Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Поэл Уильям (1852—1934)

Английский актер и режиссер, посвятивший свою жизнь реформации постановок Шекспира. Он начал свою деятельность в 1881 году, поставив в лондонском Зале святого Георгия «Гамлет» согласно тексту первого, пиратского кварто. Все актеры были одеты в костюмы елизаветинских времен, а Поэл уже тогда стремился воссоздать сценическую площадку шекспировского театра.

После публикации в 1888 году изображения Иоганнесом де Виттом театра «Лебедь» Поэл стремился установить, каким образом сцена шекспировских времен оказала влияние на тексты пьес. В конце концов он пришел к выводу, что только максимальное приближение к елизаветинской сцене и изучение методов тогдашней постановки позволят правильно понять драматургию Шекспира и его современников.

У Поэла были предшественники: немецкие режиссеры Людвиг Тик и Карл Иммерман, англичанин Бенджамен Уэбстер, поставивший в 1844 году «Укрощение строптивой» при отсутствии декораций, чего публика, по удивлению газеты «Таймс», «совсем не чувствовала». Поэл знал об экспериментах Тика и Иммермана, изучал их, но о спектакле Уэбстера не имел ни малейшего представления. В 1893 году Поэл поставил в Королевском театре комедию «Мера за меру» (сыграв там Анджело). Актеры были снова одеты в елизаветинские костюмы, антракт, декорации и занавес в спектакле отсутствовали (по словам Поэла, «на пьесу Шекспира занавес падает как нож гильотины»), а сцена была переделана согласно тогдашним научным представлениям.

Эти же принципы Поэл развивал после того, как спустя два года организовал Общество елизаветинской сцены. Он начал с постановок «Комедии ошибок» (1895), «Доктора Фауста» Марло (1896), «Двенадцатой ночи» и «Бури» (1897), а продолжил «Ричардом II» (1899, с Харли Грэнвилл-Баркером в заглавной роли), «Ромео и Джульеттой» (1905).

Он также сделал вторую постановку «Гамлета», поставил пьесы Бена Джонсона, Миддлтона, Роули, Форда.

Спектакли ставились в обычных театрах; иногда Поэлу удавалось получить в свое распоряжение двор елизаветинского замка, зал средневековой гильдии или юридической корпорации. «Комедия ошибок» игралась в зале Грэйс-Инн — там же, где состоялось ее представление на Рождество 1594 года, а «Двенадцатая ночь» — в зале юридической корпорации Миддл-Темпл, где шекспировская труппа показывала ее в 1602 году. «Два веронца» были поставлены в лесу. Отрицая современный подход, Поэл назвал «Гамлет» типичной елизаветинской трагедией мести, но при этом он отрицал характерного для своего времени нервного, стоящего на грани душевной болез ни Гамлета, соответствующего шекспировскому образу, а не многовековой суперэмендации, которую викторианскому театру так и не удалось уничтожить.

В 1909 году Поэл поставил «Макбета». Идеей спектакля было столкновение «религиозного сознания героя, которое основано на идее личной ответственности» и «имморализма Ренессанса», воплощенного в образе леди Макбет. Здесь сказалась личная религиозность Поэла.

В январе 1914 года Поэл в третий раз поставил «Гамлета». Занавески из красного бархата, покрытая пурпурным ковром лестница окрашивали все в цвет крови. Поэл трактовал «Гамлет» как трагедию молодого поколения. Клавдий выглядел почти ровесником Гамлета.

Если в постановке 1881 года финальный приход Фортинбраса трактовался как «утверждение жизни в самом средоточии смерти», теперь он разбивал последние надежды. Вскоре началась Первая мировая война, породившая «потерянное поколение». В 1920-е годы Поэл поставил «Наказанное братоубийство», апокриф «Арден из Фэвершема», «Падение Сеяна» Бена Джонсона, а также пьесы Роули и Чапмена. В 1929 году он отказался от получения рыцарского звания, поскольку ненавидел творчество практически всех театральных сэров.

Свою последнюю постановку Шекспира («Кориолан», 1931) Поэл осуществил незадолго до своего восьмидесятилетия.

Это был спектакль о гнусности политиков. Поэл отошел от прежнего подхода и оказался очень близок к новому театральному стилю. Он перенес действие в эпоху Директории, эпоху, предшествовавшую Наполеону. Через сотрудничество с Поэлом прошли Грэнвилл-Баркер и Тайрон Гатри. Они добились большего успеха, потому что следовали скорее идеалам Поэла, чем его практике.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница