Рекомендуем

Уборка после ремонта. Уборка после ремонта королев www.usluga-s.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Джон Санфорд. «Punctures and junctures of Coryat»

Почти в самом конце первой группы — послание Санфорда-Вадиануса, оно состоит из двух латинских стихов и одного английского. Стих начинается как истинный, сейчас непонятный, абсурд, наверняка таящий в себе аллегорию, и затем переходит в сообщение уже понятное. Заканчивается эпилогом, обращенным к Тому Кориэту, то есть Ратленду, на котором маска шута. В нем поминается несколько неприятных минут, которые промокший насквозь «шут» провел в корзине. Это узнаваемая аллюзия на известную сцену из комедии «Виндзорские проказницы», где дамы прячут любвеобильного Фальстафа в корзину с грязным бельем и велят отнести корзину в ручей. Аллюзия в высшей степени важная. «Виндзорские проказницы» написаны лет десять назад, как считается, по заказу королевы Елизаветы. Фальстаф в ней не имеет ничего общего с Фальстафом исторических хроник. И вот оказывается, что Кориэт, вернее, тот, кто скрыт под его именем, имеет прямое отношение к этому эпизоду. Так что же, «Кориэт» — Фальстаф? Значит, Шекспир, смеясь над Фальстафом, смеется над самим собой? И гротескные черты Фальстафа — черты самого Шекспира? Вот вам и «motley»1, шут из сонета 110! Комедия «Виндзорские проказницы» была написана после «Двенадцатой ночи», где Шекспир так обидно осмеял Бена Джонсона. Так что после «Проказниц» Джонсон мог бы и простить Ратленда-Шекспира.

За эпилогом-энвоем идут французский, итальянский и испанский стихи. Французский ставит точки над «i»:

Добрый чудак Том
Свою роль сыграл,
Комедия окончена —
Поэзия, умолкни.

Ратленд, все еще в маске, отделяется от чудака Томаса Кориэта. После Вадиануса идет только яйцеобразный панегирик, стихи Майкла Дрейтона и Николаса Смита, все в высшей степени похвальные, хотя и написаны в доброй шутливой манере: как будто Вадианус дал команду — хватит путать двух Кориэтов. Под словами «Николас Смит уходит» стоит «FINIS».

Затем начинается новый, чисто дружеский раздел панегириков, который опять же заканчивает Санфорд-Вадинаус: Кориэт сообщает читателю, что получил еще несколько стихов, авторы которых настаивают, чтобы он тоже включил их в книгу. И в них уже только Кориэт-Ратленд, его комические приключения, никаких намеков на истинного Кориэта, ничего, что могло бы, пусть слегка, задеть друга.

Последний панегирик Джона Санфорда «Punctures and Junctures of Coryate» тоже образец литературного гротеска, который как раз и возможен благодаря соединению двух совершенно разных людей. Панегирик заключительный, дальше только четыре строки камбро-британца на валийском языке Роберта Хьюза и макаронический стих самого Кориэта. Панегирик наполнен аллюзиями, часть из которых для нас темна, но некоторые возможно расшифровать, если вслед за Гилиловым считать, что Кориэт — еще одна маска графа Ратленда, памятуя при этом, что псевдонимом «Уильям Шекспир» пользовались два человека — Ратленд и его учитель Фрэнсис Бэкон, а «Кориэт» — маска одного Ратленда.

Сначала приведем два сообщения: «Том — близнец, a twinne, и в то же время odd». «Odd» здесь «одкомбианец», то есть житель Одкомба, местечка, где родился шут Кориэт. На полях комментарий: «Том на иврите означает близнец, что позволяет осмыслить "odd" как "один"». Это очевидный намек на двойственную сущность маски «Кориэт»: олигофрен, недоучка из Одкомба и путешественник граф Ратленд, получивший ученую степень в Кембридже и Оксфорде, — близнецы, объединенные именем Том. Граф рядится в шутовские одежды Тома Кориэта, а его друзья еще по Грейз-инн и собратья по перу пишут этому персонажу-двойнику послания, потешаясь над Кориэтом и восхищаясь Ратлендом. Причем степень насмешек и восхищения колеблется в зависимости от чувств, питаемых авторами к графу.

Читать панегирики под этим углом зрения в высшей степени интересно и поучительно, как бы приоткрывается оконце в тайные симпатии и антипатии пишущих. Особенно замечательны послания Бена Джонсона и Джона Донна. Препарировать этот гротеск-абсурд спустя четыреста лет, казалось бы, невозможно, но, к счастью, в 1997 году вышла книга «Истоки английского абсурда» Ноэла Малькольма, где это стихотворение подробно комментировано, что и позволяет расшифровать некоторые аллюзии.

Примечания

1. Платье шута из разноцветных полос; шут (англ.).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница