Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Шекспир Джон (до 1530—1601)

Отец Уильяма Шекспира. Родился в селении Снитерфилд, расположенном к северо-востоку от Стратфорда. Арендовав землю на Ингонской луговине, занимался сельским хозяйством. В 1550-е годы переселился в Стратфорд, став перчаточником и шорником (кожевником). Сведения о том, что Джон Шекспир был мясником, не получили подтверждения.

Первые документальные сведения о Джоне Шекспире относятся к 1552 году. Из сохранившейся записи можно сделать вывод, что к весне 1552 года он был квартиросъемщиком или даже, возможно, домовладельцем на Хенли-стрит.

В 1556 году отец Шекспира купил с правом на безусловное владение усадьбу на загородной дороге Гринхилл-стрит. В этом же году он купил на Хенли-стрит дом, к которому прилегал сад. Спустя некоторое время два дома были объединены в одно строение. Это каменное здание сохранилось до нашего времени.

В 1558 году родился первый ребенок Джона Шекспира, дочь Джоан. Её крестил католический священник, который уже на следующий год в связи с приходом к власти королевы Елизаветы был смещен со своей должности. Уильяма Шекспира, его остальных братьев и сестер крестил уже священник англиканской церкви.

Великий писатель был старшим сыном Джона Шекспира, который до его рождения имел только двух дочерей, умерших во младенчестве. Спустя два года, в 1566 году, родился и второй сын, Гилберт, ставший впоследствии, как и его отец, перчаточником. Зимой 1560/61 года, после смерти своего отца Джон Шекспир унаследовал его землю в Снитерфилде. Однако земледелие явно не привлекало его, и вскоре он отказался от арендного права в пользу Александра Уэбба, женатого на сестре супруги Джона Шекспира.

Документы подтверждают, что Джон Шекспир был довольно удачливым ремесленником. Часть его дома занимала мастерская по переработке шерсти. Это означает, что он уже занимался не только кожей, но также покупал, обрабатывал и продавал шерсть. Кроме этого, он стал покупать и отдавать в наём дома.

Пользуясь созданием городской корпорации, он также и удачно вписался в новую систему управления. Еще в сентябре 1556 года его избрали одним из двух «контролеров эля». Как считается, на эту должность назначались «лица способные и рассудительные». В обязанность «контролеров эля» входил надзор над работой пивоваров и пекарей. Осенью 1558 года Джон Шекспир принял присягу как один из четырех констеблей. В те времена констеблями назывались горожане, чьей обязанностью было поддержание порядка.

Уже в следующем году Джон Шекспир в качестве удостоверителя заверял протоколы уголовного суда. Вскоре он был избран одним из четырнадцати членов муниципалитета. С 1561 по 1563 год в качестве члена муниципалитета он был одним из двух казначеев, которые распоряжались имуществом города. Он остался исполняющим обязанности казначея и после истечения срока службы.

В 1567 году Джон Шекспир вошел в число трех кандидатов на высокий общественный пост бейлифа и в следующем году был избран бейлифом. Теперь он председательствовал (обычно раз в две недели) на заседаниях суда письменного производства и на собраниях совета. Он выполнял функцию мирового судьи, давал распоряжения об аресте, рассматривал ряд судебных дел, производил конфискацию имущества и вея переговоры с лэндлордом Вместе с одним из олдерменов (тот ежегодно избирался на этот пост) бейлиф был чиновником по сбору пошлины и надзору за рынком. Кроме того, бейлиф имел исключительное право назначать каждую неделю цены на зерно, хлеб и эль.

Джон Шекспир был бейлифом в течение года, хотя некоторые занимали этот высокий пост и больше одного раза. Однако приобретенный им опыт продолжал использоваться городской корпорацией. В 1571 году Джон Шекспир был назначен главным олдерменом и помощником нового бейлифа. В январе следующего года во время зимней судебной сессии вместе со своим преемником Джон Шекспир отправился в Лондон (так он впервые посетил столицу). Оба, занимаясь решением проблем родного города, получили разрешение от олдерменов и членов муниципалитета действовать «по своему усмотрению».

Судя по всему, через несколько лет денежное положение Джона Шекспира ухудшилось. После 1576 года он перестал посещать собрания городского совета, на которых ранее бывал постоянно. Тем не менее его имя сохраняли в списке олдерменов. Когда встал вопрос о налоге для экипировки солдат, совет потребовал с Джона Шекспира сумму, которую платили члены муниципалитета, а не двойной налог, который брали с олдерменов. Однако через год с лишним он не выплатил и этой суммы. За такое строго штрафовали, но Джона Шекспира оставили безнаказанным. В 1579 году совет принял решение о том, что каждый олдермен должен давать четыре пенса в неделю на нужды бедных. Освобождены от такой обязанности были только Джон Шекспир и старый человек, которому оставалось жить меньше года.

Все это ясно показывает, что члены совета поддерживали Джона Шекспира. Однако в 1586 году совет избрал двух новых олдерменов, и Джон Шекспир был в числе тех, кто потерял эту должность (причиной было указано то, что «он не является на объявляемые заседания в течение долгого времени»). Испытывая финансовые трудности, приходилось обменивать землю на наличные деньги. Так, в 1578 году Джон Шекспир получил 40 фунтов стерлингов, заложив часть наследства своей жены (дом и землю в Уинкоте). Однако, когда наступил срок уплаты, Джон Шекспир не смог вернуть 40 фунтов. В итоге получатель заложенного имущества владел им до самой смерти, а затем оно перешло к его сыну и наследнику.

Причина невыплаты залога, видимо, заключалась в том, что Джон Шекспир был оштрафован на 20 фунтов за неявку в Суд королевской скамьи, где он должен был предоставить доказательства своей лояльности к общественному порядку. Этот же суд оштрафовал его еще на 20 фунтов, поскольку Джон Шекспир поручился за одного шляпочника, а тот не предоставил вовремя гарантии своего хорошего поведения. Все это произошло как раз в том году, когда должен был быть возвращен залог, а оба штрафа составили именно ту сумму которая была указана в закладной.

Летом 1582 года Джон Шекспир ходатайствовал о залоге мирных намерений, «боясь смерти и членовредительства». Речь в его ходатайстве шла о четырех гражданах Стратфорда. Один из них, мясник, был в это время бейлифом, однако в молодые годы его неоднократно штрафовали за драки. Видимо, именно для встречи с ним Джон Шекспир впервые после долгого перерыва и в последний раз присутствовал на заседании городского совета. Возможно, разногласия были улажены.

Осенью 1591 года под влиянием архиепископа Кентерберийского Тайный Совет начал проводить одно из нередко проходивших расследований религиозного положения в стране. Своим уполномоченным, которых Совет имел в каждом графстве, он приказал дать сообщение обо всех, кто не посещает Церковь. В Стратфорде был составлен (вероятно, церковными старостами) список из девяти человек, куда входил и Джон Шекспир. Впоследствии высказывались предположения о том, что отец великого писателя был тайным католиком или пуританином.

Последнее представить себе довольно трудно, учитывая, как отрицательно относился к пуританам Уильям Шекспир, а вот католиком его отец вполне мог быть. Однако явно не это привело его к сложному положению. Известны имена католиков и пуритан, которые, не заходя в своей вере слишком далеко, продолжали сохранять прежние должности. Во втором из отправленных в Тайный Совет свидетельств говорилось, что указанные люди «не ходят в церковь из страха перед вызовом в суд за долги».

Нельзя сделать никакого вывода о причине тех денежных затруднений, которые имел Джон Шекспир, однако известно, что и другие жители города сталкивались с такими же проблемами. Государственными чиновниками отмечалось то, что сейчас можно было бы назвать «экономическим спадом». В любом случае положение Джона Шекспира было значительно лучше, чем то, в котором находились бедняки, составлявшие примерно половину городского населения.

К концу XVI века условия жизни Джона Шекспира улучшились. Однако в этот период Джону Шекспиру явно начал помогать его старший сын. Иначе трудно объяснить, каким образом удалось сохранить сдвоенный дом на Хенли-стрит. Дому, кстати, повезло; он пережил крупный пожар, охвативший летом 1594 года весь Стратфорд. Произошел пожар и на следующий год; всего погибло около 200 домов и других строений. Когда-то Джон Шекспир обращался в геральдическую палату с просьбой о получении им дворянства. Видимо, это произошло вскоре после того, как в 1568 году он стал бейлифом Стратфорда. После наступления денежных проблем он оставил заботы об этом (подобные претензии, естественно, требовали немалых расходов). Однако в 1596 году Джон Шекспир возобновил свое ходатайство. Ему уже шел седьмой десяток, и по представлениям того времени он был глубоким стариком. Трудно представить, чтобы он поехал в Лондон. Судя по всему, ходатайство от имени отца возобновил его сын. Таким образом, он получал дворянство для себя, но, естественно, при живом отце должен был подать ходатайство от его имени. За пять лет до смерти Джон Шекспир стал дворянином. Он умер в тот год, когда его сын написал «Гамлета». Завещание не сохранилось. Однако в 1757 году было найдено так называемое духовное завещание Джона Шекспира, подтверждающее его католическую веру. Отрывок из этого документа издал Эдвард Мэлоун в «Пьесах и поэмах Уильяма Шекспира» (1790). Мэлоун был абсолютно убежден в подлинности духовного завещания, однако другие исследователи высказывали сомнения.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница