Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Граф Дерби

Не так давно французский историк литературы Абель Лефран, занимавшийся ранее изданиями Кальвина и Рабле, задался вопросом о личности Шекспира и, игнорируя ранее известные факты и неопровержимое открытие Демблона, назвал «Шекспира» маской Уильяма Стэнли, графа Дерби.

Рассуждал он очень просто: самочинный театр, устроенный ремесленниками в «Сне в летнюю ночь», напоминает народные представления в Троицын день и на Ивана Купала в г. Честере, покровителями которого были графы Дерби. Стало быть, пьеса написана графом Дерби по случаю собственного бракосочетания в 1595 г. и разыграна перед королевой во дворце.

Но еще в конце XIX в. Джемс Гринстрит документально установил, что граф Дерби «занимался тем, что писал комедии для публичных актеров». Следовательно, он творил под собственным именем, а не псевдонимом, и никаких недоразумений на этот счет произойти не могло. Существует предположение, что он не столько «писал», сколько «переписывал» пьесы для театриков.

Он участвовал в заговоре Эссекса и, как знаток театра, был, разумеется, использован Саутгемптоном для постановки «Ричарда II», настоящий автор которого должен был, конечно, по соображениям конспирации стоять как можно дальше от этого дела.

Вероятно, зная театральное пристрастие графа Дерби, тайная полиция в поисках Шекспира исследовала тщательнейшим образом и догадку Абеля Лефрана за четыреста лет до ее появления.

Посмотрим теперь, насколько личность графа Дерби гармонирует с личностью автора «Гамлета».

Уильям Стэнли, граф Дерби, родился в 1548 г., так что в период появления юношеских произведений Шекспира — первого «Генриха VI», «Венеры и Адониса», «Напрасных усилий любви», ему было уже 45—48 лет. Во время создания «Гамлета» и «Бури» он был уже глубоким стариком.

Начал он свою карьеру с того, что нанялся на военную службу в Испанию. В 1570 г. перешел на английскую службу, рассчитывая, что здесь выгадает больше. Но расчеты не оправдались. Прослужив верою и правдою в Ирландии под начальством отца Эссекса, счел себя обойденным при дележе конфискованного имущества вождя ирландцев Десмонда по религиозным соображениям: он католик, а львиная доля добычи досталась протестантам. Такой обиды граф Дерби простить не мог. Участвуя в нидерландском походе графа Лейстера, он едва не попался по делу об измене, завязал сношения с иезуитами, принял участие в заговоре Бабингтона против королевы в 1586 г., завел тайные переговоры с Испанией, наконец, примкнул к партии Эссекса, но после подавления восстания вышел сухим из воды, дожил до глубокой старости и умер в Бельгии, в Гейте, в 1630 г.

Неужели этот авантюрист, пережив на восемнадцать лет последнее произведение Шекспира и на семь лет — выход в свет Великого фолио 1623 г., не преминул бы воспользовался теми почестями и материальными выгодами, какие сулило ему авторство, если бы он хоть в малой мере мог претендовать на него!

Возможно, конечно, что первая сцена «Сна в летнюю ночь» действительно навеяна народными представлениями в Честере и что они проходили только в этом городе. Но отсюда вовсе не следует, что, кроме графа Дерби, никто из его знакомых не видел этих празднеств. Ведь и Шекспир-Рэтленд жил долго и в Лейчестере, и в Ноттингеме...

Но вернемся к самому драматическому моменту в жизни Шекспира.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница