Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Начало шекспироведения

Как мы уже знаем, на протяжении XVII в. собрания драматических сочинений Шекспира издавались четыре раза. Добавим, что в 1640 г. вышло издание его сонетов и второстепенных, не всегда достоверных поэм. В целом, однако, Шекспир не получил бесспорного признания. Во вторую половину XVII в. все больше утверждался классицизм, и Шекспира, чьи произведения не укладывались в узкие рамки поэтики классицизма, рассматривали как писателя гениального, но «неправильного». Однако были литераторы, считавшие, что классицизм — французское порождение, а Шекспир — писатель английский. Сторонник национальной традиции драматург Николас Роу выпустил в 1709 г. шеститомное собрание пьес Шекспира. Второе издание (1714) состояло уже из девяти томов, так как Роу включил в него и поэмы, и сомнительные произведения, напечатанные в четвертом фолио 1685 г.

В своем издании Роу перепечатал тексты именно этого фолио. Он, насколько мог, исправил опечатки и, главное, привел пьесы Шекспира в соответствие с принятыми в XVIII в. драматическими формами.

Здесь надо вернуться к первопечатным изданиям. В шекспировском театре пьесы шли без перерыва. Поэтому в рукописях и суфлерских экземплярах деления на акты не было. Правда, в театральных манускриптах одна сцена обычно отделялась от другой прямой чертой, но когда печатали с театральных манускриптов и с авторских рукописей все кварто, даже этой черты не воспроизводили. В кварто текст пьес Шекспира напечатан подряд, без деления на акты и сцены.

Впервые ввел такое деление Бен Джонсон, ориентируясь на принятое в древнеримской драме деление пьес на пять актов. Вероятно, он посоветовал Хемингу и Кон-делу ввести деление на акты и сцены в фолио. Я даже допускаю, что он показал им на примере нескольких пьес, как это надо делать. Но они не всюду провели такое деление. В фолио на этот счет царит полный разнобой.

В фолио на акты и сцены разделены 17 пьес: «Буря», «Два веронца», «Виндзорские насмешницы», «Мера за меру», «Как вам это понравится», «Двенадцатая ночь», «Зимняя сказка», «Король Джон», «Ричард II», обе части «Генри IV», «Ричард III», «Генри VII», «Макбет», «Король Лир», «Отелло», «Цимбелин». Акты выделены, но неполностью произведено деление на сцены в «Укрощении строптивой», 1-й части «Генри VI» и в «Гамлете». Указаны только акты в десяти пьесах: «Комедия ошибок», «Много шума из ничего», «Бесплодные усилия любви», «Сон в летнюю ночь», «Венецианский купец», «Все хорошо, что кончается хорошо», «Генри V», «Кориолан», «Тит Андроник», «Юлий Цезарь». Совсем нет деления и сплошь напечатаны шесть пьес: 2-я и 3-я части «Генри VI», «Троил и Крессида», «Ромео и Джульетта», «Тимон Афинский», «Антоний и Клеопатра».

В семи пьесах фолио после текста даны списки действующих лиц. Место действия в пьесах нигде не указывалось, так как шекспировский театр еще не знал декораций, и пьесы игрались на нейтральной сценической площадке.

Роу разделил все пьесы Шекспира на акты и сцены. Введенное им деление сохранилось в основном вплоть до нашего времени. Он же дал перед каждой пьесой полные списки всех действующих лиц. Наконец, исходя из характера сцены и содержавшихся в тексте указаний, он перед началом каждого эпизода обозначил место действия. Это его нововведение также в основном осталось до нашего времени. Я говорю: «в основном», так как в дальнейшем другие редакторы сочинений Шекспира внесли некоторые поправки. Роу может считаться первым редактором сочинений Шекспира в современном смысле.

В 1725 г. издал шеститомник Шекспира крупнейший английский поэт первой половины XVIII в. Александр Поп. Он считал себя вправе «очищать» Шекспира от всего, что ему казалось вульгарным или непоэтичным. Поп заслужил сомнительную славу первого исказителя текстов Шекспира.

Это было замечено уже современниками, и Льюис Теоболд уличил Попа в вольном обращении с шекспировским текстом. Ученый литературовед Льюис Теоболд издал в 1733 г. семитомное издание Шекспира, восстановив подлинный текст. Как Роу, так и Поп печатали текст последнего фолио. Теоболд обратился к изучению первого фолио и тех кварто, которые он сумел найти. Ему принадлежит честь некоторых верных и остроумных догадок о том, как исправить ряд непонятных мест в текстах. Самая знаменитая его поправка сделана в рассказе госпожи Куикли о смерти Фальстафа. И в кварто и в фолио «Генри V» стоит странное выражение: His nose was as sharp as a pen, and the table of green fields, что значит в переводе: «Его нос заострился, как перо, и стол зеленых полей». При чем здесь «стол»? — задумался Теоболд и пришел к выводу, что наборщик невнимательно прочитал слово. Представив себе, как оно могло выглядеть в рукописи, он предположил, что наборщик неправильно прочитал слова: a'babbled — он болтал, бормотал. С тех пор всеми редакторами принято печатать эти слова именно так: «его нос заострился, и он бормотал о зеленых полях» (V babbled of green fields).

Минуем не очень доброкачественные издания Томаса Ханмера (1744) и Уильяма Уорбертона (1747). Впрочем, последнему тоже принадлежит одна знаменитая поправка — на этот раз в «Гамлете». Играя безумного перед Полонием, Гамлет советует спрятать Офелию подальше от солнца: For if the sun breed magots in a dead dog, being a good kissing carrion...

Уорбертону показалось подозрительным слово «good», он переправил его на «God» — бог. Его поправка принята почти всеми, что можно видеть и по нашим лучшим переводам. А. Кронеберг перевел эту строку по тексту фолио: «...если солнце, божество, зарождает червей, касаясь мертвого тела...» У К. Р[оманова] — тоже «божество», у М. Лозинского: «Если солнце плодит червей в дохлом псе — божество, лобзающее падаль...» Б. Пастернак вообще опустил спорное слово: «Уж если и солнце приживает червей с собачиной, была бы падаль для лобзаний...» (II, 2, 181—182).

Крупнейший английский критик XVIII в. Сэмюэл Джонсон в своем издании (1765, 8 томов) отказался от домыслов о сомнительных местах текста. Имея за плечами опыт составления словаря английского языка, он снабдил текст Шекспира объяснениями устаревших слов и толкованиями целых фраз и выражений.

Эдуард Кейпел (1768, 10 томов) создал текст, основанный на сопоставлении ранних кварто и фолио, а также опубликовал пространные комментарии к пьесам Шекспира.

Джордж Стивенс сделал еще более решительный шаг: он первый перепечатал двадцать кварто шекспировской эпохи (1766) и вместе с С. Джонсоном издал собрание сочинений Шекспира (1773, 10 томов). Он переиздал его с поправками в 1778 г., и в 1785 г. этот текст снова отредактировал Айзек Рид. Наконец, в 1793 г. Стивенс опубликовал свой последний окончательный вариант шекспировских текстов. Несомненно крупный текстолог, внесший значительный вклад в изучение пьес Шекспира, Стивенс, однако, был не очень чувствителен к поэзии. В истории шекспироведения сохранилась память не только о его заслугах, но и об отказе включить в свои издания поэмы Шекспира; он заявил, что никакой самый строгий закон парламента не заставит читателей знакомиться с ними. Вместе с тем Стивенс первый включил «Перикла» в шекспировский канон.

Во втором издании, подготовленном Стивенсом, ему помогал молодой Эдмунд Мэлон, начавший затем самостоятельное изучение Шекспира. Его отличала не столько оригинальность в решении текстологических вопросов, сколько исключительная осведомленность в документах и литературе шекспировского времени. Он особенно авторитетен как комментатор. Его издание (1790, 10 томов) подвело итоги работе шекспироведов XVIII в. Состязаясь с ним, Стивенс и выпустил свои 15 томов.

XVIII век положил начало научному шекспироведению. Если сопоставить издания Роу и Попа с текстами Стивенса и Мэлона, то можно увидеть огромный прогресс шекспироведения в XVIII в.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница