Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Путь к романтической комедии

С самого начала надо оговорить ограничения, принятые здесь. Прежде всего, в этом разделе рассматриваются не все произведения, которые Хеминг и Кондел щедро отдали данному жанру, а только часть их, точнее говоря — произведения, написанные Шекспиром в первый и второй периоды его творчества: «Комедия ошибок», «Укрощение строптивой», «Два веронца», «Бесплодные усилия любви», «Сон в летнюю ночь», «Венецианский купец», «Виндзорские насмешницы», «Много шума из ничего», «Как вам это понравится», «Двенадцатая ночь». Их называют иногда романтическими комедиями, иногда просто веселыми — в отличие от мрачных комедий; Джон Довер Уилсон недавно предложил считать их «счастливыми» комедиями.

Во-вторых, ограничиваю две темы: здесь не исследуется эстетическая категория комического, а рассматривается комедия как один из видов драматургии Шекспира. Это разграничение тем более необходимо, что понятие комического не покрывают полностью даже жизнерадостные пьесы, ибо, как мы знаем, Шекспир легко вводит в комедии и печальные события.

Комедии Шекспира уникальны. Хотя фабула полностью или частично всегда восходит к каким-то более или менее древним корням, а характеры имеют прототипы в разных видах литературы и драмы, тем не менее комедий такого типа во всей литературе, предшествующей эпохе Шекспира, не существовало. Именно Возрождение породило тот тип комедии, который мы находим у Шекспира1.

Это не означает, что он единоличный создатель особой разновидности комедийного искусства. Как и во всем остальном, Шекспир и здесь художник, увенчавший процесс, начавшийся до него. Уже его непосредственные предшественники создали в Англии первые образцы ренессансной комедии.

Комедия всегда была грубовата — от Аристофана до авторов итальянской «ученой» комедии эпохи Возрождения. Англичанин Джон Лили (1554—1606), решительно порвав с традицией фарса, внес в комедию изящество, утонченность манер и интеллектуальный юмор. Словесные поединки героев и героинь, их состязания в остроумии, забавные слуги галантных господ, девушки, переодетые юношами, бойкие юнцы и нимфы — эти знакомые нам элементы шекспировских комедий впервые встречаются у Лили. Его пьесы понравились современникам и красотой мысли, и красотой поэтического языка. Но в пьесах Лили было слишком много искусственности. Его герои выражались не так, как могли бы рассуждать обыкновенные люди. Все они были отличными риторами, увлекающимися задачей изысканно выразить простейшие мысли.

Как это часто бывает с новаторами, Лили ударился в другую крайность. Претенциозность его стиля, названного эвфуистическим (по имени героя его романа «Эвфуэс»), стала легкой мишенью для пародий, в том числе шекспировских, но, как показал Марко Минков, Шекспир вместе с тем немало заимствовал у Лили2. Столь нравящиеся нам комедии своим изяществом, тонкостью юмора и изображением галантности в любви отчасти обязаны влиянию этого забытого теперь писателя, которого Шекспир уже в XVI веке совершенно затмил.

Но не только на придворной сцене, для которой писал Лили, — в народном театре у Шекспира тоже были предшественники — писатели-гуманисты, «университетские умы» Джордж Пиль, Томас Нэш, и более других Роберт Грин. Они первые стали сочетать приключенческие и любовные сюжеты с юмористическими сценками. Как заметил Джон Довер Уилсон, у Грина были основания упрекать Шекспира за то, что он «украсился нашими перьями». Шекспир, несомненно, использовал методы, созданные его предшественниками.

Здесь ни к чему повторять многократно доказанное превосходство Шекспира над. его предшественниками. Я упомянул их лишь для того, чтобы подчеркнуть, что формирование шекспировской комедии началось в его время, а не раньше, и не имеет аналогии в комедийном творчестве не только отдаленных эпох, но даже в ренессансной Италии, хотя и там отдельные элементы комедии нового типа начали появляться, не получив, однако, художественного завершения.

Шекспир начал комедийное творчество с исканий. Раньше всего он попробовал свои силы в подражании классическим образцам и создал по мотивам «Менехмов» Плавта «Комедию ошибок». В своем роде это шедевр. Среди других комедий Шекспира эта — самая комическая в общепринятом смысле. Смех вызывается традиционной комедийной путаницей из-за сходства двух пар близнецов — господ и слуг. Но Шекспира этот тип комедии не удовлетворил. Хотя он потом использовал мотив сходства близнецов в «Двенадцатой ночи», в целом, однако, он стал искать другой основы для построения комедии.

В «Укрощении строптивой» Шекспир сочетал две интриги, каждая из которых принадлежит определенному типу комедии. Линия «укрощения» имеет корни в фарсовой традиции споров, перебранок и драк между мужем и женой. При первой же встрече с Петруччо Катарина закатывает ему оплеуху, а дальше между ними все время идет борьба, пока Катарина не смиряется. Вторая линия действия повторяет мотив, обычный в «ученой» комедии, — юноша прибегает к обману, чтобы жениться на девушке, которой отец прочит другого мужа.

Шекспира не удовлетворили и эти комедийные мотивы. В «Двух веронцах» он обрел то, что больше всего соответствовало его идее комедии. Основу фабулы он взял из пасторального романа Монтемайора «Диана», — может быть, не непосредственно, ибо уже задолго до шекспировской существовала (но не сохранилась) пьеса на этот сюжет. Отныне тема всех комедий Шекспира — треволнения и испытания любви и дружбы. Но часто он вводит мотивы, которые расширяют содержание пьес. Не одна только любовь составляет их драматическое содержание.

Рядом с мотивами любви и дружбы всегда в комедиях есть злоба, зависть, клевета, ревность. Борьба страстей составляет одну из основ драматизма в комедиях. Строя многоплановое действие, Шекспир вводит персонажи, движимые низменными побуждениями. Поэтому фабула комедий обязательно включает элемент дисгармоничный, враждебный тем высоким началам любви и дружбы, утверждение которых составляет идейный фундамент этих пьес.

Но у Шекспира нет противопоставления двух ладов пьесы в том смысле, что только мир зла несет дисгармонию. В мире любви и дружбы свои неурядицы. Они происходят либо оттого, что любовь одного не встречает ответа, либо оттого, что любовь наталкивается на внешние препятствия. Движение фабулы комедий идет от разлада к согласию, от раздоров к миру, от недоразумений к ясности. Все дисгармоничное побеждается.

Примечания

1. Новейшие работы советских шекспироведов о комедиях Шекспира: А.А. Смирнов. Шекспир. Л.—М., «Искусство», 1963, стр. 88—100; А. Штейн. Великий мастер комедии. В кн.: Шекспировский сборник 1958, изд. ВТО, стр. 123—163; в Шекспировском сборнике 1967, изд. ВТО, статьи: А. Бартошевич. Комедия предшественников Шекспира; С. Кржижановский. Сэр Джон Фальстаф и Дон Кихот; Л. Пинский. Комедии и комическое у Шекспира; Н. Зубова. Клоуны и шуты в пьесах Шекспира; С. Нельс. Шекспир на советской сцене. М., «Искусство», 1960, глава — «Комедии Шекспира», стр. 417—476; О. Ильинская. Гуманистическая утопия Шекспира. В сб.: Шекспир на сцене и на экране. М., изд. ВГИК., 1970, стр. 77—130.

2. Marco Mincoff. Shakespeare and Lyly. Shakespeare Survey 14. Cambridge, 1961, p. 15—24.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница