Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Первые успехи

Возьмем в руки Первое Фолио. Тяжелый том около тысячи страниц. На титульном листе знаменитая гравюра Шекспира работы Дрэсаута, один из двух бесспорных портретов. Затем на чистом листе короткое стихотворение Бена Джонсона к портрету, подписанное «B. J.». Пьесам предшествуют «Посвящение двум несравненным братьям», Уильяму лорду Герберту, третьему графу Пемброку и Филипу Герберту графу Монтгомери, и «Обращение ко всякого рода читателям», — оба предисловия подписаны друзьями Шакспера Генри Конделлом и Джоном Хемингсом. Дальше левая страница — содержание тома, правая — список главных участников, principall actors, — всех этих пьес. И несколько стихотворений друзей, в том числе известная ода Бена Джонсона «To the memory of my beloved, The Author Mr. William Shakespeare And what he hath left us»1. Издатели на титуле Эдуард Блаунт и Исаак Джаггард (сын Уильяма Джаггарда, умершего в 1622 году), в самом конце тома участники всей издательской группы: У Джаггард, И. Смитуик, У Эспли и Э. Блаунт. Первая пьеса — «Буря», последняя — «Цимбелин». Пьесы делятся на три группы: комедии, исторические хроники, трагедии.

Первое Фолио — главный козырь стратфордианцев. Генри Джеймс приходил в отчаяние, думая о Первом Фолио. Пока не найдены свидетельства, развенчивающие этот козырь, писал он, мы можем только страдать, мучаясь неразрешимостью великой загадки.

Значит, первое, что надо было сделать, — увесистое свидетельство лишить достоверности. К этому имелись предпосылки. Главная — странный портрет на титульном листе, он явно требовал расшифровки. Я полагала, что этот титульный лист, как и многие другие того времени, содержит некую информацию. Часто вглядывалась в говорящие глаза портрета, его зауженный жилет с пристегнутыми рукавами по обычаю того времени, нарисованный как по лекалу и линейке. Но мысль моя дремала, как и у предыдущих толкователей портрета, озадаченных скрытой в них загадкой.

В конце концов меня взяла досада. Я рассердилась и однажды, ложась спать, — дело было ранней весной 1998 года, гипотеза о двух авторах тогда уже прочно мной овладела — мысленно стукнула кулаком по столу: «Сколько можно над этой загадкой биться!» И утром знала ответ. Разгадка была столь очевидна, что я села срочно писать статью. Но где ее публиковать? Мне вспомнился Женя Лапутин, молодой писатель, обладающий поразительным даром метафорического восприятия действительности, которому я, можно сказать, дала путевку в жизнь. Он тогда был главный редактор журнала «Новая юность». Звоню ему. Он тут же откликнулся, сказал, что снимет собственный материал и поместит мою статью. Через месяц вышел журнал, где я первый раз, в довольно скомканном виде опубликовала расшифровку портрета Дрэсаута. Что греха таить, расшифровка изложена не очень внятно, а значит, и не очень убедительно. В ней имеется несколько неточностей и одна-две ошибки, но статья сжато содержит многие направления будущих исследований, что меня весьма удивило, когда я недавно перечитала ее. И потому привожу ее полностью.

Называется она «Портреты Шекспира разгаданы»2, подзаголовок — «К 375-летию выхода в свет Первого Фолио», подпись «Марина Литвинова».

Примечания

1. «Памяти моего любимого, / Автора / М-ра Уильяма Шекспира / И / того, что он оставил нам» (англ.).

2. Литвинова М.Д. Портреты Шекспира разгаданы // Новая Юность. М., 1998. № 28—29, /1—2/. С. 185—194.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница