Рекомендуем

http://remservice61.ru/ ремонт телескопических подъемников.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Поэмы

К тому времени Невилл уже несколько лет знал графа Саутгемптона. Когда Генри Ризли, третьему графу Саутгемптону (1573—1624), было восемь лет, у него умер отец, и его опекуном стал лорд Хауард из Эффингема, а затем лорд Бёрли. На суде, после восстания Эссекса 1601 года, Невилл сказал, что познакомился с графом Саутгемтоном в доме лорда Бёрли, у которого гот жил как подопечный. Вероятно, это произошло в середине восьмидесятых годов, вскоре после женитьбы Невилла на дочери сэра Генри Киллигрю, родственника Бёрли. С 1585 по 1589 год Саутгемптон учился в колледже Сент-Джонс в Кембридже, где начал интересоваться драматургией и литературой. Он был на одиннадцать лет моложе Невилла, но их обоюдная любовь к литературе очевидно способствовала крепкой дружбе, что и проявилось в щедром восхвалении молодого графа, — Невилл как раз тогда становился «Уильямом Шекспиром». Эта дружба продолжалась долгие годы, ей не помешали даже свидетельства Саутгемптона против Невилла на суде 1601 года, послужившие причиной для написания многих «шекспировских» сонетов, которые содержат прощение горячо любимому другу, совершившему серьезный проступок.

При этом мы не находим никаких доказательств, что у стратфордского Шекспира были какие-то дела с графом Саутгемптоном. Все попытки отыскать — в том числе в сохранившихся бумагах графа — какой-нибудь намек на то, что эти люди общались друг с другом, потерпели неудачу. А Невилл и Саутгемптон, как уже говорилось, многие годы были друзьями и коллегами. Скорее всего, граф знать не знал человека из Стратфорда и видеть его мог только на театральной сцене. Нельзя, конечно, исключить мимолетное знакомство: тот же Невилл или кто-то другой мог как-нибудь случайно представить актера графу Саутгемптону.

Вполне возможно, что Шекспир оказал Невиллу услугу, — помог с публикацией «Венеры и Адониса». Актер рекомендовал сэру Генри печатника Ричарда Филда, который издал потом еще две поэмы «Шекспира». Он тоже был из Стратфорда и, вероятно, знал актера, а может быть, и Невилла — известного лондонского интеллектуала1. В это время Невилл был очень занят — он вступал во владение недвижимостью в Беркшире и переезжал из Восточного Сассекса. Не исключено, что он дал поручение Шекспиру найти печатника или по его совету прямо обратился к Филду, старому знакомому актера. Конечно, с таким допущением можно не согласиться — ведь печатником был и Ралф Ньюбери, беркширский сосед Невилла. На первый взгляд сэру Генри проще было обратиться к нему, но... это могло бы раскрыть тайну авторства2. Несомненно, нашлись бы недоумевающие: почему Шекспир из Стратфорда обратился к человеку, который живет от него так далеко.

Исследователи сходятся во мнении: Филд — превосходный выбор. Это был серьезный, первоклассный печатник, но шекспировских пьес он по какой-то причине не издавал. После «Венеры и Адониса» (1593) и «Обесчещенной Лукреции» (1594) Филд опубликовал только одну шекспировскую вещь — «Феникса и Голубя» (1601). Невилл тогда был в Тауэре, и, возможно, поэтому он опять вынужден был прибегнуть к помощи Шекспира. Нельзя, правда, исключить, что Невилл мог познакомиться с Филдом через своего родственника лорда Бёрли и его окружение. Кстати, Филд учился печатному делу у Томаса Вотрульера, автора пособий по чистописанию. Его типография была в Блэкфрайерсе, неподалеку от дома отца Невилла, где сэр Генри был крещен и провел детство. Филд жил там многие годы: он был среди тех, кто подписал петицию против открытия еще одного, более позднего театра в Блэкфрайерсе3.

Через год после «Венеры и Адониса» Невилл публикует вторую поэму — «Обесчещенная Лукреция», — написанную, как предполагают, на волне успеха первой; зарегистрирована она была 9 мая 1594 года. Поэма тоже посвящена Саутгемптону, «кому я желаю долгой жизни, — пишет автор, — еще более продленной полным счастьем» (Перевод A.A. Аникста и А.Л. Величанского). Эти чувства очень похоже откликнулись через пятнадцать лет в посвящении, предпосланном сонетам. В «Обесчещенной Лукреции» «Уильям Шекспир» говорит: «Только доказательство Вашего лестного расположения ко мне, а не достоинства моих неумелых стихов дает мне уверенность в том, что мое посвящение будет принято» (Перевод A.A. Аникста и A.A. Величанского). Шекспир не получал никаких таких «доказательств» ни за «Венеру и Адониса», ни за «Обесчещенную Лукрецию»; Невилл выражает собственные чувства, которые питал к Саутгемптону. Шекспир, никогда ничего не получавший от Саутгемптона, подобных слов в 1609 году писать бы не стал. Что же касается уничижительного тона, то, вполне возможно, Невилл сознательно употребил его в посвящении Саутгемптону — именно так простолюдин обратился бы к графу. Скрывая свое авторство, он подписал посвящение именем Уильяма Шекспира, провинциального актера, занимающего место внизу общественной лестницы. Надо полагать, Невилл и Саутгемптон сочли эту шутку за счет Шекспира весьма забавной — шутку, заметим, довольно неприятную.

Примечания

1. О Филде читайте статью: Richard Field (bap. 1561, d. 1624), printer // ODNB, a также: Burrow C., ed. Introduction to "William Shakespeare: The Complete Sonnets and Poems" (Oxford, 2002. Pp. 6—10).

2. Среди документов Невилла в Архиве Беркшира обнаружен счет об уплате Ньюбери 105 фунтов (огромная по тем временам сумма). Ральф Ньюбери был душеприказчиком Невилла и, вполне возможно, как-то причастен к его литературным делам.

3. См.: Smith I. Shakespeare's Blackfriars's Playhouse: Its History and Design. New York, 1964. P. 172.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница