Счетчики






Яндекс.Метрика

7. Отрекшийся и безумный король Лир — это Иван Грозный = Василий Блаженный

Сначала отметим интересную психологическую деталь. Она, конечно, несущественна для обнаруженного нами параллелизма, но помогает лучше понять картину событий. Как выясняется, расстановка Шекспиром характеристик типа «плохой» или «хороший» (человек) в общем неплохо согласуется с характеристиками, даваемыми этим персонажам русско-ордынскими источниками. Например, негативное отношение к Елене Волошанке (Есфири) многих русских авторов звучит и у Шекспира, явно осуждающего Гонерилью, «дочь» Лира. И напротив, положительная оценка Софьи Палеолог православными на Руси отразилась на страницах шекспировской трагедии в виде «очень хорошей» Корделии. Иными словами, Шекспир придерживался, в основном, ордынско-имперской точки зрения на историю Царства XVI века. Для большинства православных ордынцев Софья Палеолог была «хорошей», а еретичка Елена Волошанка — «плохой».

Поэтому в дальнейшем мы будем иногда отмечать эти психологические оценки — «плохой» или «хороший», подчеркивая отношение к ним летописцев. При всей условности такие термины иногда полезны. Вообще, считается, что Шекспир обычно четко делил персонажей своих произведений на «плохих» и «хороших», избегая полутонов. Может быть, это делалось преднамеренно. Как мы начинаем понимать, его произведения создавались в бурную эпоху раскола Великой Империи. Они ставились в театрах, то есть служили воспитательным целям. С их помощью власти стремились внушить населению правильные (по их мнению) представления, донести свою точку зрения. С этой целью картину событий огрубляли, упрощали, не вникая в психологические нюансы. Говорили по-простому: этот человек — «очень плохой», а вон тот — «очень хороший». В обстановке тяжелой политической борьбы это иногда помогало привлекать людей на свою сторону.

Итак, что нам известно о Лире?

• ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ПРАВЛЕНИЯ И ВЕЛИЧИЕ ЦАРЯ. — Гальфрид сообщает, что король Леир достойно правил всей Британией целых шестьдесят лет, то есть очень долго. Следовательно, был могущественным правителем. Иначе бы, его сбросили с престола.

Про Ивана Грозного известно, что он тоже правил достаточно долго. Напомним, что, согласно нашим результатам, Иван III Грозный в значительной степени является фантомным отражением Ивана IV Грозного при хронологическом сдвиге вниз примерно на 90—100 лет, см. книгу «Новая хронология Руси». Поэтому мы будем пользоваться фактами из «обеих биографий». Так вот, Иван III правил, как считается, 43 года (1462—1505), а Иван IV — 37 лет (1547—1584). При этом царское венчание Ивана IV произошло в 1547 году. В этот момент ему было семнадцать лет (или шестнадцать). Однако в первый раз Ивана объявили правителем еще в трехлетием возрасте: «Бояре-опекуны КОРОНОВАЛИ ТРЕХЛЕТНЕГО ИВАНА через несколько дней после кончины великого князя» [776], с. 10. (На самом деле Иван IV родился 9 февраля 1526 года, а не в 1530 году, как думают историки, см. нашу книгу «Раскол Империи...»). Поэтому для Ивана IV Грозного есть два варианта правления. А именно, от 1533 года и от 1547 года. Умер он в 1584 году. Соответственно, Грозный правил либо 51 год, либо 37 лет. Пятьдесят один год правления Ивана — достаточно близко к шестидесяти годам Лира.

Далее, фантомными отражениями Ивана IV Грозного являются император Карл V, правивший 39 лет (1519—1558), и император Фридрих III, правивший 53 года (1440—1493), см. книгу «Критика и методы хронологии», гл. 6. Пятьдесят три года еще ближе в шестидесяти.

Таким образом, при «размножении» одного царя-хана на несколько дубликатов, летописцы приписали им следующие длительности правлений: 37, 39, 43, 51, 53. Последние два числа достаточно близки к шестидесяти годам короля Лира, да и остальные перечисленные длительности тоже не маленькие. Так что периоды правлений Лира и дубликатов Ивана Грозного в общем соответствуют друг другу.

Все летописцы согласны в том, что Иван Васильевич III = IV Грозный был могущественным властным правителем. Такую же характеристику дают западно-европейские хронисты императорам Карлу V и Фридриху III. Следовательно, эта сторона образа короля Лира также неплохо соответствует сведениям о его оригинале.

• ОТРЕЧЕНИЕ ЦАРЯ. — Гальфрид и Шекспир говорят, что Лир решил отречься от престола и передать власть дочерям и их мужьям. Сначала разделил королевство на три части, по числу дочерей. Вот слова Лира: «Подайте карту королевства. (Приносят карту). Знайте все, здесь стоящие, что на три части мы разделили наше государство и твердо вознамерились, сложивши с себя заботы трудной царской власти, без ноши на плечах плестись ко гробу. Пора дать место юношам» [971], т. 3, с. 375. И далее, обращаясь уже только к двум старшим дочерям: «Сдаю я вам все царские права и власть мою, и первенство по сану. Из свиты всей себе я отделяю сто рыцарей... Доходы все, расправа и владенье, за вами, дети милые — И ВОТ КОРОНА ВАМ МОЯ. (Отдает корону)», с. 376.

А что известно о Грозном? Оказывается, Иван IV Грозный неожиданно и странным образом отрекся от престола, передав его хану Симеону Бекбулатовичу. При этом сам якобы занял униженное положение «у трона», подчиняясь, дескать, марионетке на царском престоле. Считается, что Иван IV «Грозный» отрекся от престола в 1575 году «и посадил на трон служивого ТАТАРСКОГО ХАНА Симеона Бекбулатовича. ТАТАРИН въехал в царские хоромы (! — Авт.), а "великий государь" переселился на Арбат (! — Авт.). Теперь он ездил по Москве "просто, что бояре", в Кремлевском дворце устраивался поодаль от "великого князя" (то есть татарина Симеона — Авт.), восседавшего на великолепном троне, и смиренно выслушивал его указы» [776], с. 195.

Мы подробно обсуждали этот известный сюжет в предыдущих книгах. Он отразился во многих летописях в жизнеописаниях дубликатов Грозного царя. В частности, от всех своих титулов отказался великий император Карл V.

По поводу отречения Ивана Грозного историки строят различные догадки. Иногда остроумные, но всегда чисто теоретические. На самом деле, объяснение простое и естественное. Как мы показали в книге «Новая хронология Руси», под одним именем «Грозного» позднейшие романовские историки объединили четырех различных царей, а именно: Иван IV (1547—1553), позднее превратившийся в «Василия Блаженного»; Дмитрий (1553—1563); Иван V (1563—1572); Симеон (1572—1584). Поэтому в 1572 году речь шла о переходе власти к последнему из них — царю Симеону Бекбулатовичу. Так что ничего странного в данном событии не было.

Кроме того, в жизнеописании Ивана Грозного отмечено несколько присяг ему, как правящему царю. Что, конечно, странно, если бы это был один и тот же правитель. Однако, поскольку царей на самом деле было четыре, то все становится на свои места и странности исчезают.

• ЦАРЬ ПОЛНОСТЬЮ УСТРАНЯЕТСЯ ОТ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЛ. — Согласно Шекспиру и Гальфриду, отрекшийся от власти Лир оказывается полностью не у дел. С ним осталось только несколько десятков его рыцарей, да и то их количество постоянно урезалось обеими дочерьми короля, пока не свелось к одному оруженосцу. В итоге положение Лира стало унизительным, бывший могущественный король превратился в постоянно оскорбляемого «приживальщика».

Вполне аналогичные события мы наблюдаем и в романовско-миллеровском жизнеописании Ивана IV Грозного. Всевластный владыка, самовольно отдавший власть, скромно устраивается на царских приемах поодаль от нового (самим же им назначенного) царя и смиренно выслушивает его указы.

• ВЕЛИКИЙ ГРОЗНЫЙ ЦАРЬ ИВАН И ВЕЛИКИЙ ДЕСПОТИЧНЫЙ КОРОЛЬ ЛИР. — Как мы уже неоднократно обсуждали, романовские и западные историки любят представлять Ивана Грозного деспотичным, яростным и вспыльчивым царем, иногда даже самодуром.

Практически то же самое говорится и о Лире. Например, в момент, когда он проклинает Корделию, хороший царедворец Кент пытается вступиться за нее. В ответ слышит от короля: «Натянут лук — не стой перед стрелою!

Кент: ...Кент льстецом не будет, КОГДА КОРОЛЬ БЕЗУМСТВУЕТ... Опомнись, отмени свое решенье! Одумайся: скорей ОСТАНОВИ В СЕБЕ ПОРЫВЫ ЗЛОБЫ БЕЗОБРАЗНОЙ!», с. 376.

Кратко характеризуя Лира, комментаторы пишут: «Поэт наделил его личным величием и колоссальными силами духа. Лир принадлежит к числу тех мощных, титанических натур, у которых страсти разыгрываются сильней и грандиозней, чем у обыкновенных смертных. Он одинаково велик как во гневе, так и в милости, проклятиях и любви. Одурманенный всеобщим поклонением и лестью, ВСЕМОГУЩИЙ МОНАРХ серьезно возомнил себя высшим организмом в сравнении с другими людьми. Он не выносит никаких противоречий; он горд, капризен и деспотичен. И вот на такую властную, не знающую никакого удержу, натуру сразу обрушивается целый ряд несчастий, унижений и разочарований» [971], т. 3, с. 365.

• ПРЕВРАЩЕНИЕ ОТРЕКШЕГОСЯ ОТ ПРЕСТОЛА ЦАРЯ В БЕЗУМЦА, В БЛАЖЕННОГО. — Гальфрид говорит, что через некоторое время Лир становится нищим и беспомощным, его «преследует рок», ему нечего есть, нечем прикрыть свою наготу, он взывает к милосердию.

Еще более ярко эта тема раскрыта Шекспиром. Лир не только превратился в скитающегося нищего, но стал блаженным. Разум его помутился, он перестал узнавать окружающих. Например, в третьем действии, второй сцене, Лир оказывается в дикой степи во время бури вместе со своим шутом. Слова Лира и шута переплетаются друг с другом, окрашены безумием и в то же время здравым скепсисом. Например, шут говорит: «Что, куманек, под кровлей-то сидеть получше, я думаю, чем здесь, под дождем шататься? Право, дяденька, помирился бы ты лучше с дочерьми. В такую ночь и умнику, и дураку — обоим плохо!... Король и колпак, мудрец и дурак» [971], т. 3, с. 402.

Встретив Лира в конце трагедии, Корделия восклицает: «А ты, отец мой бедный, в эту ночь был должен искать убежища в соломе смятой, в норе, с плутами, свиньями. О боги! Как жизнь его с умом не отлетела?» [971], т. 3, с. 426. А также: «Ах, это он! Его видали в поле безумным. Будто море в непогоду он громко пел, а голову себе убрал он васильками и крапивой, горчицей, колокольчиками, маком и всякою негодною травою», с. 418.

Комментатор: «Весь третий акт посвящен безумию Лира, которое постепенно проходит все стадии, свойственные острому помешательству», с. 365.

Практически то же самое сообщается и о дубликатах Ивана IV Грозного. Судите сами.

В западно-европейской «биографии» Карла V (то есть, попросту, Пятого Короля) подчеркивается яркая деталь. В конце жизни, в 1556 году, он отказался от всех своих титулов и удалился в монастырь. Это чрезвычайно похоже на историю Василия Блаженного. Согласно нашим результатам, царь Иван IV Грозный сильно заболел в 1553 году, отошел от дел, превратился в юродивого. Его назвали Василием Блаженным, то есть, попросту, Царем Блаженным. Напомним, что Василий = базилевс = царь. Именно в его честь в Москве построили потом Собор Василия Блаженного. В романовской же истории считается, будто царь Иван был при смерти, но затем «выздоровел» и продолжил правление. Хотя и сильно изменился внешне. Сведения о годе смерти Василия Блаженного противоречивы. По некоторым сообщениям, умер примерно в 1557 году [936], т. 1, с. 339. Но ведь это практически совпадает с 1556 годом, когда Карл V ушел в монастырь.

Может быть, Иван IV был жив и после 1557 года. Известия об этом очень темны. Карамзин пересказывает старые сведения, что в соборе Василия Блаженного С БОЛЬШОЙ ПЫШНОСТЬЮ в 1589 году хоронят ИОАННА БЛАЖЕННОГО [362], т. 10, гл. 4, примечание 469. Вероятно, это и есть правильная датировка смерти Василия Блаженного, то есть царя Иоанна IV. Он здесь прямо назван ИВАНОМ БЛАЖЕННЫМ. В таком случае, становится понятным, почему романовские историки заявили, что вся эпоха Грозного «накрыта» одним царем. Просто потому, что Иван IV Грозный действительно жил все это время. Но стал Блаженным, юродивым, и не имел никакого влияния на государственные дела. Реально же последовательно правили три другие царя. Поэтому романовские историки и пишут, что все это время Иван Грозный жил в монастыре Александровской Слободы. Переодевался в монашеские одежды, звонил в колокола... Время от времени Грозный проявляет «СКЛОННОСТЬ К ЮРОДСТВУ» [775], с. 503. Известны сцены, когда Грозный подолгу ходил в иноческом платье или в овчинном тулупе. Унижал себя и т. д. [775].

Обратимся к Библии. Навуходоносор — один из самых известных библейских правителей. Назван Вавилонским царем. Правил в Вавилоне (4 Царств 24:10). Как мы показали ранее, в библейский рассказ о Навуходоносоре вошли элементы «биографии» Ивана III Грозного из XV века или Ивана IV Грозного из XVI века.

Что рассказывает Библия об ассиро-вавилонском царе Навуходоносоре? «Расхаживая по царским чертогам в Вавилоне, царь сказал: это ли не величественный Вавилон, который построил я силою моего могущества... Был с неба голос: "тебе говорят, царь Навуходоносор: ЦАРСТВО ОТОШЛО ОТ ТЕБЯ! И ОТЛУЧАТ ТЕБЯ ОТ ЛЮДЕЙ, И БУДЕТ ОБИТАНИЕ ТВОЕ С ПОЛЕВЫМИ ЗВЕРЯМИ; ТРАВОЮ БУДУТ КОРМИТЬ ТЕБЯ, КАК ВОЛА"... Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и ОТЛУЧЕН ОН БЫЛ ОТ ЛЮДЕЙ, ЕЛ ТРАВУ, КАК ВОЛ, И ОРОШАЛОСЬ ТЕЛО ЕГО РОСОЮ НЕБЕСНОЮ, ТАК ЧТО ВОЛОСЫ У НЕГО ВЫРОСЛИ КАК У ЛЬВА, И НОГТИ У НЕГО — КАК У ПТИЦЫ. По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне... И я восстановлен на царство мое, и величие мое еще более возвысилось» (Даниил 4:26—31, 4:33).

Сюжет настолько неординарен, что Библия несколько раз возвращается в нему, сообщая новые подробности.

Библия: «Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие и славу. Пред величием, которое Он дал ему, все народы, ПЛЕМЕНА И ЯЗЫКИ ТРЕПЕТАЛИ И СТРАШИЛИСЬ ЕГО: КОГО ОН ХОТЕЛ, ОН УБИВАЛ, И КОГО ХОТЕЛ, ОСТАВЛЯЛ В ЖИВЫХ, И КОГО ХОТЕЛ УНИЖАЛ. Но когда сердце его надмилось и дух его ОЖЕСТОЧИЛСЯ ДО ДЕРЗОСТИ, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей, И ОТЛУЧЕН БЫЛ ОТ СЫНОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ, И СЕРД ЦЕ ЕГО УПОДОБИЛОСЬ ЗВЕРИНОМУ, И ЖИЛ ОН С ДИКИМИ ОСЛАМИ; КОРМИЛИ ЕГО ТРАВОЮ» (Даниил 5:18—21).

Ни о каком другом царе Библия не сообщает ничего подобного. Здесь мы явно сталкиваемся с какими-то реальными событиями, произведшими глубокое впечатление на библейского летописца. Итак, безумие Навуходоносора накладывается на безумие Грозного (Блаженного).

• ИСЦЕЛЕНИЕ БЕЗУМНОГО ЦАРЯ И ЕГО ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ПРЕСТОЛ. — Любопытно, что Библия, в точности как и романовская версия русской истории, говорит, будто после утери разума Навуходоносор — то есть Иван IV Грозный — выздоровел и вновь вернулся на царство. В действительности же, повторим, он уже не вернулся, а на престол взошел его преемник. В русской истории, согласно нашей реконструкции, это был Дмитрий (1553—1563).

Замечательно, что практически то же самое рассказывает и Гальфрид. Напомним, что, по его словам, король Лир через какое-то время восстанавливает «свою власть над всеми своими былыми подданными», побеждает врагов, восходит на престол и три года правит всем Царством. Затем умирает.

Шекспир в общем согласен с Гальфридом, хотя дает Лиру после его выздоровления не три года власти, а лишь несколько часов. Шекспир сообщает, что безумный Лир приходит в себя, рассудок возвращается к нему на несколько дней, он узнает свою дочь Корделию. Происходит сражение французов с британцами, в которой британцы побеждены. Гибнут враги Лира. Герцог Альбани провозглашает перед войском: «Вы, лорды и друзья мои, узнайте намерения наши. Чем лишь можем утешить мы великого страдальца — все будет сделано. ВСЮ НАШУ ВЛАСТЬ МЫ СТАРЦУ-КОРОЛЮ ПРЕДОСТАВЛЯЕМ: пусть царствует до гроба» [971], т. 3, с. 437.

Таким образом, недавно выздоровевший Лир вновь становится полновластным правителем государства. По Гальфриду, правит целых три года, а по Шекспиру, практически сразу умирает, оплакивая гибель Корделии.

Мы видим неплохое согласование сравниваемых версий.

• ПАРФЕНИЙ ЮРОДИВЫЙ И ШУТ — ПОСТОЯННЫЙ СПУТНИК КОРОЛЯ ЛИРА. — В трагедии Шекспира большое место занимает образ шута, постоянно сопровождающего обезумевшего Лира. На шекспировских страницах шут появляется сразу, как только Лир оказывается в униженном положении и начинает терять разум. И с этого момента шут следует за Лиром неотлучно. Он как бы является тенью Лира, его «вторым я». Во всех скитаниях несчастного короля шут не отходит от него ни на шаг. Хотя Гальфрид ничего не говорит о шуте, Шекспир явно придавал большое значение этому яркому образу.

Обращаясь к русской истории, мы сразу начинаем понимать, в чем дело. В романовской версии считается, что Иван IV Грозный часто подписывал свои литературные произведения странным псевдонимом — Парфений УРОДИВЫЙ, то есть ЮРОДИВЫЙ [651], с. 188. Д.С. Лихачев говорит об этом так: «Грозный был... своеобразным мистификатором... Особенно интересны его произведения, подписанные именем некоего Парфения Уродивого (то есть ЮРОДИВОГО)» [651], с. 199.

Как мы показали в книге «Раскол Империи...», якобы литературный псевдоним Грозного — «Парфений», является на самом деле его КРЕСТНЫМ ИМЕНЕМ. Возникает следующая картина. По обычаю, существовавшему в московской царской семье, Иван IV при восшествии на престол получил царское имя Иван, хотя его крестное имя было Парфений. Крестное имя царей в то время широкой огласке не подлежало. Однако, когда Иван IV стал юродивым и отошел от власти, он стал иногда подписываться своим крестным именем — «Парфений Юродивый». Таким образом, в романовской истории рядом с именем «Иван Грозный» появился якобы псевдоним «Парфений Юродивый». Скорее всего, это обстоятельство и отразилось у Шекспира. Он «раздвоил» короля Лира на собственно короля и его «шута». Становится понятно, почему «шут» неотступно следует за своим повелителем. Условно можно сказать так: «шекспировский шут» — это крестное имя короля Лира, то есть Ивана Грозного. Другими словами, «шекспировский шут» — это тот же Иван Грозный = Лир, но под именем Василия Блаженного.