Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сатира

Критика давно уже обратила внимание на то, что у Шекспира нет ни одной сатирической комедии. Это особенно заметно при сравнении его творчества с творчеством Бена Джонсона. Последний создал яркие образцы сатирической комедии — «Вольпоне», «Варфоломеевская ярмарка» и другие, в которых осуждались пороки современных лондонцев. Шекспир таких комедий не писал. Правда, у него есть пьеса, в которой сатирические мотивы весьма значительны, но она не является комедией. Об этой пьесе — «Тимон Афинский» — речь будет дальше. Сейчас же заметим, что если сатира не играет преобладающей роли в драматургии Шекспира, то она все же присутствует в его пьесах как один из элементов.

Шекспир вкладывает в уста разных персонажей речи, имеющие острый сатирический характер. Как говорилось выше, многие реплики персонажей представляют собой лирические стихотворения; наряду с ними в речах действующих лиц мы встречаем небольшие стихотворные сатиры.

Таких сатирических речей несколько у Фоконбриджа («Король Джон»), Он осмеивает пустоту светской беседы, ее внешнюю любезность, прикрывающую недоброжелательство и злобу (I, 1, 182), саркастически характеризует говорливого французского горожанина (II, 1, 155); самым ярким образцом сатиры в его устах является монолог о Корысти. Поводом для речи Фоконбриджа служит то, что английский король Джон и французский король Филипп заключают союз, лишающий принца Артура прав на трон. Джон ради этого уступает часть подвластной ему территории французам; французский король, который «был совестью вооружен» и «шел на битву, словно воин божий» (II, 1, 565, 567), поступился благими целями и согласился на эту сделку. Фоконбридж объясняет, что того сбил с правого пути дьявол:

      О, этот хитрый бес,
Что заставляет клятвам изменять
И нарушать обеты королей.
Бездомных нищих, юношей и старцев,
Девиц — и если нечего терять
Девицам, кроме этого названья,
Он и его похитит.

(II, 1, 569. НР)

Обличение корысти в «Короле Джоне» предвосхищает филиппики на ту же тему в «Тимоне Афинском», где осуждение корыстолюбия становится одной из главных тем пьесы.

В первой части «Генри IV» Хотспер, объясняя, почему он не отдал пленных королю, вспоминает:

      После битвы,
Когда, склонясь на меч и чуть дыша
От напряженья, ярости и жажды,
Сидел я, подошел какой-то лорд,
Нарядный, как жених, и свежебритый.
Как поле после жатвы. Он держал
Меж пальцев склянку с мускусной струею,
Вертел в руках, и нюхал, и чихал,
И нес какой-то вздор, и улыбался.
Когда солдаты стали выносить
Убитых, он им сделал замечанье,
Чтоб трупы проносили стороной,
Откуда не повеет разложеньем...
...Он был прилизан и благоухал,
И рассуждал, как барышня, о пушках
И ранах, и хвалил мне спермацет
Как лучшее лекарство от контузий.
Он очень сожалел, что из земли
Выкапывают гадкую селитру,
Которая цветущим существам
Приносит смерть или вредит здоровью,
И уверял, что если б не стрельба,
Он сам бы, может быть, пошел в солдаты.

(I, 3, 33. БП)

Речь Хотспера — образец сатиры в классическом стиле. Не может быть, чтобы автор этих строк был незнаком с сатирами Горация и Ювенала.

В «Ромео и Джульетте» монолог Меркуцио о царице Маб содержит элементы сатиры на общественные нравы. Волшебница Маб

  пересекает по ночам
Мозг любящих, которым снится нежность,
Горбы вельмож, которым снится двор,
Усы судей, которым снятся взятки...
Подкатит к переносице сутяги,
И он почует тяжбы аромат.
Щетинкой под ноздрею пощекочет
У пастора, и тот увидит сон
О прибыльности нового прихода...

(РДж, I, 3, 71. БП)

Обращаясь к Бенволио, Меркуцио произносит также сатирическую тираду против дуэлянтов: «Ведь ты готов лезть с кулаками на всякого, у кого хоть на один волос больше или меньше в бороде, чем у тебя, или только за то, что человек ест каштаны, в то время как у тебя глаза каштанового цвета. Голова у тебя набита кулачными соображениями...» (III, 1, 5). Драматическая ирония состоит в том, что враг поножовщины Меркуцио ввязывается в дуэль с Тибальтом и погибает.

Сатирический мотив неожиданно возникает в речи Ромео. Покупая у аптекаря яд, он вручает ему деньги со словами:

Вот золото, гораздо больший яд
И корень пущих зол и преступлений,
Чем этот безобидный порошок.
Не ты, а я даю тебе отраву.

(V, 1, 80. БП)

Сатирическими являются сарказмы Терсита в «Троиле и Крессиде», но их тональность иная, чем у благородных героев. Терсит сам подобен сатиру.

В «Гамлете» принц произносит филиппику против всеобщего пьянства:.

      Эти кутежи,
Расславленные на восток и запад.
Покрыли нас стыдом в чужих краях...

(I, 4, 17. БП)

В «Короле Лире» несколько сатирических характеристик, из которых стоит напомнить речь Эдгара о том, каким он якобы был до того, как сошел с ума. Он был «гордецом и ветренником. Носил перчатки на шляпе. Угождал даме сердца. Повесничал с ней. Что ни слово, давал клятвы. Нарушал их средь бела дня. Засыпал с мыслями об удовольствиях и просыпался, чтобы доставить их себе. Пил и играл в кости. По части женского пола был хуже турецкого султана. Сердцем был лжив, легок на слово, жесток на руку, ленив, как свинья, хитер, как лисица, ненасытен, как волк, бешен, как пес, жаден, как лев» (III, 4, 87. БП). Этот образ светского шалопая продолжает сатиру на дворян, ранний образец которой был вложен в уста Хотспера.

Огромной силой обличения социальной несправедливости полны речи Лира. «Видел ты, как цепной пес лает на нищего? — спрашивает он слепого Глостера. — А бродяга от него удирает. Заметь, это символ власти. Она требует повиновения. Пес этот изображает должностное лицо на служебном посту».

Ты уличную женщину плетьми
Зачем сечешь, подлец, заплечный мастер?
Ты б лучше сам хлестал себя кнутом
За то, что согрешить с ней хочешь втайне.
Мошенника повесил ростовщик.
Сквозь рубища грешок ничтожный виден,
Но бархат мантий прикрывает все.

(IV, 5, 169. БП)

«Тимон Афинский» изобилует сатирическими мотивами. Здесь два персонажа изощряются в речах, полных сарказма и гнева. Тимон еще щедр, радушен и благожелателен, когда Апемант с самого начала извергает одну за другой злобные речи. Одну — против доверия:

Дивлюсь, как можно доверять друг другу!
Гостям к столу ножи дают напрасно,
Неэкономно это и опасно, —
Тому примеров множество. Вот тот,
Что рядышком с хозяином уселся,
С ним делит хлеб, пьет из его бокала, —
Но он же первый рад его зарезать.
Известно это всем. Будь знатным я,
Не пил бы я в гостях: вдруг кто-нибудь
Меня пырнуть захочет в глотку. Нет уж,
Коль на пирах хотят сидеть без дрожи,
Пусть, не снимая панцирь, пьют вельможи.

(I, 2, 43. ПМ)

Он же высказывается против заздравных тостов, против женщин, маскарадов и веселья. Мы слышим его сатирические эпиграммы, когда он встречает Тимона в лесу. Сам Тимон, начиная с IV акта, произносит серию гневных, обличительных речей. Его проклятие Афинам (IV, 1) начинает мотив извращения всех естественных отношений между людьми, который составляет главную тему его монологов. Особенно знаменитым стало у нас его гневное рассуждение об извращающем влиянии золота и денег на всю жизнь:

Тут золота достаточно вполне,
Чтоб черное успешно сделать белым,
Уродство — красотою, зло — добром,
Трусливого — отважным, старца — юным
И низость — благородством.

(IV, 3, 28. ПМ)

Тимон рисует грандиозную картину всеобщего хищничества в речи, обращенной к разбойникам: «Должны вы есть людей...» (IV, 3, 429).

«Тимон Афинский» — грандиозная филиппика против человечества, подпавшего под власть корысти. Тимона часто сравнивают с типом разочарованного героя, встречающегося в пьесах начала XVII века. Пьеса принадлежит к жанру трагической сатиры, как бы дополняющему комическую сатиру, о которой речь шла выше. Сатирической делают пьесу не только обличительные речи героя. В связи с этим надо остановиться на типаже действующих лиц.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница