Рекомендуем

Доставка из москвы в казахстан - грузоперевозки в казахстан www.cargo-center.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Аллегория «государство — корабль» в хронике «Король Генрих VI»

В трилогии «Король Генрих VI» метафора «государство — корабль» вводится для того, чтобы передать состояние государства, соотношение политических и социальных сил в эпоху внутренних потрясений. Например, в одном из суждений короля Генриха VI содержится сопоставление народного мятежа и заговора честолюбивых лордов: восстание под предводительством Джека Кэда сравнивается с морским штормом, а мятеж Йорка — с пиратским налетом: корабль едва уцелел в бурю, но тотчас был осажден пиратами.

Это сравнение государства с кораблем встречается и в форме простой метафоры и в развернутой аллегорической картине, где все элементы — эпитеты, сравнения, олицетворения — связаны друг с другом, поэтому полное представление об аллегории получается лишь благодаря этим внутренним взаимосвязям поэтических словесных образов.

Аллегория «государство — корабль» — одна из самых распространенных со времен античности. В диалоге Платона «Государство» Сократ доказывает Главкону, что согласие и гармония в государстве установятся лишь тогда, когда цари будут философами или философы станут управлять, что современные государства можно уподобить кораблю, где кормчий глуховат, близорук и мало смыслит в государственных делах, а команда охвачена распрей. В такой обстановке истинных кормчих — философов — считают бесполезными болтунами1. Джон Фокс в очень популярном в XVI в. сочинении, известном под кратким названием «Мученики церкви», с помощью развернутой аллегории «государство — корабль» призывал англичан покончить с религиозными распрями, не кромсать корабль на части. В упоминавшемся трактате Путтенхэма о поэтике эта аллегория приводится в качестве наиболее понятного примера.

В третьей части хроники (V, 4) королева Маргарита начинает свой монолог, так рисуя поражение Ланкастеров: мачта снесена, снасти порваны, якорь потерян. Через несколько строк Шекспир поясняет метафору: Уорик был якорем, Монтегью — мачтой, убитые друзья и солдаты — снастями. Однако Маргарита призывает своих сторонников к дальнейшей борьбе: кормчий жив — она и принц Эдуард, можно найти новый якорь — лорда Оксфорда, поставить новую мачту — лорда Сомерсета.

Дальнейшее развитие этой аллегории показывает соотношение сил в войне и разные пути в политике Ланкастеров. Маргарита стремится доказать, что борьба еще возможна, а покорность победителю равна гибели: Эдуард Йоркский, захвативший власть, — беспощадное море, его брат Кларенс — зыбкий песок обмана и коварства (этим Маргарита напоминает, что Кларенс предал их в решающий момент), Ричард — зубчатый, смертельно опасный утес; если даже и доплывем до берега, нас засосет песок, если высадимся на край утеса, нас смоет волной или мы погибнем от голода. Поэтому лучше продолжать путь на корабле.

Однако в этот момент появляется Кларенс и приказывает «выжечь до корней тернистый лес», т. е. добить противника. Со слезами Маргарита призывает всех сражаться, хотя положение безнадежно: Генрих в плену, королевство — бойня, законы отменены, казна разграблена, а здесь перед вами — волк, учинивший этот разбой. Такими метафорами заканчивается призыв к битве, в которой Ланкастеры вскоре были окончательно раз-

Метафоры в этом монологе помогают представить картину упорной борьбы за власть и раскрывают характер главной героини — даже в момент крайнего отчаяния она способна вдохнуть силы в своих сторонников и вести их в битву, отказавшись от примирения с победителем. О ее характере много раньше дает представление метафора в речи старого Йорка: «О сердце тигра в шкуре женской!» — обращается он к Маргарите, когда она, глумясь над ним, показывает ему платок, смоченный в крови его убитого сына Рэтленда.

Призывая сторонников Ланкастеров бороться до конца, Маргарита прибегает к несколько искусственной метафоре: если испуганный рулевой, бросив руль, станет оплакивать судьбу, его слезы увеличат количество морской воды, корабль разобьется об утес, а между тем отвага и упорство могут его спасти. Реакция юного принца на эту речь его матери, независимо от его намерений, передает ощущение полной безнадежности: он говорит, что даже трус, вдохновленный такой речью, бросится нагой в битву с вооруженным врагом. И сама Маргарита ведет войско в битву, с трудом удерживаясь от слез, сознавая неизбежность поражения. Захваченный в плен принц Эдуард Ланкастерский называет победителей «изменниками» и обращается с ними столь дерзко, что трое победителей — Эдуард Йоркский, Кларенс и Ричард — закалывают принца на глазах у Маргариты, которая проклинает убийц и умоляет их заколоть и ее. Однако никто из победителей не решается ее убить. В дальнейшем она видит, как все ее враги уничтожают друг друга, как исполняются ее страшные проклятия, насыщенные образными аналогиями и пророчествами.

Примечания

1. Платон. Соч. В 3-х т. Т. 3, ч. I, М., 1971. С. 290—291, 301.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница