Рекомендуем

http://subli.ru/kruzhki/khameleony.html фото на кружке хамелеон.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Виды трагедий Шекспира

Рассматривая все произведения Шекспира, трагические по своему характеру, можно различать среди них несколько разновидностей жанра.

Главным критерием разграничения является относительная важность государственного и индивидуального момента в общем строе драмы. Личный мотив очевиднее всего преобладает в «Отелло». Судьбы Венеции и Кипра не зависят от семейной драмы благородного мавра. В других трагедиях постоянно подчеркивается, что судьбы героев связаны с судьбами государства. Даже любовная трагедия «Ромео и Джульетта» содержит этот мотив. Причиной трагической гибели героя и героини является междоусобица; их смерть примиряет враждующие семейства и способствует восстановлению мира в веронском герцогстве. Об остальных трагедиях не приходится говорить, настолько взаимосвязаны в них личные судьбы героев с состоянием государства, в котором они занимают высочайшее положение.

Исключение составляет Тимон. Его трагедия представляет особый интерес потому, что в ней есть разграничение между государством и обществом, чего нет в других трагедиях Шекспира, где общество и государство неотделимы. В «Тимоне Афинском» конфликт происходит между частным лицом богачом Тимоном и частными лицами, пользующимися его щедростью. Тимон помогал своими богатствами и государству. В нужде он был отвергнут и государством, и частными лицами. В «Виндзорских насмешницах» столкновение между обедневшим дворянином Фальстафом и процветающими горожанами обыграно в комическом духе, без особого акцентирования сословного антагонизма. В «Тимоне Афинском» конфликт обретает четкие социальные контуры. Если «Виндзорские насмешницы» можно условно назвать буржуазной комедией, то «Тимон Афинский» — буржуазная трагедия в том смысле, что коллизия этой пьесы могла возникнуть на почве имущественно-денежных отношений. Здесь не только осуждается разлагающее влияние золота на человеческие души, но также изображена трагедия частного лица, а не короля, принца, полководца. История Алкивиада, изгнанного из Афин и возвращающегося туда с победой, составляет побочную линию фабулы, подобную истории Фортинбраса в «Гамлете».

Шекспир не отделяет человека от социального окружения, и тем не менее среди его трагедий есть такие, в которых драматический конфликт не исчерпывается противоречиями в государстве, в правящей верхушке, в царствующей семье. В некоторых трагедиях непосредственно данная в фабуле драматическая борьба сочетается с изображением сложных душевных переживаний героев и героинь. Содержание «Гамлета» не покрывается темой мести. Давно уже заметили, что трагедия интересна не внешними происшествиями, а противоречиями в сознании героя. То же самое относится к «Отелло», «Королю Лиру», «Макбету», «Антонию и Клеопатре». Но, как говорилось, глубокое внутреннее содержание трагедий до некоторой степени отвлекло внимание от фабулы и драматического действия. Для полноты восприятия необходимо учитывать все аспекты трагедии. Только так достигается правильное понимание произведения. Но именно в создании глубокого внутреннего конфликта и заключалось важнейшее художественное открытие Шекспира.

Мы не замечаем теперь вопроса о престолонаследии в «Гамлете», хотя он весьма тревожит короля; не обращаем внимания на то, что Лир раздробил единое государство, создав предпосылки для междоусобий. Для нас главное — в философском и психологическом смысле трагедий датского принца и британского короля.

Сравнивая трагедии с хрониками, мы вправе сказать, что ранние пьесы по преимуществу выдвигали на первый план проблемы государственные, а личное в них занимало второстепенное место; в годы зрелости Шекспир создает трагедии, в которых вопросы жизни в целом, нравственные проблемы, противоречия душевного мира, борьба разума и чувства выдвигаются на первый план. Однако и между зрелыми трагедиями Шекспира есть различия. В «Гамлете», «Отелло», «Короле Лире», «Макбете» люди, находящиеся на вершине общественной пирамиды, озабочены не государственными вопросами, а тем, что происходит с ними самими. В «Юлии Цезаре», «Антонии и Клеопатре», «Кориолане» переживания героев непосредственно связаны с заботами о состоянии государства и их личного положения в нем. Здесь государственно-политическая проблема становится личным вопросом. В этом отношении римские трагедии имеют много общего с хрониками. Различие, однако, состоит в том, что в них глубже, чем в хрониках, затронуты переживания героев.

В хрониках пружиной конфликтов служит борьба между феодальным сепаратизмом и монархической централизацией, но участники междоусобиц выступают не как выразители политических принципов: каждый борется за свои личные или династические интересы. В «Юлии Цезаре» и «Кориолане» ставится вопрос о принципе государственного строя. Брут выступает врагом единоличной диктатуры, Кориолан, наоборот, противник демократии; в борьбе, происходящей в обеих трагедиях, отдельные участники имеют свои корыстные или индивидуальные интересы, но эти два героя бескорыстны, они борются и погибают во имя принципа, причем каждый из них переживает драму, в которой идея приходит в столкновение с личным чувством.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница