Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

«Два веронца» («Два дворянина из Вероны»)

Комедия «Два веронца» была впервые напечатана в Первом фолио. Однако текст ее изобилует свидетельствами того, что она относится к ранним произведениям Шекспира. Наиболее убедительной выглядит датировка Э.К. Чамберса, относящего комедию к театральному сезону 1594/95.

Как и в «Сне в летнюю ночь», написанном в первой половине 1595-го, одна из двух главных героинь обладает высоким ростом и светлыми волосами; другая, напротив, низкорослая брюнетка. Шекспир дает четкое описание мальчиков, исполнявших данные роли. Надо сказать, что мальчики для этого амплуа всегда подбирались достаточно взрослые: совсем маленький мальчик не мог сыграть серьезную роль; кроме того, их рост должен был соответствовать женскому. Однако это означало и скорую перемену голоса; таким образом, актеры-мальчики не могли держаться в труппе долго (если, конечно, не переходили на исполнение взрослых мужских ролей). Отсюда вытекает, что и «Два веронца», и «Сон в летнюю ночь» были поставлены друг за другом — скорее всего, в один и тот же сезон. Какая пьеса была написана раньше? Обе комедии близки друг другу по любовной тематике. Однако в «Сне в летнюю ночь» она разработана сложнее. Итак, «Два веронца» написаны раньше — во второй половине 1594 года.

Уже два с половиной года Шекспир, увлеченный историческими хрониками и трагедиями, не писал комедий. Он начинает создавать стиль, который был выражен во многих его последующих комедиях 1590-х годов. Основная (любовная) линия выглядит романтически, с упором на психологию. Ничего смешного в ней нет. Смешные моменты создаются другими персонажами — шутами и клоунами, слугами и другими представителями низшего сословия (в «Двенадцатой ночи» в их компанию попадают даже два сэра). В какой-то степени такой подход, восходящий к эвфуизму, но не повторяющий его стилистических псевдокрасот, выразился еще в «Бесплодных усилиях любви». Однако это была аристократическая, элитарная комедия. Теперь же Шекспир пишет только такие пьесы, которые должны иметь успех в общедоступном театре. Источником комедии послужил пасторальный роман Хорхе Монтемайора «Влюбленная Диана». Шекспир мог прочитать рукопись его перевода, сделанного Бартоломью Юнгом, однако, судя по всему, он был знаком с вдохновленной этим романом пьесой «Феликс и Филомена». Ее представление в 1585 году давалось при дворе Слугами королевы. Насколько эта пьеса оказала влияние на Шекспира, установить невозможно, так как ее текст не сохранился. «Два веронца» открываются темой воспитания молодежи. Отец Антонио в чисто ренессансном духе считает, что его сын должен увидеть мир и завоевать себе славу. Он отправляет Антонио ко двору миланского герцога. Антонио приглашает ехать и своего друга Протея, но тот влюблен в юную и скромную Джулию, которая отвергла всех своих поклонников и стала его невестой. Отец Протея сокрушается тем, что его сын не желает обрести жизненный опыт.

Антонио же находит любовь как раз из-за соглашения на поездку. Его полюбила дочь миланского герцога Сильвия; он тоже влюблен в нее. Сильвия — это очень любимый Шекспиром образ активной, решительной, смелой, остроумной и верной девушки. В какой-то степени ее предвосхищала еще Катарина из «Укрощения строптивой»; первым опытом в создании такого образа была Розалина из «Бесплодных усилий любви». В дальнейшем похожи на Сильвию будут Порция («Венецианский купец»), Розалинда («Как вам это понравится»), Виола («Двенадцатая ночь»).

Сильвия прекрасно понимает, что отец не одобрит ее брак с незнатным дворянином, и, сама признавшись в любви, придумывает план похищения. Протей, получив письмо от Антонио, решает навестить его. Встретив Сильвию, он забывает о своей Джулии и влюбляется в дочь герцога. При всем несходстве характеров Протея можно сравнить с Ромео. Он тоже отстраняется от жизни ради любви, так же быстро переходит от одной любви к другой. Но Ромео никого не предавал, а Протей предает и Джулию, которой поклялся сохранить верность, и своего друга Антонио. Воспользовавшись его доверчивостью, он сообщает герцогу план побега. Протей — единственный из серьезных героев комедий, получивший значимое имя. Обычно его имели только клоуны или шуты. Протеем называли древнегреческое божество, которое постоянно меняло свой облик.

Изгнанный из Милана Валентин попадает в лес, в котором зрители шекспировского театра легко могли опознать Шервудский. Легендарный английский лес, темы английского фольклора украшают и обогащают пьесу. Вскоре в этот же лес попадают и другие герои.

Встретив там Сильвию, Протей даже пытается изнасиловать ее. Это, а также последующее раскаяние Протея, его прощение Антонио, Джулией и Сильвией, примирение герцога с дочерью и ее возлюбленным казалось многим шекспироведам неоправданным. Дж. Довер Уилсон выдвинул предположение о том, что издатели Первого фолио не располагали рукописью Шекспира, а пользовались лишь текстами отдельных ролей и также общим планом спектакля. Уилсон полагал, что текст сокращен и изменен, причем вовсе не самим Шекспиром. Он так и не понял, что лес нужен был Шекспиру для того, чтобы оправдать несколько сказочный финал. Как и положено, в сказке есть зло (появление разбойников, попытка изнасилования), однако затем добро торжествует.

Слуги Антонио и Протея, Спид и Ланс, — антиподы своих хозяев. Слуга внешне и внутренне медлительного Антонио — ловкий, быстрый Спид (его имя переводится с английского как скорость, быстрота, спешка). Слуга гибкого Протея — меланхоличный Ланс.

Фридрих Энгельс, не церемонясь с родной ему немецкой драматургией, писал, что один Ланс со своей собакой Крэб выше всех немецких комедий, вместе взятых. Ланс подобрал Крэба недавно родившимся щенком и очень привязан к нему.

Название Спида и Ланса clownish servants («дурашливые слуги») указывает на их принадлежность к амплуа клоунов (clowns). Тем не менее (и это новаторство Шекспира) в комических сценах есть юмор, но нет сатиры и фарса, персонажи не вызывают насмешек — только улыбку.

Следует упомянуть о текстовых ошибках, одна из которых действительно является такой, а вторая — это ошибка комментаторов. Спид приветствует Ланса, говоря, что они прибыли в Падую, хотя на самом деле они прибыли в Милан. Это, видимо, свидетельствует, что параллельно Шекспир делал новый вариант «Укрощения строптивой», перенося ее действие в Италию. Отсюда машинальное упоминание Падуи, где происходит действие той комедии. Данный момент доказывает также, что, вопреки теории Уилсона, издатели Первого фолио располагали именно рукописью Шекспира, ведь при постановке пьесы упоминание Падуи наверняка было исправлено (а свои рукописи Шекспир, как утверждалось, не правил). Много говорилось о том, что Валентин плыл из Вероны в Милан на корабле, хотя ни один из этих городов не выходит к морю. Этому был посвящен даже вопрос в популярной телепередаче «Что? Где? Когда?». Однако в то время крупные итальянские города (включая Милан и Верону) были соединены каналами для прохода судов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница