Рекомендуем

Spb скупка оригинальных картриджей http://www.s-cart.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Предисловие (М.П. Алексеев)

Судьба наследия Шекспира в русской литературе, в русском театре и искусстве неоднократно служила предметом общих и специальных исследований. Этой теме в различных ее аспектах за последние полтора столетия посвящено немалое количество книг и статей, сообщений и заметок на русском и иностранных языках.

Уже с начала XIX в. в русской печати — в журналах и альманахах — все чаще начали появляться первые опыты самостоятельной оценки творений Шекспира, особенностей и качеств их переводов и переделок на русском языке. В статьях Пушкина, а затем и Белинского заключено уже много замечательных исторических суждений относительно пьес Шекспира и той роли, которую они сыграли и еще будут играть в русской драматургии и театральной жизни; в первых русских трудах по истории русского театра, а также в специальных театральных журналах 40-х годов XIX в. уже можно встретить критические обзоры переводов и переделок шекспировских драм на русском языке за несколько десятилетий — с конца XVIII в., переводы критических материалов о Шекспире со всех западноевропейских языков, известия о различных примечательных событиях из истории усвоения Шекспира в России1 и т. д.

К 300-летию со дня рождения великого английского драматурга литератор и педагог А.Д. Галахов опубликовал небольшую статью «Шекспир в России»,2 которую можно считать одной из ранних попыток обобщения известных к тому времени данных об основных русских переводах произведений Шекспира, театральных постановках его пьес, статьях о нем и литературных откликах на его творчество в России, начиная от Сумарокова. В том же юбилейном 1864 г. предприняты были и другие попытки определить общее историческое значение увлечения Шекспиром русских писателей, деятелей театра, художников, музыкантов. В связи именно с этой годовщиной И.С. Тургенев с полным основанием отметил в своей речи: «Мы, русские, празднуем память Шекспира, и мы имеем право ее праздновать. Для нас Шекспир не одно только громкое, яркое имя, которому поклоняются лишь изредка и издали; он сделался нашим достоянием, он вошел в нашу плоть и кровь».3 Эти известные слова сказаны были не в результате специальных исторических разысканий, но на основе личных воспоминаний писателя; Тургенев, однако, едва ли предполагал, насколько глубоко будут они оправданы всем последующим ходом развития русской культуры.

В дальнейшем попытки представить общую картину эволюции восприятия творчества Шекспира в России делались неоднократно, но в этих обзорных статьях различного объема и назначения чаще всего речь шла преимущественно о ранних русских переделках шекспировских пьес, осуществленных на протяжении XVIII и начала XIX в. Таковы, например, статьи В.А. Лебедева,4 представляющие собой фрагменты предпринятой им общей работы о Шекспире в России, так и оставшейся в целом неосуществленной, аналогичные опыты Н.И. Стороженко, В.В. Чуйко и др., также не охватывавшие весь обширный накопившийся к тому времени материал. Книга С. Тимофеева о шекспировских элементах в русской драматургии5 значительно расширила хронологические рамки сопоставлений, характеризуя воздействие пьес Шекспира на русских драматургов от Сумарокова до А.Н. Островского и А.К. Толстого, зато автор сознательно отстранил от себя многие другие стороны проблемы — переводческие, театроведческие и т. д.

К началу XX в. напечатано было уже довольно много статей о Шекспире в России эпизодического характера,6 а в 1904 г. опубликована была первая обширная сводка библиографических материалов: перечень переводов произведений Шекспира на русском языке и критической литературы о нем.7 Однако большой обобщающей работы на эту тему все еще не появлялось, хотя подготовительные разыскания в этой области производились непрерывно, а круг проблем, подлежащих освещению, прояснялся.8

Одно из первых более подробных общих исследований о Шекспире в России напечатано было в 1912 г.; это была книга профессора русской литературы университета в Лилле (Франция) Андре Лиронделя,9 вызвавшая множество изложений и откликов как в русской, так и в иностранной печати; в этих статьях отмечены были сильные и слабые стороны названного труда.10 Выгодно отличаясь от названных выше работ большей полнотой материала и систематическим характером его изложения, труд Лиронделя имеет, однако, ряд существенных недостатков. История русского «шекспиризма» (под этим обобщающим термином авторы настоящей книги — в соответствии со старой русской словесной традицией — понимают совокупность явлений восприятия и творческого усвоения Шекспира в нашей стране) доведена А. Лиронделем только до 1330-х годов, но и предшествующая эпоха получила далеко не исчерпывающее освещение.

Дальнейшим этапом в развитии данной темы явился памятный шекспировский 1916 год (300-летие со дня его смерти), в течение которого было опубликовано несколько новых статей о Шекспире в России.11 И все же это были по преимуществу юбилейные отклики, недостаточно обогащенные новыми данными, напоминавшие старые общеизвестные факты.

Очевидные пробелы в разысканиях этого рода стали восполняться лишь в советское время. Исследование А.С. Булгакова,12 охватывающее время от «Гамлета» Сумарокова до постановок шекспировских пьес на русской сцене в 30-е годы XIX в., в значительной мере основано было на изучении рукописных переводов и переделок произведений Шекспира, хранящихся в Ленинградской театральной библиотеке им. А.В. Луначарского. Глава о Шекспире в более поздней книге Э. Симмонса «Английская литература и культура в России»,13 напротив, не содержала в себе сколько-нибудь новых соображений или неизвестных ранее данных — по крайней мере для русских читателей; кроме того, в соответствии с общим замыслом книги изложение снова доведено было лишь до 1840 г. Из работ еще более позднего времени можно упомянуть очерк М. Загорского,14 в котором история усвоения Шекспира на русской почве прослежена в общих чертах на всем ее протяжении до советского времени включительно, впрочем преимущественно с точки зрения театроведения. Новый опыт сводки всего материала представил в немецком «Шекспировском ежегоднике» А. Лютер, подчеркнувший, что эта тема не может быть исчерпана в краткой статье, поскольку, по его словам, «ни в одной стране — за исключением лишь Германии — Шекспир не оказал столь сильного влияния, не переводился столь часто, не ставился столь усердно на сцене, как именно в России».15 Не удивительно, что количество работ о русском шекспиризме, появившихся в разных странах Западной Европы и Америки за последнее десятилетие, оказалось довольно значительным:16 они выполняют свою существенную информационную и реферативную роль для читателей зарубежных стран, но советским исследователям не дают особенно новых и свежих материалов, так как и сами основаны на русских печатных изданиях или на сведениях, полученных из вторых рук.

Таким образом, критическая и научная литература о Шекспире в России довольно велика. Тем не менее, несмотря на наличие упомянутых выше работ, а также ряда исследований по частным вопросам (все они названы ниже в соответствующих главах настоящей книги), изучение интересующей нас проблемы еще далеко от своего завершения. Многие частные, но очень существенные эпизоды истории русского шекспиризма оставались невыясненными; библиографически вся обширная литература о Шекспире на русском языке, появившаяся за два последних столетия, нуждается в специальном описании;17 никогда не рассматривалась систематически и в полном объеме судьба произведений Шекспира в России в последнюю треть XIX в., плохо были освещены или не изучались вовсе отношения к Шекспиру многих русских писателей, критиков, актеров и т. д. Отметим, наконец, что ни одна из названных работ не давала изложения темы во всем ее объеме в разные периоды истории русской культуры. Этот пробел стремится восполнить предлагаемая книга.

Авторы ее вполне сознают, что они поставили перед собой весьма ответственную задачу, выполнение которой могло быть завершено только после длительного труда,18 и что им не удалось справиться вполне со всеми многочисленными затруднениями, возникавшими при написании книги и подготовке ее к печати. Однако они стремились к полноте охвата материалов и с этой целью пытались привлечь к своему исследованию не только все печатные, но и рукописные источники, хранящиеся в важнейших библиотеках и архивах СССР. Наибольшее внимание авторы уделяли литературному резонансу, вызванному творчеством Шекспира в России, — истолкованию его в критике, переводам на русский язык, откликам на них и реминисценциям в художественных произведениях и т. п. Рассматриваются в книге и театральные постановки шекспировских пьес как одна из основных форм освоения драматического наследия; однако многие специальные проблемы театроведческого характера (например, режиссерских замыслов, актерского мастерства и др.) по необходимости должны были остаться за пределами исследования. Далеко не полно отражено в книге воплощение шекспировских тем и образов в русском изобразительном искусстве и музыке.19 Эти малоизученные аспекты русского шекспиризма еще ждут своих исследователей. Авторы отдают себе отчет, что и в тех пределах, которые они себе поставили, книга далека от полноты и что многие более специальные вопросы, связанные с темой книги, остались еще не изученными и не были освещены на нижеследующих страницах; они, однако, надеются, что опубликование настоящей книги будет содействовать дальнейшей разработке проблемы и стимулировать деятельность других исследователей.

Построение книги — хронологическое; она разделена на главы, приблизительно соответствующие принятой периодизации истории русской культуры. Внутренняя структура глав, однако, стремится отразить особенности освоения Шекспира в каждый данный период: в некоторые периоды русского шекспиризма важнейшее значение имели переводы его пьес, вызывавшие обильные критические отзвуки в периодической печати; в другие наблюдались обратные явления: критическое истолкование Шекспира, предпринятое в литературе, поощряло деятельность переводчиков. Изложение доводится до 1917 г. Советский период, когда восприятие творчества Шекспира достигло невозможных для царской России масштабов, стало поистине всенародным и приняло неизвестные ранее формы, требует отдельного исследования. Особый аспект поставленной в книге темы охарактеризован в приложении «Шекспир и русское государство XVI—XVII веков», где рассматриваются контакты драматурга с русской культурой его времени.20

Примечания

1. См., например: Л.Л. <В.С. Межевич.> Шекспир, русские переводчики и русские критики. «Репертуар русского театра», 1841, т. I, кн. 1. стр. 81: А.А. Шаховской. Обозрение русской драматической словесности. «Репертуар русского и Пантеон всех европейских театров», 1842, т. I, кн. 3, отд. II, стр. 6; Ф. Кони. Начало драмы, оперы и балета в России со времени Петра Великого. Там же. 1847, т. I, кн. 1, отд. I, стр. 154 (о «шекспировских» пьесах публичного русского театра 1756—1758 гг.).

2. «С.-Петербургские ведомости», 1864, 24 апреля, № 89 (то же в журнале «Русская сцена», 1864, т. II, № 4, стр. 70—85); к составлению этого обзора А.Д. Галахов был уже подготовлен рядом напечатанных им ранее ценных критических обзоров русских переводов произведений Шекспира (Н. Кетчера и др.): в его известной «Истории русской словесности» (1-е изд.: 1863—1867 г.) также немало говорится об отношении к Шекспиру русских писателей от Сумарокова до Карамзина.

3. «С.-Петербургские ведомости», 1864, 24 апреля, № 89.

4. В.А. Лебедев. 1) Знакомство с Шекспиром до 1812 года. «Русский вестник», 1875, № 12, стр. 755—798; 2) Шекспир в Англии, Франции и России. «Филологические записки», 1878, вып. III, стр. 73—91; 3) Шекспир в переделках Екатерины II. «Русский вестник», 1878, № 3, стр. 5—19.

5. С. Тимофеев. Влияние Шекспира на русскую драму. М., 1887; в несомненной зависимости от этой книги находится первая иностранная работа на эту тему в специальном научном журнале: N. Dole. Shakespeare and the Russian Drama. «Poel-Lore» (Philadelphia), 1889—1890, vol. I, № 11, pp. 497—507; vol. II, № 3, pp. 113—125 Предшествующая статья (Dr. Ziolecki. Shakespeare in Poland, Russia and other Slavonic countries. «Transactions of the New Shakespeare Society», 1880—1885, pp. 431—441) представляет собой краткий доклад, сделанный на заседании Нового шекспировского общества 14 декабря 1883 г. и посвященный всем славянским литературам, из которых русской уделено было наименьшее внимание.

6. Среди них отметим, например, критический обзор основных русских переводов Шекспира в связи с историей возникновения в России «романтического культа» великого английского драматурга в статье И.И. Замотина «Ранние романтические веяния в русской литературе. Влияние Шекспира» («Русский филологический вестник», 1900, Т. XLIV, № 4, стр. 16—22). Ср. в его же последующей монографии: Романтизм 20-х годов в русской литературе, т. 1. Изд. 2-е, доп., СПб., 1913, стр. 48—52.

7. Н.Н. Бахтин. Шекспир в русской литературе (библиографический очерк). В кн.: Шекспир под ред. С.А. Венгерова, т. V. СПб., 1904, стр. 556—597.

8. В течение многих лет над обширной монографией «Шекспиризм в России» работал профессор Киевского университета А.М. Лобода; около 1911 г. она была уже закончена и после опубликования должна была быть защищена в качестве докторской диссертации. Выход в свет книги А. Лиронделя (см. ниже) задержал ее напечатание, так как потребовалось учесть данные и выводы французского ученого; вспыхнувшая в 1914 г. первая империалистическая война и последовавшая вскоре эвакуация Киевского университета в Саратов сказались роковыми для исследования А.М. Лободы; начатый набор этой книги был рассыпан и более не возобновлялся; рукопись ее не сохранилась (см.: Академик Андрій Лобода. Короткий життєпис і спис наукових праць. Київ, 1924, стр. 8).

9. André Lirondelle. Shakespeare en Russie. 1748—1840. Etude de littérature comparée. Paris, 1912 (2-е изд., без изменений, — Paris, 1927).

10. В русской печати из статей, вызванных книгой А. Лиронделя, отметим: Ч. В-с кий (Чешихин-Ветринский), «Вестник Европы», 1913, № 9, стр. 382—384; Е. Бошняк. Шекспир в России. «Голос минувшего», 1913, № 12, стр. 247—304; «Русское богатство», 1913, № 6, стр. 348; Л. Б., «Исторический вестник», 1913, № 6, стр. 1062; Н. Долгов, «Речь», 1913, 28 октября, № 295; И. Замотин, «Русский филологический вестник», 1913, т. LXIX, № 2, стр. 511—512. Из иностранных: G. Polivka, «Deutsche Litteratur-Zeitung», 1913, Bd. XXXIV, SS. 1451—1452; M. Förster, «Shakespeare-Jahrbuch», 1913, Bd. 49, SS. 249—250.

11. См., например: Н. Котляревский. Шекспир и старая Россия (1616—1916). «Вестник Европы», 1916, № 5, стр. 23—31; Ч. Ветринский <В.Е. Чешихин>. Шекспир в России. «Русская мысль», 1916, № 10, отд. II, стр. 50—79; O. Kartochinsky. Shakespeare in Russia. «The Russian Review», 1916, № 3, pp. 141—146; E. Friederichs. Shakespeare in Russland. «Englische Studien» (Leipzig), 1916, H. I, SS. 106—136 (рецензия: A. Graben, «Jahrbuch der deutschen Shakespeare-Gesellschaft», 1917, Bd. 53, SS. 215—226). Статья Э. Фридерихса бегло излагает очень обширный период ознакомления с Шекспиром в России — от начала XVIII в. до И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого и, наконец, наиболее примечательных русских спектаклей начала XX в.; но эта работа поверхностна и не свободна от грубых ошибок: Ф.Г. Волкову, например (а не И.А. Дмитревскому), здесь приписана поездка в Париж и дружба с Гарриком; московское издание «Ричарда III» 1783 г. обозначено как напечатанное (а не переведенное) в Нижнем Новгороде; монолог Гамлета в журнале «Вечера» 1775 г. будто бы напечатан с полным именем переводчика И.И. Шувалова, и т. д. Любопытно, впрочем, следующее характеристическое наблюдение автора (на стр. 106): «Шекспир довольно рано проник в Россию; он нашел там признание и оказал влияние даже ранее, чем во Франции и Англин».

12. А.С. Булгаков. Раннее знакомство с Шекспиром в России. «Театральное наследие», сб. I, Л., 1934, стр. 45—118.

13. E.J. Simmons. English literature and culture in Russia (1553—1840). Cambridge, Mass., 1935 (Harvard Studies in comparative literature, vol. XII), ch. VIII («The early history of Shakespeare in Russia»), pp. 204—236.

14. М. Загорский. Шекспир в России. «Шекспировский сборник, 1947», Изд. ВТО, М., 1948, стр. 57—104.

15. A. Luther. Shakespeare in Russland. «Shakespeare-Jahrbuch», 1950, Bd. 84—86, SS. 214—228.

16. См., например: A. Zanko. Shakespeare in Russia. «Annali della R. Scuola Normale Superiora di Pisa. Lettere, Storia, Filosofia», ser. II, 1938, vol. 7, fasc. 2—3; дополненный вариант той же работы в кн.: A. Zanko. Shakespeare in Russia e Altri Saggi. Torino. 1945, рр. 5—39 («Shakespeare in Russia»); рецензии: 1) S. Baldi, «Anglia», 1946, H. I, SS. 169—171; 2) C. Pellegrini, «Rivista di Letterature Moderne», t. II, 1947, pp. 327—328; 3) С. Сordié, «La Rassegna d’Italia», t. III, 1948, pp. 987—989; C. Bryner, «A Journal of English Literary History», 1941, vol. VIII, pp. 107—118; S.A. Tannenbaum, «Shakespeare Association Bulletin», 1941, vol. XVI, pp. 127—128. Написаны были также две диссертации, одна в Лондонском университете (Tatiana A. Wolff. The Russian Romantics and English Literature. MA Thesis, Univ. of London, 1947; значительная часть этой работы посвящена Шекспиру), другая в Гарвардском университете (George J. Gibian. Shakespeare in Russia. DD Harvard Univ., 1951), но, насколько нам известно, обе остались пока неизданными; Гибиан опубликовал лишь три статьи, посвященные отношению к Шекспиру Пушкина и Толстого; они будут названы ниже в соответствующих местах настоящей книги, как и многие другие работы частного, необобщающего характера. Укажем еще одну диссертацию, также неопубликованную и оставшуюся нам недоступной (Edgar H. Lehrmann. Soviet Shakespeare Appreciation. 1917—1952. DD Columbia Univ., 1954).

17. Ныне эта задача осуществлена в большой книге И.М. Левидовой: Шекспир. Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке. 1748—1962. Изд. «Книга», М., 1964 (709 стр.). Этот ценный библиографический труд осуществлялся составительницей в Москве (во Всесоюзной гос. библиотеке иностранной литературы) в тесном взаимодействии с авторами настоящей книги; помощь справками и библиографическими находками, систематически оказывавшаяся им И.М. Левидовой, была существенной и своевременной, за что авторы выражают ей свою благодарность. Выход в свет этого указателя позволил несколько облегчить библиографический аппарат настоящей книги при окончательной обработке ее к печати. Авторы выражают также свою признательность Э.М. Субботиной, представившей им для пользования свое критико-библиографическое пособие «Шекспир в России» (рукопись, подготовленная в конце 1930-х годов для Шекспировского кабинета ВТО), а также всем лицам, помогавшим своими материалами и советами в процессе подготовки настоящего исследования.

18. В течение нескольких лет ряд глав этой книги докладывался и обсуждался на ежегодных «Шекспировских чтениях» в Ленинграде. Отчеты о первом и втором чтениях 1961—1962 гг. см. в заметке Р. Данилевского («Русская литература», 1962, № 3, стр. 243—244), о четвертом, юбилейном, — в заметках П.Р. Заборова («Известия Академии наук СССР, Отделение литературы и языка», 1964, т. XXIII, вып. 5, стр. 457—458; «Русская литература», 1964, № 3, стр. 240—242).

19. Отчасти эта тема получила освещение в сборнике Ленинградского института театра, музыки и кинематографии «Шекспир и музыка» (Л., 1964).

20. Ссылки к цитатам из пьес Шекспира даются по изданию: The Complete Works of William Shakespeare. Ed. by W.J. Graig. London—New York—Toronto, 1959. В ссылках указываются действие (римская цифра), сцена и строка (арабские цифры).

  К оглавлению Следующая страница