Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Вступление

К несчастью, распространено заблуждение, что о жизни Шекспира известно мало, а то и совсем ничего. На самом деле известно немало. Благодаря непрекращающимся усилиям английских и американских ученых — от Мэлона и Холиуэла-Филиппса в восемнадцатом и девятнадцатом столетиях до наших современников Ч.У. Уоллеса и Лесли Хотсона — раскрылось многое, и нас ожидают новые открытия*; в сущности говоря, мы не были вправе даже рассчитывать на то, что будем столько знать о драматурге, который добрую половину жизни провел в захолустном городке и там же умер. Не будем забывать, что при жизни Шекспира пьесы не считались "серьезной литературой; что после его смерти эффектная драматургия Бомонта и Флетчера затмила его наследие; что, наконец, в годы Гражданской войны и Республики — целых двадцать лет — театры были закрыты. Прошло, таким образом, не менее полусотни лет после смерти Шекспира, прежде чем были сделаны первые робкие изыскания, и многие биографические сведения поступали уже не из первых рук. Однако с того времени из документов и других письменных источников эпохи было извлечено немало свидетельств, и цель настоящей книги — дать скромный обзор того, что мы знаем о Шекспире-человеке после трехсотлетних поисков, а иллюстративный материал украсит и оживит рассказ.

Вдвойне огорчительно, что наша якобы малая осведомленность о жизни Шекспира приобрела характер почти всеобщего заблуждения. На этой почве, в частности, в XVIII веке, зародилось сентиментальное представление о Шекспире как о вдохновенном мужлане, для чего нет ровно никаких оснований, но что в свою очередь поддержало теорию, согласно которой такой человек не мог написать пьесы, известные под его именем. Сто лет назад некая мисс Де-лия Бэкон, к собственному удовольствию, доказала, что искомым автором был ее однофамилец Фрэнсис Бэкон. Мисс Бэкон окончила свои дни в лечебнице для душевнобольных, однако ее труд продолжили ученики, против которых ополчились поборники «подлинного Шекспира» графских кровей. Сейчас нам говорят, что подлинным автором был Марло. Глядишь, какой-нибудь любитель, ищущий, чем себя занять, высмотрит в потемках драматурга-елизаветинца Уэнтуорта Смита, и отряд правдоискателей пополнится.

Эта книга не писалась с целью опровергнуть подобную бессмыслицу, хотя мимоходом и косвенно это делается. В этом, насколько я могу судить, оригинальность работы, и обширная биографическая иконография, включающая документы, портреты и виды мест, послужит дополнительным доводом в пользу того, что человеком, написавшим тридцать шесть пьес Первого фолио, был Уильям Шекспир из Стратфорда-на-Эйвоне. Это вполне разумная гипотеза.

Ф.Э. Холлидей

Сент-Лйвз,
Корнуолл.
Лето 1956 года

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница