Рекомендуем

Современная типография в Минске - masterprint.by - наши надежные партнеры в печати.

• эконом снегозадержатели эконом класса в Москве

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

В типографии Джаггарда

Отправимся в типографию Уильяма и Айзека Джаггардов, чтобы узнать, как печаталось фолио.

Сначала познакомимся с фолио в точном смысле слова, т. е. с листами, на которых печаталась книга.

Как известно, по типографским правилам единицей печатной бумаги является лист. Сложенный вдвое, он даст формат фолио, вчетверо — кварто, восемь раз — октаво. Сочинения Шекспира были напечатаны самым большим форматом — фолио. Лист шекспировского фолио был размером 60×40 см. Сложенный вдвое, он давал страницу размером 30×20 см. Но, строго говоря, сам печатный текст укладывался в рамки 26,5×17,5 см. Слово «рамки» здесь не случайно: весь текст был ограничен рамками.

Хотя по тем временам фолио напечатано довольно прилично, все же в книге есть ряд ошибок и странностей в нумерации страниц. В нескольких местах встречаются ошибки наборщика, не исправленные корректором. В разделе хроник (в каждом разделе своя пагинация) после страницы 46 сразу идет 49, хотя в тексте пропуска нет. Там же дважды повторена нумерация страниц от 69 до 100. В разделе трагедий дважды повторена пагинация 81—82, а после страницы 156 наборщик ошибся на целую сотню и следующую страницу обозначил цифрой 257 и продолжал счет страниц от этой цифры. Страница 282 ошибочно обозначена как 280, последняя страница книги должна быть 399, но наборщик опять напутал и поставил 993.

Неправильности пагинации, происшедшие из-за недосмотра, мы оставим без внимания. Но, разбирая ряд странностей, исследователи обнаружили, что фолио набиралось отнюдь не подряд. В печатании книги были перерывы и кроме того, из-за некоторых пьес потребовались изменения в расположении текстов. Для них понадобилась переверстка.

Обнаружилось это при внимательном изучении особенностей печати фолио. Не вдаваясь в разные тонкости типографского дела, в этом нельзя разобраться, но я ограничусь изложением самого главного.

Уже сказано, что каждая страница была заключена в рамки. Кроме того, посредине линейка разделяла текст на две колонки. Линейка отделяла также колонтитул с названием пьесы от ее текста. Линейки служили и для разделения на акты и сцены (там, где оно было). Эти линейки были медные, постепенно они гнулись, стирались, надламывались. Дотошные книговеды тщательно просмотрели весь текст и увидели, что по мере печатания оттиск линеек на бумаге становился все более дефектным, возникали изгибы и перерывы в линиях. Когда дефект становился слишком заметным, отдельную испортившуюся линейку или целиком всю рамку меняли. Внимательный просмотр страниц показал, где именно происходила смена рамки.

Начало каждой пьесы украшала заставка с орнаментом, а конец — виньетка. В фолио использованы четыре разные заставки, которые менялись по мере печатания, повторяясь через определенные промежутки.

Следя за состоянием рамок страниц и виньетки в конце пьес, оказалось возможным установить некоторые драматические моменты в истории печатания фолио. Об этом сейчас и будет рассказано.

Сначала набирался текст пьес (посвящение, оглавление, стихи памяти Шекспира напечатали потом). Начиная с «Бури» и вплоть до «Двенадцатой ночи» набор шел нормально. Потом набрали первую пьесу раздела хроник — «Короля Джона» и, приступив к набору «Ричарда II», работу вдруг прервали. Посмотрите на колонтитулы страниц 24 и 25 раздела хроник на стр. 108.

Номер страницы — 24 набран более крупным шрифтом (кеглем), чем номер 25. Далее, на 24-й странице напечатано: «Жизнь и смерть Ричарда Второго», а на 25-й — «Жизнь и смерть Ричарда второго». Слово «второго» на 24-й напечатано с прописной, а на 25-й — со строчной буквы. Есть разница и в шрифтах. На стр. 24 в слове death (смерть) буква «h» дефектная. А на стр. 25 в имени Ричарда литера «а» отличается размером от остальных букв; она из другого кегля, немного поменьше.

Наконец, если сравнить набор на обеих страницах, то можно увидеть, что на стр. 25 шрифт более изношенный, чем на предыдущей странице.

Явно, что на стр. 24 набор был прерван и возобновлен через некоторое время.

Э.Э. Уиллоуби выяснил, почему это случилось (см. E.E. Willoughby. A printer of Shakespeare. L., 1934).

Одновременно с фолио Джаггард собирался печатать книгу некоего Андре Фавина. Неожиданно к нему явился ученый автор Огастин Винсент, добившийся того, что Джаггард прервал печатание фолио и книги Фавина, перебросив все свои типографские средства на издание книги Винсента.

Это помог выяснить орнамент с сатиром, встречающийся во всех трех книгах (см. рис. на стр. 157).

В конце пьес, где текст не заполнял всю страницу, в пробеле ставилась виньетка сложного рисунка — орнамент с изображением сатира. Виньетка стоит в конце 24 пьес фолио. При этом заметно, что в процессе печатания фолио клише дважды было повреждено. Поэтому на протяжении фолио можно обнаружить три состояния клише и виньетки: 1) без дефекта, 2) с одним повреждением в верхней части справа, 3) с двумя щербинками, новая — вверху слева.

У Шекспира сатир сначала идет без повреждений, у Винсента он уже во втором состоянии — с одним дефектом; у Фавина — сначала тоже с одним, а потом с двумя дефектами. У Шекспира после перерыва сатир появляется с двумя дефектами. Отсюда ясно, в каком порядке печатались книги: 1) начало фолио, 2) книга Винсента, 3) книга Фавина, 4) окончание фолио.

Когда Джаггард вернулся к фолио, произошла новая заминка. Не успел он набрать одну тетрадь текста «Ричарда II», как вдруг остановился и использовал наборные формы с рамками для того, чтобы напечатать «Зимнюю сказку». По-видимому, когда печатался раздел комедий, у издателей не было в руках текста пьесы, до той поры никогда не печатавшейся. Вероятно, он был доставлен в типографию с опозданием — уже после того, как весь раздел комедий отпечатали. Но это не смутило типографа. Поскольку у раздела комедий была своя нумерация, кончавшаяся на последней странице «Двенадцатой ночи» — 275, «Зимнюю сказку» легко было подверстать к этому разделу.

Но почему печатание хроник остановилось именно на «Ричарде II», ведь можно было довести набор пьесы до конца, а потом взяться и за книгу Винсента и допечатать «Зимнюю сказку»?

По-видимому, причиной были издательские права. «Ричард II» и первая часть «Генри IV», а также «Ричард III» принадлежали почтенному издателю Мэтью Ло, который не был приглашен (или не пожелал войти) в «синдикат» издателей фолио. Хеминг и Кондел указали порядок, в котором следовало печатать хроники, но когда подошли к «Ричарду II», выяснилось, что М. Ло не уступает своих прав. Тогда Джаггард принял решение: пока будут добиваться согласия Ло, он отпечатает «Зимнюю сказку».

Ожидая получения прав на «Ричарда II» и первую часть «Генри IV», он отложил также набор второй части «Генри IV» и принялся за «Генри V». С этой целью примерно подсчитали место, необходимое для отложенных пьес, и стали набирать «Генри V». Однако эта хроника короче любой из частей «Генри IV», чего издатели не знали и избрали ее мерилом для «Ричарда II» и «Генри IV».

Когда отношения с Ло были каким-то образом улажены и стали набирать пропущенные пьесы, обнаружилось, что расчет их объема был неверным. Пришлось увеличить число бумажных листов. Тогда уже получился «перебор»: на последние две страницы не хватило текста. Их даже не пронумеровали, но все же заполнили. На стр. 101 напечатали эпилог к «Генри V», набрав его крупным курсивом, а на обороте — список действующих лиц. Во многих пьесах такого списка вообще нет, он встречается в фолио только там, где после текста пьесы оставалось свободное место на странице.

Теперь отчасти становится понятным, почему в разделе хроник пагинация повторяется. Вторичная нумерация страниц с 69-й начинается именно с «Генри V». Непонятно только, как отсчитывал наборщик номера пропущенных страниц.

Возобновив набор, не сразу вернулись к незаконченному «Ричарду II». Вопрос о нем еще не был улажен к этому времени. Поэтому печатали пьесы, которые шли следом за «Генри V». Благодаря типографским приметам, мы знаем, с какого именно места наборщики фолио вернулись к прерванному «Ричарду II». Разобраться в этом помогли опять наборные рамки страниц. Типография печатала подряд «Генри V», первую и вторую части «Генри VI», но уже в начале третьей части «Генри VI» произошла остановка. Стали печатать ранее пропущенный текст. В фолио видно, что наборная форма в конце второй части «Генри IV» та же, что и в тексте третьей части «Генри VI».

Переходя к разделу трагедий, напомним, что первой в нем напечатана пьеса «Троил и Крессида», при этом — без нумерации страниц, которая начинается с «Кориолана». Это ясно говорит о том, что первоначально раздел начинался именно с «Кориолана», а «Троила и Крессиду» поставили перед ним впоследствии. Но почему же не в конце, как поступили в разделе комедий с «Зимней сказкой»? Да потому, что последний лист уже напечатали и внизу его проставили имена издателей.

Но это еще далеко не все, что мы знаем о типографской судьбе этой пьесы. Чудом уцелели корректурные пол-листа из раздела трагедий. На лицевой стороне напечатан, но зачеркнут крестом финал «Ромео и Джульетты», а на обороте — начало «Троила и Крессиды»! Вероятно, редакторы первоначально хотели поставить рядом две трагические истории любви — романтическую и, условно скажем, циничную. Но право на «Троила и Крессиду» принадлежало Уолли (его компаньон в этом деле Боньян к тому времени умер). По-видимому, он, подобно Мэтью Ло, не сразу уступил, и печатание пьесы пришлось отложить. Взамен ее после «Ромео и Джульетты» напечатали «Тимона Афинского».

Неувязка в пагинации произошла также после напечатания «Тимона Афинского». Пьеса заканчивалась на 98-й странице. А следующий за этим «Юлий Цезарь» начинается со страницы 109-й. Правда, между ними есть ненумерованная страница со списком действующих лиц «Тимона Афинского», но это положения не меняет: остается пропуск в десяток номеров страниц.

Как уладили вопрос о правах на «Троила» с Уолли? Возможно, и не уладили, так как история затянулась до момента, когда фолио уже было готово и содержало 35 напечатанных пьес. Его можно было выпустить и в таком виде. Но что-то случилось в последнюю минуту. Что именно?

Уолли и его компаньон зарегистрировали пьесу в 1609 г. Но задолго до них ее зарегистрировал Робертс (1603). Записи о передаче им прав Уолли в корпорации нет. Значит, у рукописи два владельца, и за Робертсом остается приоритет. Более того, У. Джаггард унаследовал его дело, а значит, и права.

Анализ текста показал, что он отличается от кварто, напечатанного двумя изданиями в 1609 г. Значит, для набора раздобыли рукопись, вероятнее всего принадлежавшую театру. Ее можно было противопоставить изданию, которым владел Уолли.

У.У. Грег замечает, что упорство Уолли в конце концов обогатило нас. Согласись он сразу, в фолио просто перепечатали бы кварто 1609 г. К счастью, он сопротивлялся так долго, что нашли пропавшую куда-то рукопись, иначе говоря, подлинник, и в текст кварто, с которого производился набор, внесли поправки с подлинной рукописи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница