Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Бельвуар

В одном из живописных уголков Шервудского леса, на краю глубокой долины, названной «прекрасной долиной» (Бельваль) или «прекрасным видом» (Бельвуар), вблизи селения Боттесфорд и развалин древнего женского монастыря находится и отчий дом поэта — замок Бельвуар, выстроенный, по одним источникам, Робертом Тодени, по другим — Ральфом Тесни, одна из внучек которого принесла его в приданое своему мужу — Мэннерсу.

До сих пор в описаниях исторических замков и поместий Шервудского леса о нем говорилось мало. Внимание путешественников обращалось, прежде всего, на байроновское Ньюстэдское аббатство, Гардвиг, где томилась Мария Стюарт, с его любопытным фасадом, сплошь покрытым цветными окнами; Вульшроп, где родился Ньютон; Викфильд, где Гольдсмит отыскал своего «Викфильдского священника»; Генсборо, где Джорж Эллиот описала «Ручей» с его мельницей и множеством герцогских резиденций, знаменитых своими художественными сокровищами, и, наконец, гигантский Хеддонский замок, принадлежавший сначала Певерайлям, которых Вальтер Скотт обессмертил в своем «Певейрале из Пика», потом Эвенелям, один из которых подсказал тому же Вальтер Скотту героя для «Монастыря», а затем Вернонам. Одна из них, Доротея, младшая дочь первого владельца замка вышла замуж за брата деда Шекспира — Джона Мэн-нерса, а другая, Елизавета Верной, после романтического приключения, послужившего эпизодом для «Меры за меру», стала женой друга Шекспира — Саутгемптона. Теперь этот замок принадлежит потомкам поэта — Рэтлендам.

И все-таки, несмотря на такое знатное окружение, замок Бельвуар нашел свое место в «Красотах Англии и Уэльса», и ему посвящен особый путеводитель в Гибсоновской библиотеке.

Гибсон подробно описывает дорогу к замку, обсаженную кедрами и рододендронами, и буковые рощи, и поселок ремесленников, обслуживающих замок, и самый замок, от подножия которого открывается великолепный «альпийский» вид на далекий Ноттингем и даже колокольню Линкольнского собора. Главный вход в замок охраняется грозным бастионом с восемью пушками, украшенным изречениями на латинском языке. «Здесь, прогуливаясь по эспланаде, — рассказывает Гибсон, — зритель особенно поражен смелым местоположением замка, господствующим над окружающей местностью на тридцать миль в окружности и оправдывающим свое название «Прекрасный вид»».

Эспланада — перед замком, на ней бастион и пушки. Этого нет ни в замке датского короля Кроненборге и ни в одном другом замке. Только тут видел их автор «Гамлета», и о них вспоминал, когда в его воображении рисовалось место действия 1 -го акта трагедии в сцене появления тени отца Гамлета. Здесь юный принц услышал голос совести, призывающий его к мести за убитого отца. Здесь поэт-мятежник вспоминал о зверски убитом друге Эссексе, вероятно, мечтал о возмездии и страдал от сознания своего бессилия.

Эспланада эта расположена над отвесной стеною обрыва, в которой проделан вход в огромный погреб, составляющий подземную часть замка, где до сих пор еще сохранились гигантские бочки для вина. Теперь уже не кажется просто шуткой слова Гамлета, который услышал на эспланаде голос, выходящий как бы из-под земли, и ободрил своих спутников: «Вы слышите этого товарища в погребе?»

Пожалуй, этими примерами у Шекспира ограничиваются указания на его родной дом. И все-таки, когда ему надо было придумать название для парка в «Венецианском купце», ему стоило только «долину» заменить «горой» и назвать его вместо парка Бельвуара или Бельваля парком Бельмонта.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница