Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Жизнь сэра Генри Невилла

Следующие главы этой книги отданы подробной биографии сэра Генри Невилла, связывая факты его жизни с общепринятой хронологией шекспировских произведений. Однако мы сочли необходимым уже сейчас перечислить главные факты, чтобы показать, на каких твердых основаниях стоит концепция его авторства в отношении шекспировских пьес. Все приведенные ниже соображения будут подробно рассмотрены и документально подтверждены в биографических главах.

• Сэр Генри Невилл — прямой потомок брата «Уорика, делателя королей», а если заглянуть глубже, то и самого Джона Гонта. Его отец был аристократом и крупным землевладельцем, а мать — племянницей (и наследницей) сэра Томаса Грешема, величайшего лондонского купца. Невилл получил образование в оксфордском колледже Мертон; известно, что учился он блестяще. Невилл знал много иностранных языков, у него была большая библиотека. Сэр Генри находился в родстве с лордом Бёрли, Фрэнсисом Бэконом и многими другими известными деятелями елизаветинского времени. Почти всю свою взрослую жизнь он был членом парламента, а в первое десятилетие XVII века стал одним из лидеров так называемой народной партии в парламенте. Сэр Генри занимал разные полуюридические должности в местном самоуправлении — мирового судьи, например. Почти всю жизнь он жил в большом особняке Биллингбере, милях в шести от Виндзора в Беркшире (где происходит действие «Виндзорских проказниц»). Был у него дом и в Лондоне.

• Годы с 1577-го по 1581-й, будучи студентом Оксфордского университета, Невилл провел в четырехлетнем путешествии по Европе. Заграничное путешествие было частью университетского образования, а руководителем Невилла в поездке был крупный оксфордский ученый сэр Генри Сейвил, который отправился на континент с целью приобрести книги и рукописи для библиотеки Мертонского колледжа. Невилл объездил всю Италию и другие страны, встречался со многими ведущими европейскими гуманистами и филологами. В начале восьмидесятых он побывал в Шотландии, посетив места, в которых позже развернется действие «Макбета».

• Невилл женился на Энн Киллигрю, на одной из знаменитых «дочерей Кука» из Гидеа-холла, считавшихся самыми образованными леди Англии. У Генри и Энн Невилл было шесть дочерей, которых сэр Генри очень любил. Его собственные сестры, женщины сильного характера, были хорошо образованны, и это нашло отклик в героинях шекспировских пьес. Ни Шекспир, ни прочие претенденты на авторство не испытывали такого почтительного отношения к женщинам, как Невилл. Другие дочери Кука были замужем — одна за лордом Бёрли, другая за Николасом Бэконом, третья за сэром Томасом Хоби. Семья Хоби жила в Бишеме, во дворце, некогда принадлежавшем Ричарду Невиллу, графу Уорику. Неоднократно высказывалось мнение, что события комедии «Двенадцатая ночь» разыгрались внутри семейства Хоби. Шекспироведы слышат отзвук происходившего в Гидеа-холле Кука и в комедии «Много шума из ничего».

• Уильям Шекспир, возможно, был в отдаленном родстве с Невиллом через свою мать Мэри Арден, чья семья претендовала на родство с бароном Бергавенни, дедом Невилла, так как у них был одинаковый герб. Шекспир мог познакомиться с Невиллом через эту родню.

• Невилл всю жизнь дружил с графом Саутгемптоном, покровителем «Уильяма Шекспира», и был его политическим союзником. С 1601 по 1603 год Невилл два года провел в заключении в Тауэре вместе с Саутгемптоном (оба принимали участие в восстании Эссекса). И позже оба входили в совет директоров лондонской Виргинской компании. К 1610 году они уже такие друзья, что один из современников называет Невилла сердечным другом Саутгемптона, его Дамоном, уподобляя тем самым Невилла и Саутгемптона античной паре неразлучных друзей — Дамону и Питиасу.

• Невилл был толстяком, и друзья, похоже, звали его Фальстафом. Олдкаслд*, первоначальное имя Фальстафа, — явная игра слов, намек на имя Невилла**. Невилл, вероятно, видел в Фальстафе свое альтер-эго. Но потом отверг его и «убил» в 1598—1599 годах, получив назначение английским послом во Францию, на что он намекает во второй части эпилога «Генриха IV»:

Эпилог

«...Если вы еще не пресытились жирной пищей, ваш смиренный автор предложит вам историю, в которой выведен сэр Джон, и развеселит вас, показав прекрасную Екатерину Французскую. В этой истории, насколько я знаю, Фальстаф умрет от испарины, если его уже не убил ваги суровый приговор; как известно, Олдкасл умер смертью мученика, но это совсем другое лицо. Язык мой устал, а когда мои ноги также устанут, я пожелаю вам доброй ночи»

Перевод Е. Бируковой

Сравнение не в пользу стратфордского Шекспира. Если он автор, почему он должен был убить своего самого известного героя? На этот вопрос нет ответа, так же как нет ответа на вопрос, почему он поместил своих «проказниц» в Виндзор.

• Будучи послом во Франции, Невилл написал несколько пьес, включая «Генриха V». В середине 1600 года он узнал, что его, кажется, возвращают домой; этого он добивался несколько месяцев. Как раз в тот день, когда Невилл прибыл в Дувр, четыре его пьесы были «задержаны» труппой лорда-камергера. Понятно почему — ждали возвращения автора, который отсутствовал вот уже два года.

• В Лондоне Невилл очертя голову ринулся помогать заговорщикам. К графу Эссексу он питал, как писал его потомок в XVIII веке, «невероятно сильную привязанность»1. Невилл вел длинные переговоры с лидерами готовящегося восстания, и ему был обещан пост государственного секретаря. Накануне мятежа труппа лорда-камергера («шекспировская») поставила на своей сцене подрывную (в той ситуации) пьесу «Ричард II» — факт, которому исследователи не находят объяснения. На суде Эссекс и Саутгемптон дали против Невилла показания, он был приговорен к пожизненному заключению в Тауэре и огромному штрафу. В Тауэре он написал «Гамлета», как бы «повествующего» о восстании Эссекса, и много сонетов; они посвящены сотоварищу по тюрьме Саутгемптону, которого он простил за предательство. В сонетах Невилл часто говорит о «позоре», «пятне», которым он запятнал себя. Участие в восстании и Тауэр были поворотным пунктом в развитии его творчества: в первое десятилетие из-под его пера выходили исторические хроники и веселые «итальянские» комедии; второе десятилетие ознаменовалось великими трагедиями и так называемыми проблемными пьесами. Этот крутой перелом отмечают многие критики, но он до сих пор необъясним и никак не согласуется с жизнью Уильяма Шекспира.

• В 1603 году Невилл был освобожден из Тауэра новым королем Яковом I. Оказавшись на свободе, он сразу же пишет пьесу «Мера за меру», где отражает то, что недавно пережил. В его пьесах первого десятилетия XVII века явно слышатся оппозиционные настроения, появившиеся у Невилла, когда стало ясно, что король Яков I не собирается награждать его ни должностью, ни деньгами.

• Невилл занял пост одного из директоров лондонской Виргинской компании, и это должно бьгло поправить его сильно уменьшившееся состояние. В 1609 году опубликованы «Сонеты Шекспира»; это была благодарственная жертва дорогому другу и содиректору графу Саутгемптону по случаю открытия второй лондонской Виргинской компании, которое состоялось спустя несколько дней после выхода в свет «Сонетов». Знаменитое посвящение к ним написал не Томас Торп, а сам сэр Генри. Будучи директором Виргинской компании, Невилл мог прочитать письмо Стрэчи, в котором описано знаменитое кораблекрушение у Бермудских островов; письмо дало ему материал для «Бури» (1611).

• В конце жизни больной, утративший иллюзии Невилл активно сотрудничал с другими драматургами; один из них — Джон Флетчер. Пьеса Бомонта и Флетчера «Король и не король» посвящена Невиллу — драматургов восхищала его политическая мудрость; у Невилла хранилась рукопись этой пьесы. В свою последнюю драму «Генрих VIII» (1613) Невилл включил исторический материал, собранный им для будущей пьесы в Тауэре в 1602 году.

• Спустя семь или восемь лет после смерти Невилла (1615) его семья, как видно, предложила Бену Джонсону написать посвящение для Первого фолио (первое полное собрание шекспировских пьес); автором в нем назван темный стратфордский мещанин, актер и совладелец театра «Глобус». Похоже, именно Невиллам Джонсон обязан должностью преподавателя в лондонском колледже Грешем, основанном двоюродным дедом сэра Генри Невилла; наверное, именно там Бен Джонсон написал два посвящения для Первого фолио и знаменитую поэму со словами «сладкоголосый лебедь Эйвона».

Почему Невилл и его семья пожелали скрыть истинного автора пьес, до сих пор остается тайной, хотя причиной могла быть острая политическая направленность пьес. Кроме того, отец Невилла и его брат, будущий лорд Бергавенни, носили те же имя и фамилию. Сэра Генри вполне можно понять — он не хотел, чтобы его близкие пострадали из-за опасных мыслей, содержавшихся в пьесах. Известно также, что больше всего на свете Невилл хотел получить важный государственный пост. Он занимался политикой с двадцати двух лет, но еще до этого, путешествуя по Европе, встречался с видными политическими умами эпохи. Эти великие люди (среди них венгерский гуманист Андреас Дудит***) высоко оценили интеллект английского юноши и впоследствии вели с ним научную переписку на латыни. Стало быть, нет ни малейшего сомнения, что Невилла с ранних лет интересовали политические и социальные вопросы и он планировал заниматься ими всю жизнь. Общественные устремления Невилла всегда были направлены на умножение богатства страны с помощью международной торговли, и потому он с готовностью принял участие в основании и обустройстве американской Виргинии, размышлял о прокладывании морских путей в Россию и Балтийские страны. Это — в мировых масштабах. Если же говорить о масштабах поскромнее, то Невилл собирал средства для строительства бесплатных грамматических школ в Йоркшире и был главным пайщиком Новой речной компании, которая занималась постройкой водопровода для Северного Лондона. Для осуществления грандиозных замыслов требовались огромные деньги, и было очевидно, что принести их может только коммерческая деятельность. Опираясь на свое положение в обществе и деньги, Невилл, по-видимому, хотел ввести в стране социальные новшества. Но, если бы какой-нибудь монарх узнал, что Невилл — автор пьес, в которых аристократы и другие сильные мира сего говорят на сцене то, что противоречит их действиям в жизни, это могло бы сильно помешать его продвижению к кормилу власти и нарушило бы все его планы. В самом деле, если бы что-нибудь в его пьесах было воспринято не в пользу Невилла, возможность получить важный государственный пост свелась бы для него к нулю.

Некоторые поэты, его современники, хотя бы Джон Дэвис из Херефорда, намекали в своих стихах, кто настоящий автор шекспировских пьес. Джон Донн и Иниго Джонс произносили вместе с Невиллом послеобеденные речи. Они вместе с Беном Джонсоном были друзьями Невилла по клубу в таверне «Митра» — философской сестре таверны «Русалка»; к «русалочьим» джентльменам принадлежал эконом сэра Генри Невилла — Томас Эдмонс. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что личность настоящего Шекспира оставалась известной лишь очень узкому дружескому кругу.

Приводим ниже стихотворные послания Джона Дэвиса — Шекспиру и Бена Джонсона — сэру Генри Невиллу; к ним мы вернемся позже еще раз.

Ах, добрый Уилл, — его шутя пою, —
Коль ты б, шутя, не корчил королей,
То был бы компаньоном королю
И королем среди людей попроще.
Другие бранью грубой тешатся —
Твой царственный талант не знает зла;
Ты сеешь зерна чести — жнут они,
Богатства собственные умножая.
        Джон Дэвис

    Сэру Генри Невиллу

Сейчас тебя восславит, Невилл, Муза,
  Не славе и не титулам что служит,
Что любит вкупе с ними добродетель, —
  В тебе, в твоем роду все это видит.
Другие встретят горести с надеждой,
  Не побоятся власти, обществу
Послужат ради собственного блага,
  Какая в этом честь, ты не таков.
Владеть стремишься сердцевиной чести,
  Самою сутью, не покровом бренным;
Чтоб побороть неласкову судьбу —
  Сперва себя познать, потом Иное.
Чтоб в корне светлым быть, таков ты в кроне, —
  Тогда душа свой вес подарит телу.
Иди своей стезей, не сомневайся,
  Что скажут о тебе потомки. Я
Тебя пою, ты родники исторгнешь —
  Другой надгробье титулом лишь скрасит.
        Бен Джонсон

Примечания

*. Old castle — старый замок (англ.). — Примеч. ред.

**. Neville или Neuville — новый город, крепость (фр.). — Примеч. ред.

***. Дудит (латинизир. Дудиций), Андреас (1533—1589) — венгерский астроном, астролог и математик. Много путешествовал по Италии, Англии и Франции в пятидесятых годах XVI века в качестве секретаря кардинала Реджинальда Пола; затем был епископом Печским, выполнял дипломатические миссии императоров Сигизмунда II и Максимилиана II. — Примеч. ред.

1. The Commonplace Book of Richard Alldworth Neville (1717—1793). Essex Record Ofice, ref. D/DBY. F60.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница