Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Процесс Беллота против Манджо

Около 1604 года Шекспир стал квартировать в доме французского гугенота Кристофера Манджо (Маунтджоя), который занимался изготовлением женских париков.

Возможно, что Шекспир узнал о Манджо от своего друга, издателя Филда, который уже несколько лет жил недалеко от дома, принадлежавшего французскому гугеноту. Кроме того, его жена Жаклин могла познакомиться с мадам Манджо в лондонской французской церкви.

У Манджо была дочь Мэри, которая вышла замуж за одного из подмастерьев своего отца, Стивена Беллотта. Тот ожидал получить шестьдесят фунтов приданого, а после смерти тестя — двести фунтов по завещанию. Однако Манджо дал только десять фунтов и домашний скарб довольно низкого уровня. Супруги не остались в мастерской Манджо, а организовали собственное заведение. Когда в 1606 году умерла мадам Манджо, Белотта вернулись, чтобы вести хозяйство и участвовать в общем деле. Однако постоянные споры из-за денег привели к тому, что они снова покинули дом. Начали ходить слухи о том, что Манджо собирается лишить свою дочь и зятя наследства. В результате Белотт подал иск против Манджо.

Первое слушание по этому делу происходило в мае 1612 года. Шекспир специально приехал из Стратфорда, где он, видимо, решил уже постоянно поселиться.

Все свидетели подтвердили, что Шекспир был посредником при заключении этого брака, однако ни они, ни сам Шекспир не смогли припомнить тех сумм, из-за которых, собственно, и велось это дело. Один из свидетелей сообщил, что еще до заключения брака Шекспир рассказал ему: «Приданое со стороны Манджо было обещано». Шекспир, в свою очередь, показал, что Стивен Белотт был хорошим работником, а Манджо относился к нему «с большим расположением и доброжелательством».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница