Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Порядок издания книг

Гильдия печатников нужна была правительству для контроля над печатью. Члены гильдии обязывались печатать только те книги, которые были разрешены. В первой половине XVI в. в царствование Генри VIII, когда книг печаталось сравнительно мало, цензуру осуществлял сам король и его Тайный совет. В правление королевы Элизабет I контроль был возложен на шестерых членов Тайного совета, а также на архиепископов Кентерберийского и Йоркского, лондонского епископа, канцлеров Оксфордского и Кембриджского университетов; просмотр книг поручался также рядовым епископам и архидьякону, если книга печаталась в местности, где они были высшими представителями церковной власти.

Разрешение на издание помечалось на рукописи и нередко воспроизводилось на титульных листах книг. В конце нескольких сохранившихся манускриптов того времени стоит подпись лица, разрешившего их издание. На титульных листах ряда книг встречалась формула: «Напечатано и разрешено, согласно порядку, установленному инструкциями ее величества» (королевы Элизабет I). Случалось, что помету о разрешении печатали кратко: «Просмотрено и разрешено». Эти слова можно, в частности, увидеть на титульном листе первого издания «Опытов» (1597) великого философа Франсиса Бэкона.

Гильдия защищала интересы своих членов. Правительство предоставило ей монополию на издание книг. Но случалось, что книги издавали люди, не состоявшие в ней. Инструкция правительства разрешала руководителям гильдии производить обыск и конфискацию всех материалов для книгопечатания и печатных текстов у издателей, не состоявших членами гильдии. Это тоже была форма государственного контроля и вместе с тем защита коммерческих интересов печатников.

Был установлен порядок: прежде всего рукопись должна была получить разрешение на издание; имея разрешение, издатель регистрировал ее в гильдии; только после этого он получал право приступить к набору, печатанию и продаже книги.

Регистрация рукописей фиксировала право издателя на монопольное печатание данной книги в течение нескольких лет. Точного срока не существовало. Практически все зависело от того, насколько сам издатель следил, чтобы кто-нибудь не вздумал напечатать принадлежавшую ему книгу. Регистрация иногда имела и противоположную цель — помешать изданию какой-либо рукописи. Когда становилось известно, что кто-то приобрел незаконным образом чужую рукопись, законный владелец мог договориться с издателем, чтобы тот зарегистрировал рукопись. Тогда никто не имел права печатать ее, кроме этого издателя, а он мог не отдать рукопись в печать. Такие случаи бывали с пьесами Шекспира, о чем будет рассказано дальше.

Регистрировавший рукопись вносил в кассу гильдии небольшую сумму. Плата была ничтожна. Во всяком случае, если издатель почему-либо не регистрировал книгу, то не по недостатку средств и не из желания избежать большого расхода.

Каковы бы пи были законы, инструкции, правила, их нередко обходили. Со случаями такого рода мы не раз столкнемся в истории издания сочинений Шекспира.

Остается сказать, что лица, занимавшиеся изданием книг, уже тогда делились на две группы: печатников и издателей. Каждый печатник был одновременно издателем, но не всякий издатель обладал собственной типографией. Такой издатель заключал соглашение с каким-нибудь типографом, и тот набирал и печатал для него книгу, что отмечалось на титульных листах многих изданий. На титульном листе первого издания пьесы Шекспира «Ричард III» внизу страницы стояло: «В Лондоне. Напечатано Валентайном Симзом для Эндрью Уайза, проживающего около собора св. Павла под вывеской Ангела». На титульном листе «Ромео и Джульетты» написано: «Лондон. Напечатано для Джона Сметуика и продается в его лавке около церкви св. Дунстана на Флит-стрит под часами».

Из этих надписей можно сделать еще одно заключение: издатель часто был одновременно и книгопродавцом. Поэтому после его имени указывается адрес, по которому можно приобрести книгу.

Но и это еще не все, что можно вывести из краткой надписи внизу титульного листа. Титульных листов печатали больше, чем нужно было для тиража книги. Их вывешивали в тех местах, где бывала грамотная публика. Такой листок служил объявлением о новой книге. Название всегда было пространным, чтобы можно было получить представление о содержании.

Английский книговед Роналд МакКэрро составил список всех английских книгоиздателей и печатников эпохи Шекспира. По сохранившимся изданиям можно установить, какие книги выпускал тот или иной издатель, а по датам на книгах — время деятельности каждого из них.

Однако теперь известны не только чисто формальные данные. Реестры гильдии в сопоставлении с другими документами позволяют в ряде случаев определить и моральный — а то и аморальный — характер иных из книжных предпринимателей того времени. В частности, это обнаружилось в довольно бесчестных проделках с изданиями произведений Шекспира, о чем речь будет впереди.

Отметим еще, что в ту эпоху чрезвычайно распространены были всякого рода эмблемы. Каждый издатель имел свою эмблему, неизменно фигурирующую на титульных листах книг. Эмблему нередко сопровождал девиз, обычно на латинском языке. Знатоки тогда и теперь с одного взгляда — по эмблеме — узнавали, кто издал данную книгу.

Каков был тираж книг? На выходных данных он не проставлялся, не фиксировали его также при регистрации в гильдии печатников. Правда, в уставе гильдии был отмечен предельной тираж каждого издания — 1250 экз. Это, конечно, не означает, что книга обязательно выходила таким тиражом; вероятно, он бывал и меньшим. Впрочем, известно, что учебники разрешалось печатать без ограничений. Поэтому можно предположить, что ходкую книгу печатали в большем количестве экземпляров. Но едва ли это случалось часто.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница