Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сценические действия

Неотъемлемым элементом пьес Шекспира были сильные сценические эффекты, рассчитанные на то, чтобы потрясти публику. Некоторые из них уже упоминались, но не грех перечислить их снова, — тогда станет очевидным, что внутренний драматизм у Шекспира всегда сочетается с ярким внешним сценическим действием.

На зрителей производили впечатление существа сверхъестественные. Шекспир выводит на сцену эльфоа, ведьм, призраки умерших. Сверхъестественное присутствует не во всех пьесах Шекспира, но оно есть в таких его творениях, как «Сон в летнюю ночь», «Ричард III», «Гамлет», «Юлий Цезарь», «Макбет», «Буря».

Зрители шекспировского театра любили сильные и страшные зрелища. В начале карьеры Шекспир «переиродил» всех авторов кровавых трагедий своим «Титом Андроником», в котором было чудовищное нагромождение злодейств: четырнадцать убийств, три отрубленные руки, один отрезанный язык, мать, съедающая пирог из мяса убитых сыновей, человек, которого живьем закапывают в землю.

Читатель ошибется, если решит, что, достигнув творческой зрелости, Шекспир отказался от подобных эффектов. Его самая философская трагедия содержит появление призрака из загробного мира, четыре убийства, происходящие на сцене, два — за сценой, одно отравление и утопленницу. В «Короле Лире» Глостеру на сцене выкалывают глаза, убивают Корнуола, Освальда, Эдмунда, одна сестра отравляет, другую, потом кончает самоубийством, третью вешают, и на глазах у зрителей умирает сам король Лир.

В «Цимбелине» Клотен, преследуя Имогену, переодевается в платье ее мужа Постума. В лесу его убивает Гвидерий, отрубает ему голову и бросает ее в море. Тем временем Идоогена, оставшаяся в пещере, приняла порошок, усыпивший ее, как Джульетту. Решив, что она умерла, ее тело кладут рядом с трупом Клотена. Имогена просыпается, и первое, что она видит, — безголовый труп человека в платье ее мужа!

Вот какими эффектами не брезговал автор, уже успевший создать «Гамлета», «Короля Лира», «Антония и Клеопатру».

Зрители шекспировского театра любили видеть на сцене поединки. Поединки и битвы происходят в большинстве пьес Шекспира. Естественно, что чаще всего они встречаются в пьесах-хрониках. В «Генри VI» (часть первая) — 10 раз, «Генри VI» (часть вторая) — 4 раза и один большой мятеж крестьян, в обеих частях «Генри IV» сражения занимают видное место, а «Генри V» — целиком представляет собой апофеоз исторической битвы под Азинкуром.

В «Юлии Цезаре», «Антонии и Клеопатре», «Кориолане» битвы имеют первостепенное значение в судьбах героев. Они играют важную роль в развязке «Короля Лира», «Макбета», «Цимбелина».

Бой на сцене шекспировского театра представлял яркое и волнующее зрелище. Не забудем, что то было время, когда каждый носил при себе меч или кинжал, а иногда и то и другое, и всякий мужчина должен был владеть оружием. Достаточно сказать, что такой ученый-драматург, как Бен Джонсон, дважды сидел в тюрьме за убийство на поединке. Короче говоря, зрители шекспировского театра понимали в этом толк и очень смеялись бы, глядя на жалкие потуги фехтовать в нынешних постановках «Гамлета». В шекспировском театре на сцене показывали настоящие поединки, которые можно сравнить с цирковой борьбой, когда противники заранее сговариваются, кто кого победит. Но даже при этом условии зрители должны были видеть настоящую борьбу.

Если мы хотим составить себе представление об искусстве сценического боя, — а это было именно искусство, — то должны познакомиться с театральными боями в восточном, в Частности японском, театре. Начать с того, что поединки происходили по ритуалу. Нельзя было размахивать мечом или шпагой как попало. Борьба происходила по правилам, с исполнением определенных фигур; нарушить их значило запятнать свою честь. Но то была не игра, а бой, при котором дерущиеся проливали если не кровь, то много пота.

В недавнее время ритуальный и вместе с тем напряженный, боевой характер поединков восстановили Королевский шекспировский театр, Берлинский ансамбль в постановке «Кориолана» и Большой Драматический театр имени Горького в постановке «Генри IV», осуществленной Г. Товстоноговым.

Ритуал и церемониальные моменты вообще занимали значительное место в спектаклях пьес Шекспира. Всякий официальный выход королевских особ совершался с помпой. Придворные несли штандарты с изображением гербов. Герцоги тоже выходили со своими штандартами. Зрители шекспировского времени по гербам на флагах узнавали, кто из вошедших на сцену Ланкастер, Йорк, Глостер, Уинчестер, Сомерсет, Сеффолк. Герцогства и графства имели гербы, сохранившиеся до сих пор, и нетрудно восстановить всю красочность флагов и гербов, которые применялись в шекспировских спектаклях хроник.

Подсчитано: в первой части «Генри VI» двадцать один торжественный выход, сверх того — похоронная процессия с гробом Генри V, суд короля в парламенте. Во второй части трилогии — двадцать четыре формальных входа и выхода со сцены, несколько проходов войск. В третьей части — тридцать шесть церемониальных процессий. Даже в такой пьесе, как «Генри IV», часть первая, где много комических сцен, сохраняется пятнадцать входов и выходов, имеющих характер процессий.

В «Гамлете» первая же сцена — смена стражи — совершается по принятому церемониалу. Вторая сцена начинается, как мы помним, с торжественного выхода короля. Отправление послов тоже имело свой церемониал. Клятва Гамлета призраку, а затем клятва друзей, обязующихся молчать, тоже совершались по определенному обряду. Всякое нарушение принятого ритуала замечалось. Лаэрт оскорблен тем, что на похоронах Офелии священник сократил некоторые элементы обряда, ибо она рассталась с жизнью без полагавшегося последнего причащения. По определенному церемониалу происходит и поединок Гамлета с Лаэртом. Проход войск Фортинбраса совершался торжественно, еще торжественнее было его прибытие в Эльсинор, и, наконец, похороны Гамлета также совершались с соблюдением всех церемоний, полагавшихся царственной особе.

Эти действия не всегда имеют только церемониальное значение. В «Гамлете» Клавдий окружен телохранителями, поэтому не лишено оснований предположение о том, что принцу нелегко осуществить месть из-за причин чисто внешних.

Но самое интересное свидетельство того значения, какое имеет сопровождение монарха, мы находим в «Короле Лире». Одним из разительных драматических элементов великой трагедии, между прочим, является различие между первым выходом Лира, который, несомненно, обставлялся с предельной торжественностью, и теми выводами, когда дочери лишили его свиты. Вопрос о численности свиты Лира нам теперь кажется пустячным, а для него он имел жизненно важное значение. Пока была свита, Лир мог казаться королем себе и другим. Без свиты он терял царственное положение и становился простым смертным. Поэтому он и борется с такой страстью за каждого человека в своей свите. Его трагедия начинается с того, что он лишается первого реального признака королевского звания.

Зрители шекспировского театра отлично понимали всю важность вопроса. Когда Лир один, без свиты, уходил в степь, это без всяких слов говорило о его падении.

В комедиях таких церемоний меньше, но встречаются они и там: выходы герцога Эфесского в «Комедии ошибок», герцога Тезея в «Сне в летнюю ночь», дожа в «Венецианском купце», арагонского принца Дон Педро а «Много шума из ничего», графа Орсино в «Двенадцатой ночи», французского короля в «Конец — делу венец» совершались в форме процессии. Даже герцог, изгнанный в Арденнский лес («Как вам это понравится»), сохраняет свиту и появляется с процессией вельмож, одетых лесничими (II, 1).

Во всех пьесах, но особенно в комедиях, встречается много действий совсем не торжественного характера, и это очень важно для того, чтобы не создалось впечатления о формальном и церемониальном строе пьес Шекспира. Как и во многом другом, Шекспир и в этом сочетает традиционные условности с моментами совершенно жизненными. Церемонии иногда принимают драматический характер оттого, что в них вводятся не предусмотренные ритуалом элементы. Такова мрачная фигура Гамлета, одетого в траурное платье, во время парадной процессии, сопровождающей первый выход Клавдия и Гертруды. Я уже не говорю о пародийных выходах в комедиях. Отмечая элементы ритуала и церемонии в пьесах Шекспира, не будем преувеличивать их значение. Они образуют лишь рамку или фон для живого и напряженного драматического действия, которое связано с столкновениями между действующими лицами. Здесь важен не Церемониал, а личные стремления и страсти.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница