Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Повестка в суд

Третье важное открытие XX века, пожалуй, самое курьезное из всех. Оказалось, что Шекспир не соответствует своему историческому прозвищу Добрый Уилл, — в Лондоне он водился с подонками общества и преступниками. В 1931 году Лесли Хотсон, видный американский шекспировед, занимавшийся, подобно Уоллесам, поисками свидетельств литературной деятельности Шекспира (ему иногда удавалось найти кое-что), раскопал в Национальном архиве потрясающий документ, который прозевали супруги Уоллес и другие охотники за древностями. Это ордер (то же, что повестка) от 29 ноября 1596 года, которым в суд вызывались Шекспир и еще три человека, — им угрожало взятие под стражу. «Да будет известно, что Уильям Уэйт потребовал расписку о мирных намерениях от Уильяма Шекспира, Фрэнсиса Лэнгли, Дороти Сойер, жены Джона Сойера, и Энн Ли, опасаясь за свою жизнь»1. Что за этим стояло, неизвестно. Хотсон полагает, что Шекспира вовлекли в то, что можно назвать войной за передел территорий между бандитскими группировками Лондона. Уэйт был известный преступник и наемный убийца, он выполнял поручения Уильяма Гарднера, коррумпированного судьи графства Суррей. Высказывались предположения, что упомянутые в повестке женщины были проститутками, а вся компания была как-то связана с проституцией2. Другие, менее суровые толкователи считают, что Уэйт и Гарднер требовали от Шекспира и Лэнгли закрытия театров (Лэнгли был строитель и хозяин театра «Лебедь» в Саутуорке), но встретили грозное сопротивление; правда, эти исследователи не смогли объяснить наличие в повестке двух женских имен3. Данкен-Джонс и др. добавляют, что одним из знакомцев Шекспира был Джордж Уилкинс, тоже дававший показания на процессе «Беллот против Маунтджоя». Уилкинс, третьеразрядный писатель и, по мнению критиков, возможно, соавтор Шекспира по «Периклу», по-садистки жестоко избивал женщин и, кажется, был хозяином борделя. Возможно, он принадлежал к криминальному миру Лондона4. «Шекспира нельзя винить в том, что он водил компанию с такими людьми»5, — пишет Хонан. А почему нельзя? Шекспир был взрослым человеком и сам выбирал приятелей. Многие биографы только мельком касаются этого эпизода с участием «недоброго» Шекспира, хотя он вполне вписывается в образ человека, не склонного проявлять чрезмерные эмоции, — человека, который дает деньги в рост, торгует зерном и приобретает недвижимость.

Знаменательно, что эти три истории составляют все самое значительное из найденного о жизни Шекспира за все время после завершения Викторианской эпохи. Было обнаружено еще кое-что, но все это пустяки, вроде эпизода с огораживанием общественных земель в Уорикшире. Напомним, что ланкаширская гипотеза — самое главное из грех открытий — зиждется на таких шатких основаниях, что, будь нечто подобное высказано о каком-то другом авторе, ее бы отвергли как забавную нелепицу. Таким образом, все рукописное наследие Шекспира, как ив 1910 году, состоит из шести подписей на юридических документах6.

Но гораздо важнее то, что объединяет эти документы, — они не имеют никакого отношения к литературной деятельности Шекспира, к сочинению сонетов, поэм и пьес. В нынешнее время (впрочем, как и в прошлые годы) не найдено никаких документов, которые ввели бы нас в творческую лабораторию Шекспира. Горстка новых сведений, описанных выше, найдена в начале XX столетия, и это, наверное, последний период, когда недостаточно исследованные материалы могли поведать что-то еще о Шекспире из Стратфорда — не относящееся к литературному творчеству. Поразительный факт: после 1945 года не найдено ни одного важного документа, хотя в послевоенные годы в беспрецедентных масштабах выросло число исследователей, имеющих университетское образование и принадлежащих к ученым кругам.

Конечно, случайные открытия, прямо не связанные с жизнью Шекспира, продолжались. Одно из таких открытий упомянуто в 2003 году Майклом Вудом в телевизионном сериале Би-би-си «В поисках Шекспира». Джон Шекспир, отец Уильяма, оказывается, занимался в Стратфорде в 1569 году незаконной торговлей шерстью — он не имел лицензии. Документ обнаружен в 1990 году в Национальном архиве7. Автор фильма «В поисках Шекспира» уверенно заявил, что это открытие «заставит ученых еще раз обратить взор на другие аспекты шекспировского "мифа"»8. Но какую ценность может иметь открытие, которое ничего не дает для понимания Шекспира как писателя? Каким образом чек на парковке, полученный отцом Ли Харви Освальда в тридцатые годы, мог бы подсказать следователю, как действовал убийца Кеннеди — в одиночку или участвуя в заговоре? Обнаружение документа, связанного с биографией Шекспира, не имеет ни малейшего отношения к его писательской карьере. Возникает законный вопрос: почему столь тщательные поиски закончились лишь бесполезной находкой документов, касающихся торговых сделок отца Шекспира, и не найдено ничего, что пролило бы свет на литературную деятельность самого великого писателя мира?9

Тот факт, что ничего важного не было открыто в течение десятилетий, никак не соотносится с жизнью автора такого масштаба. На протяжении двадцати пяти лет работы Шекспир должен был писать многим людям по разным поводам. Ему несколько раз в год приходилось ездить между Лондоном и Стратфордом — в обоих городах у него были собственные дома. Некоторые письма не могли не сохраниться, и поиски, все более тщательные, обязательно должны были увенчаться успехом. И еще: современники Шекспира, конечно, переписывались, делали записи, и в них наверняка должны быть упоминания о Шекспире-писателе. Да и в работах, написанных при жизни Шекспира, должны были быть свидетельства знавших его людей. И все же, несмотря на то что жизнь Шекспира — как никакая другая — подробно исследована, прямых высказываний о его писательской деятельности не найдено. Как пишет Дайана Прайс, «бумажный след» в деле Шекспира ничтожен — на самом деле его просто нет. И в этом он, как небо от земли, отличается от других писателей, его современников, — даже тех, чье имя знакомо лишь узкому кругу специалистов и кому была посвящена лишь малая толика времени и труда, отданных Шекспиру на протяжении веков. Несмотря на огромные усилия, щедрое финансирование исследователей, имеющих доступ к новым источникам, в которых могли бы содержаться свидетельства современников, за последние полстолетия мы узнали о жизни Шекспира куда меньше, чем за предыдущие годы. В XX веке, да и раньше, ученые без устали исследовали жизни литературных современников Шекспира, пользуясь прежде недоступными архивами. Что-то о Шекспире (письма к нему, от него, какие-то слова о нем) не могло не всплыть на поверхность. Но — глухо, ни единой строчки. «Исследователи находили обрывочные свидетельства литературной деятельности его современников, тратя куда меньше времени и денег. И во всех случаях документы говорили о профессиональном занятии литературой. Если бы мы располагали материалами о его [Шекспира] жизни, какими располагаем о его современниках, — пишет Дайана Прайс, — никаких бы споров об авторстве Шекспира не было»10. Так что сам собой напрашивается вывод: больше искать нечего. Трудно представить, что дальнейшие поиски приведут к открытию новых источников, проливающих свет на литературную деятельность Шекспира. Если и обнаружится новая информация о жизни стратфордского Шекспира, она будет наверняка связана с сюжетом этой книги и отношениями стратфордского Шекспира с настоящим автором шекспировского наследия.

Примечания

1. Цитируется многими авторами, в том числе Мичеллом (см.: Michell J. Op. cit. P. 249), a также Уилсоном (см.: Wilson Y. Op. cit. Pp. 216—217).

2. См.: Michell J. Op. cit. P. 250.

3. См.: Wilson I. Op. cit. P. 216.

4. См.: Duncan-Jones K. Op. cit. Pp. 205—207; Honan P. Op. cit. Pp. 328—329. Оба автора излагают мысли Роджера Прайера, который изучил жизнь Уилкинса и изложил результаты своего исследования в ст.: Prior R. The Life of George Wilkins // Shakespeare Survey. 1972. No 25. Pp. 137—152.

5. Honan P. Op. cit. P. 329.

6. Некоторые историки считают, что так называемая «Рука D» (один из шести разных почерков), обнаруженная в неполной рукописи пьесы «Сэр Томас Мор», принадлежит Шекспиру. Мысль о том, что эта часть рукописи написана Шекспиром, была впервые высказана в 1871—1872 годах, а основанием для нее послужил стиль этой части текста. В 1916 году эта догадку подкрепил проведенный графологический анализ рукописи. Однако надежность графологического исследования вызывает сомнение: для сравнения почерков, как известно, имеется всего лишь шесть достоверных подписей Шекспира на юридических документах. Кроме того, многие из предполагаемых авторов отрывка (Мэнди, Четтл, Деккер) писали для труппы лорда-адмирала, которая была главной соперницей шекспировской труппы лорда-камергера.

7. См.: Wood M. In Search of Shakespeare. London, 2003. Pp. 38—42.

8. Ibid. P. 39.

9. Это открытие может служить указанием на то, что в бизнесе Джон Шекспир следовал нормам закона; его сын, очевидно, пошел по стопам отца.

10. Price D. Op. cit. P. 150.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница