Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

«Письмо Стрэчи»

Полемика, связанная с источниками «Бури», всегда доставляла неприятности стратфордианцам, поскольку им приходиться отвечать на очень неудобный вопрос: как попало в руки Уильяма Шекспира «Письмо Стрэчи», нигде не опубликованное и существовавшее только в рукописи? Этого стратфордианцы никогда не могли объяснить вразумительно. Сомнительные попытки биографов выпутаться из затруднительного положения показывают, на каком шатком основании зиждется их теория. Еще раз повторим: Уильям Шекспир из Стратфорда, актер и совладелец театра, не был пайщиком второй Виргинской компании, хотя, конечно, мог позволить себе приобрести пай — как несколько сотен человек, которые пайщиками стали, хотя вряд ли были богаче Шекспира. Нет никаких свидетельств, что Шекспир имел какое-то отношение к Виргинской компании или интересовался ее деятельностью. Согласно немногим документам, свидетельствующим о деловой стороне жизни Шекспира в 1609—1610 годах, он в это время живет в Стратфорде, занимаясь приумножением своего богатства. Шекспир покупает участки земли или арендует их, ведет судебные тяжбы и платит местные налоги. А «Письмо Стрэчи», длинная рукопись, состоящая из 20 тысяч слов, — это конфиденциальный документ компании, опубликованный только в 1625 году. «Письмо» обращено к некой Превосходной леди, которая хорошо знакома с Виргинской компанией. (Это обращение вполне может быть кодом, обозначающим деятелей Виргинской компании; Виргиния — женское имя.) «Письмо» было предназначено для узкого круга директоров компании. Так как же оно могло попасть к Уильяму Шекспиру? Где он мог его прочитать, чтобы использовать в своей пьесе?

Стратфордианцы объясняют знакомство Шекспира с «Письмом Стрэчи» «многочисленными связями», которые якобы могли существовать между Шекспиром и участниками Виргинской компании. Свидетельства этих связей в лучшем случае зыбкие, в худшем — вызывают смех. Прямых и однозначных доказательств нет, а те, что приводятся, порождают все новые неуклюжие объяснения, нарушающие закон Оккама, согласно которому «сущности не следует умножать без необходимости».

Одним из тех, кто мог бы обеспечить Шекспиру доступ к «Письму Стрэчи», называют Дадли Диггса (1583—1639), члена парламента и члена правления Виргинской компании. Он был пасынком Томаса Рассела (1570—1634), уорикширского землевладельца, назначенного в 1616 году душеприказчиком Шекспира. Рассел жил в Олдерминстере в четырех милях от Стратфорда1. Лесли Хотсон совершенно серьезно утверждает, что Диггс навестил Рассела в конце 1610 года по делам компании и, «возможно, привез с собой рукопись "Письма Стрэчи"»2. Но этого просто быть не могло. С какой стати Диггс потащил бы с собой написанный от руки конфиденциальный документ, состоящий из 20 тысяч слов (если предположить, что на одной странице помещалось примерно 200 слов, то, значит, в рукописи было около 100 страниц). В этот городишко надо было ехать три дня — трястись верхом или в экипаже. Ну прибыл бы Диггс к отчиму по своим делам и даже — предположим — зачем-то привез рукопись Стрэчи (например, чтобы почитать в дороге), но с чего бы это он вдруг дал читать ее Шекспиру? Неужели Диггс позволил бы писателю делать выписки из важного секретного документа, касающегося дел ведущей лондонской торговой компании, — при этом почти наверняка зная, что они будут использованы в каком-нибудь сочинении?

Другие гипотезы столь же шатки. Вот, например, такая: рукопись Стрэчи Шекспир получил через своего зятя доктора Джона Холла, который был семейным врачом сэра Генри Рейнсфорда, еще одного члена совета директоров. Заметим, однако, что пуританин Холл театром не интересовался и пайщиком Виргинской компании не был. Словом, все это предположения, которые не имеют под собой серьезных оснований3. Стрэчи, кстати сказать, и сам был пайщиком театра, но только сотрудничал с другими актерами — детской труппой королевы, главной соперницей «слуг Его Величества»4. Конечно, найти какие-то связи между Шекспиром и Виргинской компанией довольно просто (в конце концов у компании было шестьсот пятьдесят девять пайщиков, и с каждым из них землевладелец Шекспир мог иметь какие-нибудь деловые отношения), но прямых связей нет — как нет и достоверного объяснения, почему члены совета директоров позволили Шекспиру, пожалевшему для компании каких-то 12 фунтов, сделать выписки из «Письма Стрэчи» и вставить их в пьесу. Другое дело, если автор пьесы — сэр Генри Невилл. Ничего не надо выдумывать и притягивать за уши. «Письмо Стрэчи» имело хождение среди директоров Виргинской компании, и не может быть сомнений, что Невилл его читал.

Примечания

1. См.: Halliday F.E. Op. cit. P. 427.

2. См.: Kathman D. Website. P. 11.

3. Один канал, по которому к Шекспиру могла попасть рукопись Стрэчи, — установленный в 1917 году Гейли (см.: Gayley Ch.M. Op. cit. P. 18) и другими исследователями, связан (и это кажется невероятным!) с самим сэром Генри Невиллом! (Гейли, разумеется, даже не думал тогда, что когда-то может появиться предположение о возможном авторстве Невилла.) Впрочем, единственной очевидной связью между Невиллом и Шекспиром он считал дружбу Невилла и Саутгемптона, который покровительствовал Шекспиру шестнадцатью годами раньше.

4. См.: Kathman D. Website.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница