Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Бельвуар

В одном из живописных уголков Шервудского леса, в конце глубокой долины, названной «Прекрасной долиной» — Бельваль или «прекрасным видом» — Бельвуар, вблизи селения Беттфорд и развалин древнего женского монастыря расположен и отчий дом поэта — замок Бельвуар, выстроенный, по одним источникам, Робертом Тодени, по другим — Ральфом Тесни, одна из внучек которого принесла его в приданое своему мужу — Маннерсу, с которым и положила начало поколений, давших миру Шекспира.

До сих пор в описаниях исторических замков и поместий Шервудского леса ему уделялось мало внимания или даже вовсе умалчивалось о нем. Внимание путешественников здесь привлекали прежде всего байроновское Ньюстэдское аббатство Гардвиг, где томилась Мария Стюарт, с его любопытным фасадом, сплошь покрытым цветными окнами; Вульшроп, где родился Ньютон; Викфильд, где Гольдсмит нашел своего сентиментального «Викфильдского священника»; Генсбору, где Джорж Эллиот описала «Ручей» с его мельницей, целый ряд герцогских резиденций, знаменитых своими художественными сокровищами, и наконец, гигантский Хеддонский замок, принадлежавший Певерайлям, которых Вальтер-Скотт обессмертил в своем «Певейрале из Пика»; потом Эвенелям, один из которых дал тому же Вальтер-Скотту героя для «Монастыря», затем Вернонам, у которых младшая дочь первого владельца замка Доротея была замужем за братом деда Шекспира — Джоном Маннерсом, а другая представительница фамилии, Елисавета Вернон, после романтического приключения, послужившего эпизодом для «Меры за меру», стала женой друга Шекспира — Саутгемптона. Теперь этот замок принадлежит потомкам поэта — Ретлэндам.

И все-таки, несмотря на такое затмевающее окружение, замок Бельвуар нашел свое место в «Красотах Англии и Уэльса», и ему посвящен особый путеводитель в «Гибсоновской» библиотеке.

После того, что уже было сказано о его художественных богатствах, его местоположении и его владельцах, можно было бы не останавливаться больше на его, описании, если бы не некоторые детали, приобретающие теперь литературное значение.

«Гибсон» подробно описывает и дорогу к замку, обсаженную аллеями кедров и рододендронов, и буковые рощи, и поселок ремесленников, обслуживающих замок, и самый замок, от подножия которого открывается великолепный горный, точно «альпийский» вид, охватывающий и далекий Ноттингем и даже колокольню Линкольнского собора.

И вот, главный вход в замок охраняется восемью пушками, поставленными на грозном бастионе с надписями изречений на латинском языке. «Здесь, прогуливаясь по эспланаде, — рассказывает Гибсон, — зритель особенно поражен смелым местоположением замка, господствующим над пейзажем почти в тридцать миль в окружности», и оправдывающим его имя: «Прекрасный вид».

Эспланада перед замком, на ней бастион и пушки, — этого нет ни в замке датского короля Кроненборге и ни в одном другом замке. Только здесь видел их автор «Гамлета», и о них вспоминал он, когда в его воображении рисовалось место действия 1-го акта в сценах появления тени. Здесь юный принц услышал впервые голос совести, призывающий его мятежный дух к мести за убитого отца. Здесь и поэт-мятежник вспоминал о зверски убитом друге и вожде, вероятно, думал о мести и страдал от сознания своего бессилия.

Но дальше, — эспланада эта расположена над отвесной стеною обрыва, в которой проделан вход в огромный погреб, составляющий подземную часть замка, где до сих пор еще сохранились гигантские бочки. Теперь некоторые критики, вылавливавшие промахи Шекспира, не нашли бы грубою и пошлою шуткой слова Гамлета, слышавшего на эспланаде голос, выходящий из-под земли, и окликнувшего своих спутников беззаботно, чтобы ободрить их: «Вы слышите этого товарища в погребе?».

По условиям тогдашней драматургии, мы не найдем, пожалуй, у Шекспира других указаний на его родной дом. И все-таки, когда ему надо было придумать название для парка в «Венецианском купце», ему стоило только «долину» заменить «горой» и назвать его, вместо парка Бельвуара или Бельваля, — парком Бельмонта.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница