Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Литературный прием — сплетение двух людей в одном персонаже

Сплетение двух реально существующих людей может породить литературного героя. Эти два человека, как правило, диаметрально противоположны, но у них непременно должно быть что-то общее, какая-то черточка или схожая ситуация. К этому приему авторы прибегали нередко для сокрытия тайны. Один человек надевал маску другого, и получался двуликий Янус.

Иногда прием был средством для достижения цели. Пример этому «Траурная элегия» Джона Дэйвиса из Хирфорда на смерть Елизаветы Даттон и «Вторая годовщина» Джона Донна на смерть Елизаветы Друри. Обе поэмы относятся к 1612 году. И обе оплакивают смерть сразу двух Елизавет, в том и другом случае одна из них — Елизавета Ратленд. Об этом свидетельствуют аллюзии, особенно много их в поэме Джона Дэйвиса.

К смерти как таковой люди тогда относились по-иному, чем сейчас. Ну могли бы мы на могильном камне вырезать издевательскую эпитафию? Или в поэму, оплакивающую смерть одной женщины — имя ее дано в заглавии, включить плач подругой? А в ту пору это было возможно. Земная этика, мораль людей того времени сильно отличалась от нашей. Другое дело — вечные ценности: они одни и те же во все времена. Им следует большинство людей, но бывает, что круг таких людей сжимается, и тогда сгущается энергия ценностей: красные гиганты становятся белыми карликами, несущими мощный созидательный заряд.

Иногда авторы наделяли двуликое создание особыми интонациями, чему этот прием очень способствовал. Соединение диаметрально противоположных характеров, имеющих какую-то одну точку соприкосновения, — богатейшая почва для создания не только комического эффекта, но и гротеска, доходящего до абсурда. Порой этот прием используется просто для маскировки.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница