Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

«Все хорошо, что хорошо кончается» («Конец — делу венец»)

Пьеса была впервые издана в Первом фолио. И по своему содержанию, и по своему стилю она близка к «мрачной комедии», «проблемной пьесе» «Мера за меру», что позволяет датировать «Все хорошо, что хорошо кончается» 1603 годом. Исключение составляют некоторые места, напоминающие раннюю комедию «Бесплодные усилия любви» (вплоть до письма героини, выдержанного в форме сонета). Дж. Довер Уилсон полагал, что произведение Шекспира отредактировано неким второстепенным автором. Большую поддержку получила теория Ч. Дж Сиссона, согласно которой Шекспир сам «отредактировал и частично переписал заново старую пьесу». Это позволяет и предположить, что первая версия носила загадочное название «Вознагражденные усилия любви», которое упоминается в книге Мереза. Но почему нельзя посчитать, что Шекспиру в достаточно незначительных по количеству отрывках просто захотелось скопировать свой ранний стиль? Сильно переделывая текст, Шекспир вряд ли сохранил бы из прежнего варианта хоть что-нибудь. Сюжет был заимствован Шекспиром из «Декамерона» Джованни Боккаччо (день третий, новелла девятая). История Джилеты Нарбонской была пересказана и Пейнтером в «Дворце удовольствий» (1566). Шекспир развил сюжет, дополнил новыми деталями и ввел новых героев (Пароля, Лафё, шута). И у Боккаччо главные персонажи принадлежали к разным социальным слоям. Героиня была незнатной горожанкой, а ее любимый — знатным графом. Но Джилета Нарбонская была богата, тогда как у Шекспира Елена — бедная сирота, не имеющая никаких средств.

Шекспир, сам произошедший из городской среды, не одобрял деления на высокое и низшее сословия. Главное для него — человеческие достоинства. В «Двенадцатой ночи» претензии Мальволио на брак с Оливией носили комический характер не потому, что он был дворецким, а из-за его личных качеств.

Елена росла вместе с Бертрамом, будучи воспитанницей его матери, графини Руссильонской. Елена любит его, и однако прекрасно понимает свое положение:

Любить Бертрама — то же,
Что полюбить звезду и возмечтать
О браке с ней, — так он недосягаем.

      (Здесь и далее перевод М. Донского).

У нее было одно утешение:

О, боль и радость ежечасных встреч,
Когда могла я на страницах сердца,
Страницах, красоте его открытых,
Запечатлеть и соколиный взор,
И полукружия бровей, и кудри!

Однако Бертрам уехал в Париж, «...и жизнь ушла». Елена даже рада из-за Бертрама поговорить с его приближенным Паролем, который ненадолго задержался, хотя и знает прекрасно все недостатки этого человека.

Пароль заводит с ней разговор о девственности, в которой, естественно, не видит ни малейших достоинств. «Девственницы, — по его мнению, — ничем не лучше самоубийц, и их надлежало бы хоронить за церковной оградой как закоренелых преступниц против законов природы». Девственность для него — капитал, товар, который «быстро портится». Елена успешно отбивается от этих пошлых слов, а потом переводит разговор на другую тему.

В Пароле можно найти общее с Фальстафом. Пароль — тоже опустившийся рыцарь, старающийся дурно влиять на молодых людей, склонный к цинизму, трусости и в то же время к остроумию. Не хватает ему одного — фальстафовского обаяния.

Впоследствии в Пароле разочаруется и находившийся под его влиянием Бертрам.

Узнав о тяжелой болезни короля, Елена решает ехать в Париж, взяв с собой лекарства, оставленные ей покойным отцом, прекрасным врачом. Елене неизвестно, что король уже спрашивал у Бертрама об ее отце и был огорчен, узнав, что того уже нет в живых («Будь жив он, я к нему бы обратился»).

Поначалу король наотрез отказывает Елене: только что консилиум лучших врачей признал его болезнь неизлечимой. Елена говорит в ответ:

Раз вы уже не верите в спасенье,
То принесет ли вред мое леченье?
Пусть я слаба; но часто небеса
Творят руками слабых чудеса.
Ведь если провиденье соизволит,
Уста младенцев истину глаголят.
Порой из маленького ручейка
Рождается могучая река..

Король по-прежнему стоит на своем, но все же спрашивает:

А если лживо это обещанье?

И тогда Елена соглашается на казнь в случае своей неудачи. В короле начинает зарождаться надежда. Когда же Елена спрашивает о вознаграждении в случае успеха, король обещает ей «дар любой». И Елена просит замужества с тем из королевских вассалов, кого она выберет.

Елене удается излечить короля. И естественно, она просит выдать ее замуж за Бертрама. Еще перед отъездом Елена узнала, что графиня любит ее как собственную дочь и, конечно, будет рада такому браку.

Однако Бертрам отказывается жениться на Елене. Он считает позором брак с дочерью лекаря.

Именно в уста короля Шекспир вкладывает гуманистические мысли:

Странно,
Что принято людей ценить по крови.
Ведь если нашу кровь налить в сосуд, —
Ни теплотой, ни густотой, ни цветом
Одну не отличите от другой.
Вот девушка, она полна достоинств,
Но ты «дочь лекаря» в ней презираешь.
Ты имя ценишь, не дела. Напрасно!

Елена достойно принимает отказ Бертрама:

Я счастлива, что мой король здоров, —
И мне другой не надобно награды.

Но возмущенный король чувствует, что задета его честь. Он обещает возвысить Елену, а на Бертрама обрушить гнев и возмездие. Бертрам вынужден согласиться на свадьбу.

Однако тут же он собирается оставить жену и отправиться на войну в Тоскану, решив купить снаряжение благодаря свадебному подарку короля. Его поддерживает и Пароль:

Да! Франция — собачья конура,
В ней жить противно. Едем на войну!

Бертрам отвечает:

Поход не труден, не страшна война,
Когда в дому постылая жена.

Уже из Флоренции Елена получает от него письмо: «Когда ты завладеешь кольцом, которое я не снимаю со своего пальца, когда ты сможешь показать мне свое дитя, зачатое от меня, — только тогда ты можешь назвать меня своим мужем. Но такое тогда означает никогда...». А дальше она читает «У меня во Франции, пока там есть жена, нет ничего».

Графиня отрекается от своего сына и говорит Елене: «Отныне только ты мое дитя...»

Елена же винит во всем себя:

Супруг мой бедный! Неужели я
Из родины твоей тебя изгнала,
Отдав твое прекраснейшее тело
Превратностям безжалостным войны?

Она словно заклинает:

О вы, свинцовые посланцы смерти,
Летящие на огненных крылах,
Промчитесь мимо! Воздух рвя со свистом,
Не трогайте супруга моего.
Кто бы в него ни целил — мной подослан,
И, кто бы в грудь ни выстрелил ему, —
Подвигнут на убийство мной, злодейкой.
Не я убью, но я причина смерти.

Елена считает: она должна уйти, чтобы позволить Бертраму вернуться домой. Переодетая паломницей, она покидает Францию и прибывает в тот лагерь, где находится Бертрам. Там Елена узнает, что ее муж ухаживает за флорентийской девушкой Дианой. Елена знакомится с Дианой и ее матерью; те помогают ей. Диана соглашается на свидание с Бертрамом, но на самом деле вместо нее идет Елена. Так Елена становится фактической женой Бертрама и получает от него то кольцо, о котором говорилось в письме. Ему же она отдает перстень, подаренный ей королем.

Затем Елена распускает слух о своей смерти. Бертрам возвращается во Францию, а действовавший с самого начала дворянин Лафё сватает за него свою дочь. Но по наущению Елены появляется Диана, которая демонстрирует кольцо, якобы подаренное ей Бертрамом. Мать Бертрама сразу же узнает фамильную драгоценность, а Диана отдает кольцо и требует вернуть перстень. Король, естественно, узнает перстень, который он дарил Елене, и приказывает арестовать Диану вместе с Бертрамом. Сложную ситуацию разрешает вошедшая на всеобщее удивление Елена. Она признает, что предъявленное Дианой кольцо на самом деле принадлежит ей. Таким образом, она сдержала первое из предъявленных Бертрамом обязательств. Сдержала и второе, зачав от Бертрама ребенка.

Разобравшийся наконец во всем король обещает Диане богатое приданое, ведь:

Оставшись девушкой, как ясно мне,
Женою стать ты помогла жене.

Следует отметить, что Шекспир применил прием «двойной развязки». Все могло бы закончиться иначе; на это указывает и название.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница