Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Заговор Эссекса и другие «кандидаты в Шекспиры»

Проследим, какое влияние оказал заговор Эссекса на Уильяма Шекспира из Стратфорда, а также на Фрэнсиса Бэкона и Эдварда де Вера, семнадцатого графа Оксфорда, двух главных «претендентов», предлагаемых антистратфордианцами — противниками авторства актера Шекспира.

Как уже отмечалось, нет никаких свидетельств, что Шекспир из Стратфорда был как-то связан с Эссексом и его кругом. Хотя труппа лорда-камергера и поставила «Ричарда II» накануне восстания, Шекспира не арестовали и даже не подвергли допросу. Между тем в мае 1597 года за приличную для того времени сумму в 60 фунтов Шекспир купил Нью-Плейс, второй по величине дом в Стратфорде, и в документе, удостоверяющем покупку, он назван generosus, т. е. «джентльмен». В мае 1600 года Шекспир судится с йоменом из Бедфордшира, требуя возвращения долга — семи фунтов. В октябре того же года его дело о неуплате налога передают в канцелярию епископа Уинчестерского, в юрисдикцию которого входил район Саутуорк к югу от Темзы, из чего можно сделать вывод, что Шекспир недавно покинул этот район и уехал насовсем в Стратфорд. В марте 1601 года умер пастырь семьи Хетеуэй, в завещании которого сказано, что Шекспир и его жена задолжали ему 40 шиллингов. В том же мае Шекспир купил за 320 фунтов, баснословную по тому времени сумму, 107 акров пахотной земли вблизи Стратфорда, а также дом и сад напротив своего дома Нью-Плейс1.

Кропотливые поиски на протяжении столетий во всех мыслимых и немыслимых архивах не дали никаких сведений о какой-либо другой деятельности Шекспира; не упоминается Шекспир и как актер, хотя он наверняка был пайщиком (совладельцем и, говоря современным нам языком, менеджером) театра «Глобус». Из всего сказанного следует, что Шекспир почти все время жил в Стратфорде и в Лондон наезжал от случая к случаю по важным делам, связанным с театром, — например, чтобы встретиться с Невиллом и переговорить о пьесах. А во время дипломатической службы Невилла за границей надобность в частых поездках в Лондон и вовсе отпала. Таким образом, нет оснований считать, что Шекспир был как-то связан с Эссексом или замешан в тайных политических интригах. Политическая деятельность противоречит всему, что нам известно о жизни Шекспира, а все известные нам факты свидетельствуют о его явном (и засвидетельствованном документами) желании сделаться почтенным стратфордским джентльменом и землевладельцем.

Шекспир — и это очевидно — не мог быть причастен к заговору Эссекса; и нет никаких доказательств, что на его творчество, если, конечно, он вообще занимался сочинительством оказало влияние это или какое-то еще трагические событие. Но ведь что-то все же поменяло характер творчества, которое называют шекспировским! Стратфордианцы объясняют глубокий трагизм пьес Шекспира второго периода потерей единственного сына Гамнета (1585—1596), умершего в возрасте одиннадцати лет. Но перелом в творчестве Шекспира произошел не в год смерти сына, а после поражения Эссекса. За пятилетие между смертью сына и мятежом Эссекса написаны пьесы, где действует Фальстаф, — их автора трудно назвать скорбящим отцом. А кроме того, у стратфордианцев по сей день нет внятного объяснения, почему Шекспир задумал своего «Гамлета» именно после поражения заговора.

В равной степени эти трагические события не вписываются в жизнь и двух самых серьезных кандидатов в Шекспиры — Оксфорда и Бэкона. Бэкон был одним из главных обвинителей в деле Эссекса, а де Вер возглавлял судебную коллегию пэров, членов палаты лордов, приговоривших к смертной казни Эссекса за измену и Саутгемптона за участие в восстании. Оксфордианцы обходят молчанием этот прискорбный факт, хотя справедливо считают: Саутгемптон — это не кто иной, как Mr. W.H. из сонетов Шекспира (знаменитое посвящение), а также друг, которому посвящены две ранние поэмы Шекспира. Если Оксфорд был так близок с Саутгемптоном, разве мог он голосовать за смертную казнь своему другу? В сохранившихся бумагах де Вера нет ничего, что говорило бы о его добром отношении к Эссексу и Саутгемптону. Наоборот, согласно недавнему исследованию проф. Алана Нелсона, де Вер «высказал желчное замечание в адрес Эссекса в постскриптуме к письму от 20 октября 1595 года» и больше нигде никогда его не упоминал. Нет никаких свидетельств, что Оксфорд и Саутгемптон когда-нибудь встречались после неудачной попытки Бёрли в 1590 году уговорить Саутгемптона жениться на его внучке, дочери Оксфорда2. Не найдены доказательства и в пользу каких-либо связей де Вера с Уильямом Шекспиром. В его бумагах нет ни одного упоминания о Шекспире, а Фрэнсис Мерез и другие его современники, оставившие перечень выдающихся литераторов своего времени, пишут о графе Оксфорде и Шекспире как о совершенно разных людях3. Сохранившиеся стихотворения Оксфорда (ни одна из его пьес до нас не дошла) свидетельствуют о таланте, но печати гения на них нет. Изящная глубина, которая всегда есть у Шекспира, в стихотворениях Оксфорда отсутствует напрочь4.

Не общался Оксфорд и с сэром Генри Невиллом, который был на двенадцать лет моложе его и вращался в совсем иных кругах. Единственным местом, где они могли встретиться случайно, был дом на Стрэнде тестя Оксфорда — лорда Бёрли. Де Вер учился в Кембридже, а не в Оксфордском университете; он пользовался славой скандалиста и зачинщика ссор — по слухам, он в запальчивости убил одного из слуг тестя, а позже на дуэли какого-то дворянина. Он отличался от Невилла, как небо от земли, — сэр Генри был человеком ученым, сдержанным, рассудительным и хорошим семьянином. Две актерские труппы де Вера — детская и (с 1580 года) взрослая, игравшая на сцене театра в Блэкфрайерсе и на других сценах, не имели никакого касательства к «слугам лорда-камергера», которые ставили пьесы Шекспира.

Связь Бэкона с Шекспиром прочнее. О ней свидетельствует «Нортумберлендский манускрипт», где фигурируют имена Бэкона, Шекспира и Невилла. Кроме того, напомним, что Бэкон был в родстве с Невиллом через его жену. Но после Бэкона не осталось ни стихов, ни драматических произведений, а тяжелый слог его знаменитых эссе и юридических сочинений совершенно отличается от всего, что написано рукой Шекспира.

Примечания

1. См.: Halliday F.E. Op. cit. P. 334; Michell J. Who Wrote Shakespeare? London, 1996. Pp. 48—49.

2. См.: Nelson A.H. Monstrous Adversary: The life of Edward De Vere, 17th Earl of Oxford. Liverpool, 2003. Pp. 323, 397.

3. Ibid. Pp. 386—387.

4. Они к тому же сильно отдают женоненавистничеством, в то время как Шекспир одним из первых начал создавать многоплановые женские образы (ibid. Pp. 388—9).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница