Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Хозяин виндзорской гостиницы, кража лошадей и немецкий граф

Фальстаф понравился не только зрителям общедоступного театра. По преданию, сама королева Элизабет, увидев его на сцене, пожелала, чтобы автор изобразил любовные интриги толстого рыцаря. Шекспир исполнил волю королевы и написал «Виндзорские насмешницы». Дату премьеры мы не знаем. Вероятно, комедия была сочинена между 1598 и 1601 гг. Она разделила популярность двух других фальстафовских пьес и уже в 1602 г. появилось ее первое, несомненно «пиратское» издание.

Манускрипт пьесы был, по-видимому, сделан актером, игравшим роль хозяина виндзорской гостиницы, в которой остановился Фальстаф.

Хозяин гостиницы появляется в восьми сценах пьесы, и в них не только его речи, но и реплики других персонажей точно соответствуют окончательному тексту, данному в фолио. Но остальной шекспировский текст он вспоминал с трудом. Особенно подвела его память в последнем действии.

Актер забыл включить в текст первую сцену IV акта и первые четыре сцены V акта. Пятую сцену IV акта он поместил впереди четвертой сцены. Как водится, он не упомнил многих отдельных речей, другие записал частично, словом, создал обычное «плохое» кварто.

Было бы долго перечислять все грехи «хозяина гостиницы». Но в одном он, пожалуй, неповинен.

В том месте кварто, которое соответствует третьей сцене IV акта, к хозяину гостиницы является Бардольф и требует трех лошадей для каких-то немцев, собирающихся ехать в Виндзорский дворец вместе со своим герцогом. Хозяин обещает послать лошадей и отправляет их немцам. Вскоре (V, 3) мы слышим от Бардольфа, что немцы, не заплатив, умчались прочь, а когда он пытался их остановить, столкнули его в грязь.

Больше эти немцы нигде не появляются. В фолио мы узнаем о них немного больше. Во-первых, когда они похитили лошадей, то «умчались, как три немецких дьявола, три доктора Фауста». Немецкий чернокнижник Фауст стал в Англии известен благодаря «Трагической истории доктора Фауста» Кристофера Марло. Но совсем не понятно, откуда попала в речь прелестной Анны Пейдж мысль о том, что феям надо окружить Виндзорский дворец, наподобие подвязки в Ордене, носящем это название? (V, 5, 70). Неутомимый исследователь окружения Шекспира Лесли Хотсон распутал эти загадки. Оказывается, в первоначальном виде комедия Шекспира содержала злободневные намеки на немецкого графа Момпельгарта, домогавшегося у королевы Элизабет высшего знака почета Англии — Ордена Подвязки. Для этого он приезжал в 1592 г. в Англию и даже побывал в Виндзоре. Орден ему дали только пять лет спустя, в 1598 г. он прислал посольство с выражением благодарности, а в 1600 г. еще одно — для получения самого ордена.

Мы помним, что «Виндзорские насмешницы» были написаны по заказу королевы. Вероятно, и представление комедии впервые состоялось при ее дворе. Для этого случая были вставлены намеки и шутки, связанные с пребыванием немецких дворян в Англии и, в частности, в Виндзоре. Для общедоступного театра намеки были излишними, так как едва ли широкая публика знала эту историю, поэтому в тексте произвели сокращения. Но, как часто случалось с шекспировскими текстами, что-то упустили, чего-то не доглядели, и «хвосты» остались как в «плохом» кварто, так даже в хорошем тексте фолио.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница