Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Надгробный памятник Шекспира (Стратфордский монумент)

Был воздвигнут на могиле Шекспира в стратфордской церкви Святой Троицы около 1620 года фламандским скульптором Герхартом Янссеном (в английском написании Гаррет Джонсон): возможно, при участии своего старшего брата Николаса.

В завещании Шекспира никаких денег на памятник не выделено; предполагается, что сооружение памятника было оплачено семьей Шекспира.

Согласно рисункам, приведенным в книге Уильяма Дагдейла «Памятники древности Уорикшира» (1656) и в собрании сочинений под редакцией Николаса Роу (1709), первоначально памятник выглядел иначе, чем сейчас. В первую очередь это касается бюста самого Шекспира.

Янссеновский памятник изображал худощавого человека, держащего руки на большом мешке, который, очевидно, символизировал богатство.

Все это, к радости «антишекспиристов», не слишком похоже на памятник писателю, но в собрании Роу была приведена латинская эпитафия, где говорится, что «все им (т. е. Шекспиром) написанное оставляет живущее искусство лишь пажем, чтобы служить его уму» (на рисунке из книги Дагдейла есть лишь первые слова этой эпитафии; остальное заменено прочерками).

К середине XVIII века памятник, вероятно, пришел в негодное состояние, а слава Шекспира к тому времени распространилась на всю Европу. В 1748—1749 годах стратфордские власти договорились с театральным антрепренером Джоном Холлом (по иронии судьбы, полным тезкой шекспировского зятя); на его деньги и под его руководством был сооружен новый памятник, сохранившийся по сей день.

Мешок был заменен на подушечку с кистями, в правой руке Шекспира оказалось перо, левая лежит на листке бумаги. Латинская эпитафия осталась в неприкосновенности, зато сильно изменилось лицо.

Оно стало одутловатым, появилась лысина, кончики усов оказались загнуты кверху. Неслучайно стратфордский бюст вызывал резкое неприятие у такого выдающегося шекспироведа, как Дж. Довер Уилсон, считавшего, что памятник только мешает постижению Шекспира. Все же, очевидно, при изготовлении нового памятника его создатели внимательно сверялись с прежним, на котором лицо, скорее всего, копировало посмертную маску Шекспира.

Во всяком случае, специальные исследования показали, что основные антропологические показатели на надгробном памятнике, гравюре Дройсхута в Первом фолио и чандосском портрете соответствуют друг другу.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница