Рекомендуем

Лизинг или аренда машин "Авторитет".

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Точка

Пятью «автографами» исчерпывалось до 1910 г. все рукописное наследство Шекспира, когда оно обогатилось новой находкой.

Памятуя, что «Шекспир» известен своей «практической деловитостью и способностью приобретать деньги», а также еще и сутяжничеством, доктор Валлас предположил, что он мог оставить какие-нибудь следы в лондонских судебных архивах. И его раскопки увенчались блестящим успехом: среди всякого старого судейского хлама он обнаружил и опубликовал в мартовском номере Харперовского ежемесячника опросные листы свидетелей в одном судебном процессе, где оказались и показания Шакспера.

Между прочим, из этого документа впервые удалось установить точный адрес стратфордского Шакспера во время его жительства в Лондоне: в приходе Св. Олава, на Денежной улице, населенной тогда исключительно ростовщиками.

Но нам важно не это, а подписи под показаниями самого Шакспера и другого свидетеля, некоего Даниеля Ничоласа, где, между прочим, упоминается и Шакспер.

На показании самого Шакспера опять, как и на втором листе завещания, стоит, собственно говоря, не подпись, а пометка имени сокращенно: Wilm Shaxpr — Вильм Шакспр. Над подписью Ничоласа имя Шакспера сделано более полно: Shaxpere. Обе подписи имени Шакспера сделаны той же рукою — это сразу бросается в глаза, — что и текст показаний, т. е. рукою писца.

Между тем, подпись Даниеля Николаса — полная и написана другим почерком. Очевидно, Д. Николас сам подписался под своим показанием, а за Шакспера расписался судебный писарь.

Но под сокращенной пометкой имени на показании самого Шакспера поставлена опять-таки традиционная точка: по закону так «прикладывали руку» к документам неграмотные обыватели.

Давно уже признано после многочисленных споров, что отец Стратфордца Джон Шакспер был markman, т. е. человек, который ставил вместо подписи условный знак. И Вильям Шакспер из Стратфорда, которого долго считали Шекспиром, был неграмотным — не умел подписать даже собственного имени. От «автографов» мнимого Шекспира мы переходим к его «иконографии».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница