Рекомендуем

Какое оборудование для моек "ИнВестСтрой".

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Юморы

Старинный народный театр имел свой сатирический типаж. Это были различные воплощения пороков. Ренессансный гуманистический театр создал свои сатирические персонажи. Типы брались из самой действительности, хотя подсказка для создания таких персонажей шла от римской комедии и от итальянских комедий, как ученых, так и импровизационных. Уже приходилось упоминать о типаже в пьесах Шекспира вообще. Сейчас надо отметить, что некоторые типы уже в ранних пьесах Шекспира были сатирическими. Театральную практику 1590-х годов обобщил Бен Джонсон, создав теорию юморов1.

Термин «юмор» (humour) в том понимании, которое предложил Бен Джонсон, восходит к понятию гумора, то есть той жидкости, от которой будто бы зависит предрасположение человека к жестокости, меланхолии и т. п. Сохранив это название, Бен Джонсон вложил в него понятие уже не физиологическое, а нравственное. В комедии «Всяк в своем нраве» (дословно — всяк в своем юморе) он поручает одному из персонажей дать объяснение юмора: «это чудовище, рождающееся в человеке по причине себялюбия и аффектации и питающееся безрассудством» (III, 1). В таком понимании юмор — односторонность, проявляющаяся в каком-нибудь отрицательном нравственном качестве. Теория Бена Джонсона явилась предвосхищением того принципа в изображении характеров, который станет основным в сатирической комедии классицизма XVII века. Джонсон вообще был зачинателем этой линии драматургии, и его значение иногда все еще недооценивается, хотя именно его следует считать родоначальником новой сатирической комедии.

Как метод изображения характеров вообще принцип Джонсона решительно расходится с принципом Шекспира, стремившегося к изображению всей полноты человеческой личности даже в отрицательных персонажах. Но как один из приемов характеристики второстепенных лиц Шекспир его не отвергал. Более того — существует даже предание, что Шекспир и Бен Джонсон любили наблюдать такие «юморы» и вводить их в свои пьесы.

Так как лица с юморами вводились в сатирические комедии, то отсюда и возникло понятие юмористических характеров. Первоначально характер с юмором означал лицо, у которого есть недостаток, заслуживающий осмеяния. Впоследствии возникло разграничение сатирических характеров, достойных осуждения посредством осмеяния, и юмористических характеров — лиц с недостатками, вызывающими смех, но не злой, а добродушный. Фальстаф юмористичен в этом смысле.

Во времена Шекспира такого разграничения не проводили, и все персонажи с какой-нибудь типичной странностью, причудой, пороком одинаково назывались юморами. На первый взгляд юмор близок к персонажам комедии масок. Но эта близость кажущаяся. Маски итальянской комедии — устойчивые типы, юморы — весьма разнообразные и причудливые. Джонсон создал длинную галерею таких разнообразных «юморов». Шекспир тоже ввел в свои пьесы несколько любопытных «юморов».

«Виндзорские насмешницы» особенно богаты разными «юморами». Это даже было подчеркнуто в пространном названии на титульном листе первого издания «Наиприятнейшая и превосходно сочиненная комедия о сэре Джоне Фальстафе и веселых виндзорских женах, перемешанная несколькими различными и смешными юморами валийского рыцаря сэра Хью, судьи Шеллоу и его мудрого кузена Слендера. С хвастунами лейтенантом Пистолем и капралом Нимом» (1602).

Один из персонажей — спутник Фальстафа Ним — гам называет себя характером с юмором. В перебранке с судьей Шеллоу и Слендером Ним кричит: «Режь его, палка верба, режь, это мне по характеру!» (I, 1, 134). В подлиннике — «таков мой юмор» (that's my humour). Юмор Нима — лаконичная речь с затаенной угрозой собеседнику.

В «Все хорошо, что кончается хорошо» «юмор» Пистоля — высокопарные речи, изобилующие цитатами из риторических речей в трагедиях. В лице доктора Кайюса представлен до крайности раздражительный и вспыльчивый француз, безбожно коверкающий английские слова. Судья Шеллоу — тоже юмор: глупый, но с большим самомнением, он считает себя важной персоной. Слендер назван умником, конечно, иронически.

Юморами являются стражники в «Много шума из ничего» и «Мере за меру», сводня Переспела в той же комедии. Юморы появляются и в трагедиях. Низкопоклонный и до изощренности учтивый Осрик — юмор.

Жак в «Как вам это понравится» возник явно из юмора меланхолика. Он задуман как фигура, достойная осмеяния.

В «Тимоне Афинском» нет шекспировских характеров, обладающих многосторонностью. Даже сам Тимон воплощает сначала юмор безрассудно щедрого, а потом юмор ожесточенного меланхолика. Что же касается остальных персонажей, то они изображены настолько обобщенно, что им даже не дано личных имен: Поэт, Живописец, Ювелир, Купец; каждый из них расхваливает свое ремесло, а все вместе воплощают юмор неблагодарности. Девицы, сопровождающие Алкивиада, хотя названы разными именами, обе принадлежат к типу куртизанок. Апемант — юмор злобного хулителя. Никто этой пьесе не имеет тех черт, которые делают индивидуальностями даже Полония («Гамлет»), Освальда («Король Лир») и другие подобные персонажи в трагедиях. В «Тимоне Афинском» живых человеческих лиц почти не видно. Даже верный дворецкий Тимона Флавий — просто воплощение верности, хотя его фигура, конечно, не сатирическая.

Если Шекспир и пользовался приемом создания юморов для второстепенных фигур своих пьес, то лишь в ограниченных пределах. У него это не стало основой характеристики главных персонажей, как у Бена Джонсона. Юморы — лишь одна из красок на богатой палитре Шекспира.

В целом сатира не является самостоятельным жанром у Шекспира, но учитывать наличие ее элементов необходимо, если мы хотим охватить все многообразие средств, которыми он пользовался при создании пьес.

Примечания

1. А. Ромм. Бен Джонсон. Л.—М., «Искусство», 1958, 37—38.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница