Рекомендуем

• По реальным ценам кузовной ремонт ювао без дополнительной оплаты.

Счетчики






Яндекс.Метрика

11. Василий III и Елена Глинская (родители Ивана IV Грозного) тоже отразились в истории короля Лира

Начнем с того, что Гальфрид вроде бы ничего не говорит о Глостере. Это странно. Ведь в целом рассказ Гальфрида о короле Лире хорошо соответствует повествованию Шекспира. Как же Гальфрид мог пропустить столь яркую историю? И тут мы вспоминаем уже отмеченный нами ранее любопытный факт, что, напротив, у Гальфрида присутствует сюжет, который вроде бы никак не отражен у Шекспира. Речь идет о «повторном» правлении короля Лира и его дочери Корделии уже после того, как справедливость восторжествовала, и Лир был отомщен. Шекспир завершает свою трагедию чуть раньше, на «истории отмщения». А Гальфрид здесь продолжает свой рассказ. См. наглядную схему на рис. 1.34.

Ясно видно, что отмщение короля Лира помещено Шекспиром и Гальфридом в разные места. У Шекспира — это конец трагедии, а у Гальфрида — перед повествованием о правлении Корделии после смерти Лира.

Но тогда возникает естественная мысль, что гальфридовский заключительный рассказ о правлении Корделии — это и есть слегка искаженное «повествование о Глостере», то есть об эпохе Василия II. И тогда все становится на свои места. Никакого пропуска нет ни у Гальфрида, ни у Шекспира.

Это наше «хронологическое вычисление» в целом подтверждается. Как мы сейчас покажем, рассказ Гальфрида о «повторном» правлении Лира и о последующем правлении Корделии — это действительно повествование (впрочем достаточно смутное) о Василии III и его жене Елене Глинской. Получается, что в хронике Гальфрида скупо рассказано о Василии III и Елене Глинской, а в трагедии Шекспира — о Василии II (Глостере). Итак, сравним заключительные сюжеты у Шекспира и у Гальфрида.

• КОНЕЦ ТРАГЕДИИ ШЕКСПИРА И КОНЕЦ РАССКАЗА ГАЛЬФРИДА. — Как мы уже показали, в конце трагедии «Король Лир» помещен сюжет о Глостере, то есть о Василии II. Согласно русским хроникам, при нем в это время находился его сын — юный Иван III Грозный. Напомним, что Иван III = IV описан Шекспиром как «король Лир».

А в конце рассказа Гальфрида поставлен сюжет о «повторном правлении» короля Лира. Он правил недолго и на третий год умер. По-видимому, сюда добавились сведения о конце правления Василия III. В это время у него был сын — малолетний Иван IV Грозный («король Лир»). Любопытно, что Гальфрид воспользовался именно жизнеописанием Василия III, а не Василия II, как Шекспир. Отсюда следует, что Гальфрид и Шекспир опирались хотя и на близкие, но не во всем совпадающие первоисточники. Бытовало несколько слегка разнящихся версий. Что естественно.

Рис. 1.34. Сравнение версий Шекспира и Гальфрида

• ПЯТЬ ЛЕТ ПРАВЛЕНИЯ КОРДЕЛИИ И ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ ЛЕТ ПРАВЛЕНИЯ ЕЛЕНЫ ГЛИНСКОЙ. — Гальфрид говорит, что после смерти Лира Корделия пять лет правила царством [155], с. 25.

Согласно русским источникам, «после похорон великого князя Василия Иоанновича (Василия III — Авт.)... Даниил благословил в Успенском соборе четырехлетнего великого князя Иоанна IV на властвование над Русской землей; ПРАВИТЕЛЬНИЦЕЙ ЖЕ, за его малолетством, являлась, естественно, по древнему обычаю его мать — великая княгиня Елена Васильевна (Глинская — Авт.). Свое вступление в управление государством она начала с милостей» [578], кн. 2, с. 352.

Василий III умер в конце 1533 года. А Елена Глинская правила до весны 1538 года, когда 3 апреля неожиданно скончалась [578], кн. 2, с. 365. Получается, что царствовала она четыре года и несколько месяцев. Это хорошо согласуется с пятью годами правления шекспировской Корделии.

• СМУТА В ПРАВЛЕНИЕ КОРДЕЛИИ И СМУТА В ПРАВЛЕНИЕ ЕЛЕНЫ ГЛИНСКОЙ. — В обеих версиях — и русской и английской — четко говорится, что правление царицы было погружено в тяжелую смуту. Гальфрид сообщает, что Корделию «беспокоили» двое ее племянников — Марган и Кунедагий. Они были сыновьями ее старших сестер, считали себя наследниками царства и были недовольны тем, что в стране правит женщина. Они собрали воинские отряды, восстали против королевы и, упорствуя в своей жестокости, начали разорять страну и затевали битвы с самой государыней [155], с. 25.

Полностью аналогичную картину мы видим и в русских летописях. Все правление Елены Глинской, матери Ивана IV Грозного, «накрывается» периодом, именуемым «семибоярщина». Государство сотрясалось беспорядками и смутой. «Уже через неделю (после вступления в управление царством — Авт.) великой княгине пришлось начать беспощадную борьбу с врагами государства, которые, видя малолетство великого князя, не замедлили поднять головы» [578], кн. 2, с. 353.

Причем Елена Глинская боролась со своими родственниками, в частности, с родным дядей Михаилом Глинским. «Затем правительнице пришлось прибегнуть к крутым мерам и против второго брата своего умершего мужа, князя Андрея Иоанновича», с. 354.

Эта борьба Елены (матери Ивана Грозного) с двумя видными родственниками, скорее всего, и отразилась на страницах английских хроник как борьба Корделии («дочери» Лира = Ивана Грозного) с двумя ее воинствующими племянниками. То есть родственниками. Налицо хорошее соответствие.

• НАСИЛЬСТВЕННАЯ СМЕРТЬ КОРДЕЛИИ И ОТРАВЛЕНИЕ ЕЛЕНЫ ГЛИНСКОЙ. — Гальфрид сообщает, что племянники Корделии наконец захватили ее в плен и бросили в темницу, где, удрученная потерей королевства, она покончила жизнь самоубийством. Но мы уже отмечали, что рассуждения о «самоубийствах» правителей могут прикрывать убийство. Мол, мы так о ней заботились, а она неожиданно для нас отравилась. Очень очень жаль. Искренне скорбим. Похороним с почестями и рыданиями.

Аналогична и история гибели Елены Глинской. «Так правила государством за малолетством Иоанна великая княгиня Елена Васильевна до 3 апреля 1538 года; в этот же день, в два часа дня, БУДУЧИ В ПОЛНОМ ЦВЕТЕ СИЛ, ОНА НЕОЖИДАННО СКОНЧАЛАСЬ. Барон Герберштейн говорит, что ЕЕ ОТРАВИЛИ, и этому, конечно, можно верить... Мы видели, с какой злобой вспыхнула эта боярская крамола, как только скончался Василий Иоаннович, и как твердо и беспощадно, поддерживаемая князем Иваном Овчиной-Телепневым, подавляла ее правительница: зная злобу против себя, она, вероятно, постоянно ожидала смерти от лихого зелья и не ошиблась в этом» [578], кн. 2, с. 365—366.

Вот что сообщает С. Герберштейн: «[По слухам, и вдова немного спустя была умерщвлена ядом, а обольститель ее] Овчина был рассечен на куски» [161], с. 88.

Итак, мы видим хорошее соответствие.

• ПРОДОЛЖЕНИЕ СМУТЫ ПОСЛЕ ГИБЕЛИ ПРАВИТЕЛЬНИЦЫ И БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ДВУХ РОДСТВЕННИКОВ. — Согласно Гальфриду, после гибели Корделии, двое ее племянников захватили власть и поделили царство между собой. Но мир не наступил. Напротив, смута обострилась еще больше. Одного из племянников-правителей подстрекали против другого, и в конце концов вспыхнула гражданская война. Она длилась долго, охватывая все новые и новые области. В конце концов, один из соперничающих правителей был захвачен в плен и убит [155], с. 26.

Практически то же самое происходит и на Руси. После гибели Елены Глинской власть захватывает Василий Васильевич Шуйский, первый боярин в государевой думе, потомок суздальских князей. «Устранив князя Ивана Телепнева, Василий Шуйский, может быть причастный и к отравлению Елены Глинской, пожелал забрать возможно более власти в свои руки и породниться с государем; для этого он, несмотря на то, что перешел уже шестидесятилетний возраст, вступил в брак с юной двоюродной сестрой великого князя — Анастасией, дочерью крещеного татарского царевича Петра и сестры Василия Третьего — Евдокии» [578], кн. 2, с. 368.

Таким образом, мы видим «новоиспеченного» родственника царя (и тем самым Елены Глинской), захватившего власть после удачного отравления государыни Елены.

Вторым главным персонажем этой русско-ордынской смуты был Иван Шуйский, БРАТ Василия Шуйского [578], кн. 2, с. 368—373.

Итак, в обеих версиях, после смерти великой правительницы, смута продолжается, причем в центре событий — два родственника государыни, враждующие между собой (не то двоюродные, не то родные братья).

• ГИБЕЛЬ ОДНОГО ИЗ «СМУТЬЯНОВ» ПО ВИНЕ ВТОРОГО. — В английской версии один из смутьянов был убит своим соперником [155], с. 26.

Очень похожие события происходят и на Руси. Согласно русским источникам, «после этих дел Василий Шуйский жил недолго и умер, может быть, тоже от отравы. Высшая же власть в государстве перешла в руки его брата князя Ивана Шуйского... Неурядица, наступившая после смерти Елены, начала сейчас же сказываться на всей жизни Московского государства» [578], кн. 2, с. 368.

Итак, в обеих версиях, один из двух родственников-бунтовщиков погибает, может быть, по вине другого, а победитель начинает править единолично. По Гальфриду, это были двоюродные братья, а в русской версии — это два родных брата.

Подведем итог. Обнаружен яркий параллелизм между английскими и русскими источниками.

• «ДРЕВНЕЙШИЕ» СОБЫТИЯ, ОПИСАННЫЕ ЗДЕСЬ ГАЛЬФРИДОМ, ПРОИСХОДИЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ РАНЕЕ XV ВЕКА. — Нас уверяют, будто хроника Гальфрида повествует о чудовищно древних временах. Но мы уже давно поняли, что это не так. В действительности, речь идет о событиях XV—XVI веков. Еще одно подтверждение этому мы сейчас получим из дальнейшего рассказа Гальфрида. Закончив повесть о короле Лире рассказом о Кунедагии, летописец добавляет: «В дальнейшем после кончины Кунедагия ему наследовал его сын Риваллон... Это в его времена три дня сряду падал кровавый дождь и люди мерли от налетевших во множестве мух» [155], с. 26.

О чем речь? Современные комментаторы справедливо говорят: «Вероятно, автор имеет в виду события, описанные в Библии (Исход, VII—VIII)», с. 235.

Правильно. Говорится об известных «казнях египетских», происшедших при Моисее в Египте, рис. 1.35. В книге «Библейская Русь» мы показали, что здесь Ветхий Завет рассказывает о событиях в Руси-Орде = Египте, развернувшихся в начале XV века. Таким образом мы получаем независимое подтверждение того, что история короля Лира относится к XV—XVI векам. Напомним, в XVI веке находится ее оригинал, а в XV веке — дубликат, фантомное отражение при сдвиге вниз примерно на сто лет.