Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Оливье Лоуренс, лорд (1907—1989)

Английский актер и режиссер. Пятнадцатилетним сыграл Катарину в школьном спектакле «Укрощение строптивой». В 1930 году получил известность на Вест-Энде; в 1935-м чередовал роли Ромео и Меркуцио с гораздо более знаменитым Джоном Гилгудом. Через год дебютировал в кино, сыграв Орландо в фильме «Как вам это понравится». Когда в 1937 году Оливье был приглашен Тайроном Гатри в Олд Вик, это вызвало недовольство у многих поклонников театра. Они видели в Оливье героя-любовника Вест-Энда и восходящую звезду коммерческого кинематографа; не обошлось даже без сравнения с американским актером Дугласом Фербенксом (которому Оливье в юности действительно поклонялся и у которого многому научился). Однако в 1937—1938 годах Оливье сыграл в спектаклях Гатри Гамлета, Генриха V, Яго, Макбета, сэра Тоби Белча.

Его исполнение роли Гамлета имело большой успех у публики, однако критики придерживались иного мнения. Они считали, что чересчур мужественный Оливье не соответствует этому образу. Как заметил один из них, «на самом деле он разорвал бы дядю пополам раньше, чем Призрак успел бы объявить об отравлении». В сущности, Оливье предлагал такого же сильного героя, какого в США предложил Морис Ивенс (1938), а в нацистской Германии — Густав Грюндгенс (1936). В отличие от них, Оливье признал свою ошибку: «Я чувствую, что мой стиль больше подходит для воплощения сильных характеров, таких, как Хотспур или Генрих V, чем для лирической роли Гамлета». Уже в 1938 году Гатри показал новую постановку трагедии, где главную роль играл Алек Гинесс, который полностью отказывался от героического стиля Оливье. Больше в театре Оливье никогда Гамлета не играл. Оливье нашел у Шекспира настоящего сильного героя — Кориолана. Казалось бы, в 1938 году постановка этой пьесы должна была неизменно носить антифашистский характер. К счастью, Оливье играл своего героя, играл Шекспира; его подход вполне разделял и режиссер Льюис Кэссон. Помимо прочего, антифашистские идеи не привлекли бы зрителей, которые после мюнхенского договора надеялись на мирные отношения с немцами. В этом году из-за своего патриотизма провалился «Генрих V того же Кэссона.

Обаяние силы, которое воплощал в себе герой Оливье, просто гипнотизировало. Он говорил: «Я изгоняю вас» «не в ярости, как Кин, а с холодным превосходством презрения» (Дж. Трюин). Его превосходство основывалось не на аристократизме, а на личности.

К этой роли Оливье обращался и впоследствии. Оливье развелся со своей первой женой и женился на Вивьен Ли. В 1940 году они сыграли главные роли в бродвейском спектакле «Ромео и Джульетта». К тому времени Оливье уже был кинозвездой; он исполнил главную мужскую роль в получившем «Оскар» фильме Хичкока «Ребекка».

Спустя четыре года Оливье поставил свой первый фильм, экранизировав «Генриха V» и, естественно, сыграв заглавную роль. Теперь, в конце войны, патриотизм пьесы был очень кстати. Оливье совместил сцены спектакля в шекспировском «Глобусе» с реалистическими военными сценами. Большой находкой было то, что он произносил монологи за кадром, не открывая рта. Таким образом они звучали как мысли героя.

«Генрих V» был номинирован на «Оскара».

В том же 1944 году Оливье вернулся в Олд Вик и сыграл Ричарда III. Это был «Кровавый Король, рожденный в крови, вознесенный на гребне кровавой волны» (Дж. Трюин). Антифашистский подтекст здесь, конечно, присутствовал.

Ричмонда играл Ральф Ричардсон. Вместе с Оливье и режиссером Джоном Баррелом они организовали триумвират, возглавивший театр. Оливье начал демонстрировать большую многосторонность. Так, в первой части «Генриха IV» он играл Хотспура, а во второй судью Шеллоу. В эти же годы им был сыгран король Лир.

В 1948 году Оливье снял свой второй фильм — «Гамлет». «Оскара» был удостоен и сам фильм, и Оливье за исполнение главной роли.

Интересно, что в своей экранизации Оливье отказался от не украшающей Гамлета линии Розенкранца и Гильденстерна.

Союз с Олд Вик закончился, и Оливье перешел к антрепренерству. В 1951 году они вместе с Вивьен Ли сыграли Антония и Клеопатру; спектакль, впервые показанный в Лондоне, был затем повторен в Нью-Йорке.

Свой третий и последний фильм — «Ричард III» — был снят Оливье в 1955 году. Трактовка роли была уже совсем не такой, как в спектакле, — горбатый король оказался не лишен привлекательности. Тогда же Оливье и Вивьен Ли провели сезон в Шекспировском мемориальном театре. Оливье сыграл погруженного в размышления Макбета и (в спектаклях Питера Брука) Тита Андроника, а также суетливого Мальволио. Через четыре года он снова вернулся в Стратфорд, чтобы сыграть там Кориолана. В 1963 году Оливье возглавил Национальный театр, которым руководил десять лет. На следующий год отмечалось 400-летие Шекспира, и необходимо, конечно, было поставить его пьесу. Кеннет Тайнен настаивал на «Отелло»; Оливье, конечно, должен был сыграть заглавную роль, единственную из самых знаменитых шекспировских ролей, которую он еще не играл. Сложность состояла в том, что Оливье видел в трагедии только одну настоящую роль — роль Яго (которого ему доводилось играть). Когда он наконец согласился, то начисто отверг предложения пригласить какого-нибудь известного актера (говорилось, например, о Майкле Редгрэйве). Яго играл молодой и малоизвестный Фрэнк Финли; перед ним ставилась задача показать ничтожность своего персонажа.

Оливье же, отказавшись от трагического величия, удалось показать то, что было у Шекспира, «печать мучительного трагизма, страдальческого шутовства — человек мешается в уме, лепечет невесть что» (А Бартошевич). При этом, даже готовясь к самоубийству, Отелло Оливье не переставал любоваться собой. Последней шекспировской ролью Оливье стала роль Шейлока. Он долго не хотел за нее браться, боясь обидеть евреев. Затем, видимо, решил, что никакой обиды не будет (он нисколько не обидел негров, сыграв Отелло). Его Шейлок танцевал, узнав о гибели кораблей Антонио. Источником послужил заснятый на пленку танец Гитлера после подписания Францией капитуляции.

Все же Оливье изобразил Шейлока мрачно-торжественной и трагической фигурой. Потерпев поражение на суде, Шейлок уходил из зала военной походкой. Через миг за дверью слышалось тяжелое падение тела.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница