Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Комиссаржевский Федор Федорович (1882—1954)

Русский режиссер, педагог, теоретик театрального искусства. Брат Веры Комиссаржевской. Ставил спектакли в Санкт-Петербурге и Москве, организовал сначала студию (1910), а затем Театр имени Комиссаржевской (1914), студийный Новый театр. В 1919 году эмигрировал в Англию, где прославился в первую очередь постановками пьес Чехова, которого он открыл англичанам. Не ставил Шекспира до тех пор, пока руководитель мемориального театра в Стратфорде А. Бриджес-Адамс после неудачных переговоров с Максом Рейнхардтом не пригласил Комиссаржевского. Это случилось в 1932 году. На репетиции своего первого спектакля (им был «Венецианский купец») Комиссаржевскому было отпущено десять дней. На сцене сбились в одну кучу главные архитектурные памятники Венеции. Бельмонт представлял из себя помост с живыми картинами, который, как град Китеж, то поднимался снизу, то снова уходил в свое подводное царство. Главным персонажем неожиданно оказался шут Ланцелот Гоббо. Только образ Шейлока приближал спектакль Комиссаржевского к традиции.

Общее отношение к спектаклю высказал Харкорт Уильямс: «Это похоже на эксперименты ребенка с новой игрушкой».

В 1933 году Комиссаржевский поставил «Макбета». За четыре года до этого он резко осудил использование современных костюмов в постановках Шекспира: «Гамлет в бриджах или Макбет в хаки не могут звучать и выглядеть иначе, чем пародией». Теперь он сам использовал мундиры цвета хаки и гаубицу на поле боя. Через год после «Виндзорских насмешниц» (1935), трактованных как венская опера, Комиссаржевский поставил «Короля Лира». На этот раз отношение к спектаклю было очень серьезным: Комиссаржевский стремился к философской режиссуре. «Он передавал космический характер одиночества Лира и поднимал пьесу в разреженную атмосферу, где трагедия приобретает очистительное воздействие», — писал критик Т. Кемп. В финале сцена начинала медленно погружаться в темноту, где словно тонули все оставшиеся в живых герои. Последний луч света падал на мертвых Корделию и Лира. Затем наступала полная тьма и смолкали грохочущие барабаны. Перед тем, как дать свет в зрительный зал, выдерживалась долгая пауза. Финал изображался Комиссаржевским как конец времен.

После этого «Комедия ошибок» (1938) и «Укрощение строптивой» (1939) выглядели забавными играми. 'Укрощение строптивой» Комиссаржевский превратил в стилизацию XVIII века — с соответствующими париками и камзолами, с музыкой Гайдна и Моцарта. Однако история Катарины и Петруччо изображалась как площадной фарс.

Вскоре Комиссаржевский уехал в США, где продолжал свою театральную деятельность, но больше уже не обращался к творчеству Шекспира.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница