocean gain
6. Advantage on the kingdom of the shore,
7. And the firm soil win of the watery main,
8. Increasing store with loss and loss with store;
9. When I have seen such interchange of state,
10. Or state itself confounded to decay;
11. Ruin hath taught me thus to ruminate,
12. That Time will come and take my love away.
13. This thought is as a death, which cannot choose
14. But weep to have that which it fears to lose.

Эффект, вызванный такой композицией предложения, усиливается повтором союза when перед каждым из придаточных времени.

Интересной представляется синтаксическая композиция сонета 72:

1. O, lest the world should task you to recite
2. What merit lived in me, that you should love
3. After my death, dear love, forget me quite,
4. For you in me can nothing worthy prove;
5. Unless you would devise some virtuous lie,
6. To do more for me than mine own desert,
7. And hang more praise upon deceased I
8. Than niggard truth would willingly impart:
9. O, lest your love may seem false in this,
10. That you for love speak well of me untrue,
11. My name be buried where my body is,
12. And live no more to shame nor me nor you...

Двенадцатистишие этого сонета имеет структуру, которая строится из трех сложноподчиненных предложений. Каждое из них имеет по нескольку придаточных предложений. Первое составное сложноподчиненное предложение имеет три придаточных в препозиции — придаточное причины и относящиеся к нему два придаточных предложения — дополнительное и определительное в постпозиции. Четвертая строка, связанная с предыдущим сочинительным союзом for, начинает новое, сложноподчиненное предложение. К нему относятся: придаточное условия (строки пятая, шестая и седьмая), расчлененное двумя придаточными сравнения. Затем следует новое сложноподчиненное предложение, которое имеет два придаточных в препозиции и одно в постпозиции.

Строки первая и вторая, девятая и десятая имеют одинаковую синтаксическую структуру. Этот синтаксический параллелизм усиливается еще анафорическим повтором и служит средством связи, скрепления всего двенадцатистишия в одну структуру и в одну тематическую единицу.

Интересный прием композиции синтаксических единиц наблюдаем также в сонете 27:

1. Weary with toil I haste me to my bed,
2. The dear repose for limbs with travel tired;
3. But then begins a journey in my head,
4. To work my mind, when body's work's expired:
5. For then my thoughts, from far where I abide,
6. Intend a zealous pilgrimage to thee,
7. And keep my drooping eyelids open wide,
8. Looking on darkness which the blind do see:
9. Save that my soul's imaginary sight
10. Presents thy shadow to my sightless view,
11. Which, like a jewel hung in ghastly night,
12. Makes black night beauteous and her old face new.
13. Lo, this, by day my limbs, by night my mind,
14. For thee and for myself no quiet find.

Здесь компоненты двенадцатистишия следуют друг за другом по принципу возрастающей структурной сложности. Первое предложение (строки первая и вторая) — простое предложение. За ним следует сложноподчиненное предложение с одним придаточным. Строки с пятой по двенадцатую занимает сложносочиненное предложение с подчинением, которое имеет четыре придаточных предложения. После такого сложного предложения легко и непринужденно звучит последнее двустишие. Начало и концовка этого сонета имеют одинаковую структуру. В тематическом отношении двенадцатистишие является последовательным развитием одной темы, заключением которой являются последние две строки.

Анализ сонетов показывает, что разнообразие приемов синтаксической композиции связано с величиной структурно-синтаксических единиц. Чем предложение распространеннее, тем легче проследить в нем определенные приемы композиции. Небольшие по объему предложения связаны со структурами менее сложными и относительно однообразными по композиции.

Б. Структурно-синтаксические приемы композиции сонетов второй группы

Перейдем к описанию сонетов второй группы. В нее входят те стихотворения, в которых между строками восьмой и девятой обязательно проходит синтаксическая граница, т. е. строка восьмая является концом какого-то самостоятельного, законченного предложения. В большинстве сонетов данной группы строки с девятой по четырнадцатую образуют одно самостоятельное, законченное предложение. Таким образом, в отличие от сонетов первой группы последнее, заключительное двустишие сонета оформляется как составная часть более крупной синтаксической структуры.

Довольно заметной чертой синтаксических структур в некоторых сонетах данной группы является более сложная, по сравнению с остальными предложениями, структура второго катрена. Рассмотрим, например, сонет 36.

1. Let me confess that we two must be twain,
2. Although our undivided loves are one:
3. So shall those blots that do with me remain,
4. Without thy help, by me be borne alone.
5. In our two loves there is but one respect,
6. Though in our lives a separable spite,
7. Which though it alter not love's sole effect,
8. Yet doth it steal sweet hours from love's delight
9. I may not evermore acknowledge thee,
10. Lest my bewailed guilt should do thee shame,
11. Nor thou with public kindness honour me,
12. Unless thou take that honour from thy name:
13. But do not so; I love thee in such sort,
14. As thou being mine, is thy good report.

Первый катрен имеет структуру сложносочиненного предложения с подчинением, в котором сочинительный союз so связывает сложноподчиненное предложение с двумя соподчиненными придаточными; дополнительным и уступительным.

Следующее четверостишие — сложноподчиненное предложение с тремя придаточными (уступительным, определительным и уступительным) последовательного подчинения. Последнее шестистишие — это сложное предложение с сочинением и подчинением, состоящее из сложноподчиненного предложения с придаточным цели, связанного с ним сочинительным союзом, сложноподчиненного предложения с придаточным условия, простого предложения, связанного с предыдущим составным предложением союзом but, и, наконец, сложноподчиненные предложения с придаточным сравнения, связанным с предыдущим предложением. Синтаксическая структура этого стихотворения отвечает требованиям строгого классического сонета, в котором катрены октавы отличаются структурной завершенностью, а секстет может оформляться одним самостоятельным предложением. Тематическое членение этого сонета соответствует тем же условиям классического сонета. Предложенная в первом четверостишии теза получает развитие и завершение во втором катрене (отсюда его сложная структура). Секстет представляет собой антитезу к содержанию октавы, и последнее двустишие заключает весь сонет.

Описанную выше на материале первой группы сонетов композиционную схему, в которой синтаксическая структура предложений завершающей части сонета проще, чем его начало, можно проиллюстрировать и сонетами данной группы. Рассмотрим сонет 78:

1. So oft have I invoked thee for my Muse
2. And found such fair assistance in my verse
3. As every alien pen hath got my use
4. And under thee their poesy disperse.
5. Thine eyes, that taught the dumb on high to sing
6. And heavy ignorance aloft to fly
7. Have added feathers to the learned's wing
8. And given grace a double majesty.
9. Yet be most proud of that which I compile,
10. Whose influence is thine and born of thee:
11. In others' works thou dost but mend the style,
12. And arts with thy sweet graces graced be;
13. But thou art all my art, and dost advance
14. As high as learning my rude ignorance.

Первый катрен образует сложноподчиненное предложение с придаточными следствия, усложненным однородными членами. Такую же структуру имеет второй катрен, в котором в данном случае имеется придаточное определительное предложение. Следующее шестистишие — это сложносочиненное предложение с подчинением, в котором за сложноподчиненным предложением с сочинением (два придаточных определительных, сочиненных) следуют три простых предложения. Тематическое членение сонета такое же, как и в описанном выше 36-м сонете: теза и ее развитие — это октава, а антитеза и завершение произведения даются в секстете.

Синтаксическая структура некоторых сонетов данной группы отличается большой сложностью. Так, например, в сонете 71 каждое из составных предложений октавы и шестистишия имеет по два-три придаточных предложения в препозиции и постпозиции, связанных с главным предложением, к которому они относятся, различным видом подчинения.

1. No longer mourn for me when I am dead
2. Than you shall hear the surly sullen bell
3. Give warning to the world that I am fled
4. From this vile world, with vilest worms to dwell:
5. Nay, if you read this line, remember not
6. The hand that writ it; for I love you so,
7. That I in your sweet thoughts would be forgot,
8. If thinking on me then should make you woe.
9. O, if, I say, you look upon this verse
10. When I perhaps compounded am with clay,
11. Do not so much as my poor name rehearse,
12. But let your love even with my life decay;
13. Lest the wise world should look into your moan,
14. And mock you with me after I am gone.

Сонет начинается с повелительного предложения, к которому относятся: придаточное времени, расположенное с ним одной стихотворной строке, придаточное сравнения — строки 2, 3 и 4 и придаточное определительное, подчиненное придаточному сравнения (последовательное подчинение). Следующий катрен — это новый компонент октавы — начинается с придаточного условия, затем следует главное предложение, к которому относится еще придаточное определительное предложение. В шестой же строке берет начало новое составное сложноподчиненное предложение с двумя придаточными.

Шестистишие начинается с придаточного условия и подчиненного ему придаточного времени, затем следует предложение, к которому они относятся. С 12-й строки начинается второй компонент этого шестистишия. Это сложноподчиненное предложение с двумя придаточными последовательного подчинения. Последнее двустишие этого шестистишия содержит придаточные предложения, относящиеся к предложению из 12-й строки. Таким образом, между строками 1, 2 и 1, 3 образуется прочная синтаксическая связь.

Большинство рассмотренных сонетов показывает, что последнее двустишие обладает всегда относительной самостоятельностью, являясь или отдельным самостоятельным законченным предложением, или образует составное предложение внутри более сложной структуры. Описанный выше случай редкий (см. также сонет 117). Тематическое членение этого сонета проходит по схеме членения классического сонета: теза, ее развитие, антитеза и завершение.

Иного рода композицию структурно-синтаксических единиц наблюдаем, например, в сонете 32:

1. If thou survive my well-contented day,
2. When that churl Death my bones with dust shall cover,
3. And shalt by fortune once more re-survey
4. These poor rude lines of thy deceased lover,
5. Compare them with the bettering of the time,
6. And though they be outstripp'd by every pen,
7. Reserve them for my love, not for their rhyme,
8. Exceeded by the height of happier men.
9. O, then vouchsafe me but this loving thought:
10. Had my friend's Muse grown with this growing age,
11. A dearer birth than this his love had brought,
12. To march in ranks of better equipage:
13. But since he died, and poets better prove,
14. Theirs for their style I'll read, his for his love.

Октава этого сонета имеет сложную «многоэтажную» структуру. Первый катрен содержит придаточное предложение условия и расположенное между его членами придаточное времени, следующий катрен — это предложение, к которому относятся эти придаточные. Кроме того, между его главными членами находится еще придаточное уступительное. Между катренами наблюдается определенная симметрия, придающая им одинаковое ритмическое звучание, несмотря на существующие между ними отношения подчиненного и подчиняющего.

Следующее предложение является сочетанием одного простого и двух сложноподчиненных предложений, связанных сочинительным союзом but с придаточным условия и причины в препозиции. Построение октавы строго логичное. Шестистишие с самого начала эмоционально окрашено (междометие, употребление глаголов в повелительном наклонении).

Довольно редкую композиционную схему представляет октава 94-го сонета:

1. They that have pow'r to hurt and will do none,
2. That do not do the thing they most do show,
3. Who, moving others, are themselves as stone,
4. Unmoved, cold and to temptation slow,
5. They rightly do inherit heaven's graces
6. And husband nature's riches from expense;
7. They are the lords and owners of their faces,
8. Others but stewards of their excellence...

Октаву образует сложносочиненное предложение с подчинением. В состав его входит сложноподчиненное предложение с сочинением и два простые предложения. В первом из этих составных предложений имеются три придаточных определительных предложения, связанных сочинением и относящихся к подлежащему главного предложения, которое находится в начальной позиции сонета, но потом, после перечисления всех определяющих его придаточных предложений, оно еще раз повторяется перед сказуемым. Затем следуют два простые предложения — первое из них по содержанию относится к предыдущим строкам, а следующее является второй частью противопоставления, на котором строится данная октава. Части этого противопоставления неравны по объему. В первой части в семи стихотворных строках описываются люди сдержанные, умеющие управлять своими эмоциями, вторые просто «Stewarde of their excellence». Так как первые ставятся в пример, они считаются лучшими, они и заслуживают более подробного описания.

В. Структурно-синтаксические приемы композиции сонетов третьей группы

Сонеты, состоящие полностью из одного самостоятельного законченного предложения, выведены в третью группу. Общую структуру этих сонетов представляет следующая модель:

М3: /(4+4+4+2)/

По данной модели построено 14 сонетов. Все сонеты данной группы представляют собой сложносочиненные предложения с подчинением различной степени сложности. Относительно простую структуру имеют сонеты 7, 141. Рассмотрим сонет 7.

1. Lo, in the orient when the gracious light
2. Lifts up his burning head, each under eye
3. Doth homage to his new-appearing sight,
4. Serving with looks his sacred majesty;
5. And having climb'd the steep-up heavenly hill,
6. Resembling strong youth in his middle age,
7. Yet mortal looks adore his beauty still,
8. Attending on his golden pilgrimage;
9. But when from highmost pitch, with weary car,
10. Like feeble age, he reeleth from the day,
11. The eyes, 'fore duteous, now converted are
12. From his low tract, and look another way:
13. So thou, thyself out-going in thy noon,
14. Unlook'd on diest, unless thou get a son.

Сонет этот образует сложносочиненное предложение с подчинением, состоящее из сложноподчиненного предложения с придаточным времени (строки 1, 2), двух простых предложений (строки 2, 3, 4 и 5, 6, 7, 8), сложноподчиненного предложения с придаточным времени (строки 9, 10, 11, 12) и сложноподчиненного с придаточным условия (строки 13, 14). В сонете описывается солнце, которое вызывает восторг людей, когда оно восходит и горит ярким светом, но про которое забывают, когда оно клонится к закату. То же самое ждет друга, предостерегает автор. Только потомки смогли бы навсегда сохранить его светлый облик.

Как бы два сюжета сонета «солнце» и «люди» развиваются параллельно. В одном двустишии говорится о солнце, которое проходит свой ежедневный путь, в другом описывается восприятие этого факта людьми. Тематическое членение в пределах одного предложения, которым является данный сонет, отвечает требованиям классического сонета. Теза произведения представлена в первом катрене, развивается во втором четверостишии — первый и второй катрены связаны соединительным союзом and. С противительного союза but начинается в девятой строке составное предложение, представляющее собой антитезу к сказанному в предыдущих строках. При помощи союза so присоединяется к двенадцатистишию последнее завершающее двустишие. Уже само наличие союзов (and, but, so) в начале самых важных для тематического членения классического сонета строк (пятой, девятой, тринадцатой) говорит о том, как в данном сонете развивается тема.

Остальные сонеты данной подгруппы, имеющие более сложную структуру, чем описанный выше сонет, разделяются на две подгруппы. В одну подгруппу входят те сонеты, в которых большинство придаточных предложений находится в препозиции, предшествуя главному предложению, образуя таким образом ретардацию, оттяжку основной идеи, как правило, к началу девятой строки сонета (см. сонеты 12, 15, 143, 29). Возьмем для анализа сонет 15.

1. When I consider everything that grows
2. Holds in perfection but a little moment,
3. That this huge stage presenteth nought but shows
4. Whereon the stars in secret influence comment;
5. When I perceive that men as plants increase,
6. Cheered and check'd even by the self-same sky,
7. Vaunt in their youthful sap, at height decrease,
8. And wear their brave state out of memory;
9. Then the conceit of this inconstant stay
10. Sets you most rich in youth before my sight,
11. Where wastful Time debateth with Decay,
12. To change your day of youth to sullied night,
13. And all in war with Time for love of you,
14. As he takes from you, I engraft you new.

Первые два катрена — это придаточные времени, которые относятся к предложению, состоящему из 9-й и 10-й строк. Эти придаточные связаны бессоюзной сочинительной связью. Первое придаточное но структуре сложноподчиненное предложение с сочинением, причем одно из сочиненных придаточных имеет, в свою очередь, придаточное предложение. Строки 5—8 — второе придаточное времени (сложноподчиненное с одним придаточным) к главному предложению из 9, 10, И, 12-й строк. Финальное двустишие — это сложное предложение, состоящее из одного простого и одного сложноподчиненного предложения.

В сонете последовательно развивается идея о разрушающем, уничтожающем действии времени. Тематическое единство сонета подчеркивается структурой и лексической анафорой в первых строках первого и второго катрена и в способе связи двух катренов с последующими строками (when—when—then).

Иную композиционную схему представляют те сонеты, в которых придаточные предложения (имеющие, в свою очередь, придаточные) располагаются после главного предложения, к которому они относятся. На первый план выходит, таким образом, главная, основная мысль сонета, которая постепенно развивается и уточняется. Возьмем для примера сонет 68:

1. Thus is his cheek the map of days outworn,
2. When beauty liv'd and died as flowers do now,
3. Before these bastard signs of fair were born,
4. Or durst inhabit on a living brow;
5. Before the golden tresses of the dead,
6. The right of sepulchers, were shorn away.
7. To live a second life on second head;
8. Ere beauty's dead fleece made another gay:
9. In him those holy antique hours are seen,
10. Without all ornament, itself and true,
11. Making no summer of another's green,
12. Robbing no old to dress his beauty new;
13. And him as for a map doth Nature store,
14. To show false Art what beauty was of yore.

Данный сонет — это одно сложносочиненное предложение с подчинением, в котором сочетаются сложноподчиненное предложение с сочинением и подчинением, занимающее первые восемь строк, простое предложение, занимающее четыре строки, и сложноподчиненное предложение с одним придаточным в последнем двустишии сонета. Самую сложную структуру имеет первый компонент сонета. В первой строке сонета высказывается главная, основная для всего произведения мысль:

Thus is his cheek the map of days outworn,

а потом постепенно во всех придаточных предложениях времени (строки 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8) раскрывается значение слов: days outworn. Весь сонет является постепенным развитием одной тезы: друг, которого описывает автор, воплощает все лучшее, что есть в природе (1-я и 11-я строки сонета).

Таковы основные структурно-композиционные варианты сонетов Шекспира. Для удобства анализа мы рассматривали три группы сонетов, которые выделены по различному внешнему структурно-синтаксическому признаку, т. е. по числу самостоятельных законченных предложений, составляющих каждый сонет, и в зависимости от того, на какие строки чаще всего приходится синтаксический «шов».

Можно обобщить все выявленные в отдельных группах структурно-композиционные схемы, тем более, что некоторые из них универсальны и встречаются в различных сонетах независимо от «принадлежности» к выделенным группам.

Резюме

Как показывает исследование, сонеты Шекспира весьма разнообразны по своей синтаксической структуре, которая по-разному соотносится со строфическим построением сонета. В зависимости от этого сонеты были разбиты на четыре группы. Внутри каждой из групп, учитывая число предложений и их объем, выделяется несколько моделей синтаксической структуры сонета. Эти модели обуславливаются целью высказывания, и эта зависимость находит отражение в определенной аранжировке синтаксических структур, служащих средством выражения содержания произведения.

Композиционный прием — структурное обрамление (повторение сходных синтаксических структур, например в первом и третьем катренах) указывает на сходное содержание этих катренов и подкрепляет это сходство.

Во всех рассмотренных группах сонетов встречается следующая структурно-синтаксическая композиционная схема сонета: в начале произведения дается сложная синтаксическая структура, которая несет всю нагрузку представления и развития темы сонета. Последующее предложение развивает некоторые положения, высказанные в начале произведения. Заключение сонета, представленное в последнем двустишии, укладывается в рамки еще более простой синтаксической структуры.

В ряде сонетов композиция синтаксических структур идет по обратному пути. После простого — в синтаксическом отношении — начала произведения структура высказывания усложняется с развитием и уточнением мысли.

В некоторых сонетах структурно-синтаксическое построение произведения создает прием ретардации. Так, например, построены те сонеты, в которых после ряда придаточных предложений времени в препозиции дается главное предложение, к которому эти придаточные относятся.

Структурно-синтаксическая организация произведения может подкреплять тематическое членение сонета. Так, например, при строго логической организации первых двух катренов сонета сильнее ощутима эмоциональность третьего катрена, синтаксическая структура которого менее сложна.

Примечания

1. B. Жирмунский. Композиция лирических стихотворений. Пб., 1921, с. 26.

2. A. Квятковский. Поэтический словарь. М., 1966, с. 137.

3. См.: Л. Блумфильд. Язык. М., 1968, с. 178.

4. См.: Ю. Воробьев. Некоторые особенности строфики в английской поэзии XVII и XIX вв. М., 1969 (автореферат канд. дис.).

5. См.: Н.C. Поспелов. Синтаксический строй произведений Пушкина. М,, 1960.

6. См.: Б.B. Томашевский. О стихе. Л., 1929.

7. И.P. Гальперин. Очерки по стилистике английского языка. М., 1958, с. 239.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница