Рекомендуем

http://deweri.ru/ пледы шерсть купить. Купить шерстяной плед дорогой москва.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Бэконианская ересь

В январском номере «Ежемесячника Путнэма» за 1856 г. была напечатана историческая статья Делии Бэкон, а в следующем году вышла в Бостоне ее книга: «Разъяснение философии драматических произведений Шекспира», где она доказывала, что не Шакспер из Стратфорда, а ее знаменитый однофамилец великий оратор и философ Фрэнсис Бэкон был автором произведений Шекспира.

Умная и талантливая женщина предположила, что он скрылся за псевдонимом Шекспира от мстительной королевы-девственницы как автор злободневных политических трагедий. Ей почудилось, что надпись на гробнице сделана только для того, чтобы надежно закрыть доступ к хранящимся в ней документам заговорщиков. Она поселилась в Стратфорде, стараясь проникнуть в тайну склепа. В конце концов, измученная невозможностью доказать то, во что так глубоко верила, она оказалась в доме сумасшедших, где умерла в 1859 г. Но брошенное Делией Бэкон зерно дало обильные плоды.

Как только появилась ее первая статья, адвокат, философ, публицист и драматург Уильям Генри Смит написал знаменитому потомку предшественника Бэкона на посту канцлера Англии, Фрэнсису Эгертону, лорду Элзмиеру письмо, вышедшее затем отдельным изданием под заглавием «Бэкон и Шекспир».

Через семь лет после смерти Д. Бэкон нашелся продолжатель ее идеи, о котором отзывается как о «самом энергичном из энергичных людей» адвокат H Хольмс: он выпустил в Нью-Йорке книгу на ту же тему «Авторство Шекспира», выдержавшую четыре издания на протяжении двадцати лет.

С тех пор теория Делии Бэкон не переставала находить все больше сторонников среди писателей и ученых, написавших по этому поводу множество книг, брошюр и статей.

Никогда еще со времен Мэлона не было сделано столько для критического изучения биографии Шекспира, изыскания новых и уяснения уже известных фактов.

Не будь этих отважных безумцев, мы не знали бы и десятой доли того, что мы знаем теперь о Шакспере, Шекспире и о его эпохе.

Благодаря «бэконианцам» точно установлено, кто был Шакспер из Стратфорда, и окончательно подтверждено, что этот неграмотный ростовщик не мог быть Шекспиром. С несомненностью доказано, что Шекспир был одним из образованнейших людей своего времени, знавший французский, латинский, итальянский и греческий языки, знакомый не только с английской, но и с древнеклассической, французской и итальянской литературой, получивший высшее образование, юрист, посвященный в тайны адвокатской корпорации, и человек, близкий ко двору. И Бэкон Веруламский, казалось бы, отвечал всем этим качествам...

После неудачной попытки Делии Бэкон отыскать ключ к раскрытию тайны стратфордской гробницы «бэконианцы» начали ее искать в тексте произведений Шекспира и Бэкона, утверждая, что Бэкон записывал все секреты особым кабалистическим шифром, расставляя по-особому слова или начертанием шрифта, выделяя отдельные буквы.

К сожалению, у «бэконианцев» увлечение тайнописью превратилось в идею-фикс, и недавно один из них, начальник «криптографического» института французского военного министерства генерал Картье, вычитал у Бэкона, что «Грин, Спенсер, Пиль, Шекспир, Бертон и Марло» служили ему масками, т. е. псевдонимами.

Критики «бэконианцев» главное внимание уделяют именно высмеиванию всей этой кабалистики, но намеренно игнорируют и замалчивают все новые сведения о стратфордском Шакспере. Старательно упоминается о том, что Делия Бэкон сошла с ума. Как будто Торквато Тассо, Шуман, Бодлэр, Жерар де Нерваль, Ницше, Гаршин, Глеб Успенский и Врубель не были тоже безумными, что нисколько не умаляет достоинств того, что было ими создано.

Прочтите, чтобы далеко не ходить, статью Н. Сторожен-ко в русском издании Шекспира под редакцией С.А. Венгерова. Он не находит для бедной Делии Бэкон других слов, как «экзальтированная», «решительно неспособная критически относиться к своим фантазиям», «бесцеремонная», «истеричная дама» и т. п. И добавляет: «Критики отнеслись к книге мисс Бэкон со снисходительной улыбкой, как к произведению больного мозга, за исключением, впрочем, некоего мистера Смита...».

А между тем этот «некий мистер Смит» был, как уже говорилось, адвокатом, философом, поэтом, автором двух прекрасных поэм: «Гвидона» и «Одиночество», наделавшей шуму книги по философии, нескольких драм и 126 журнальных статей.

Глубокий и тонкий мыслитель Эмерсон говорит по поводу книги Делии Бэкон, что он «не встречал в области литературной критики ничего, что было бы наполовину так хорошо, как книга Делии Бэкон о Шекспире».

Великая заслуга «бэконианцев», которую им не могут простить, в том, что они убедительно доказали всю нелепость стратфордского суеверия и заставили шекспироведение пойти по пути критического изучения фактов.

А их ошибка, простительная для увлекающихся прозелитов, заключается в том, что, вместо того, чтобы продолжить свои положительные изыскания, они увлеклись тайнописью, которую при желании и воображении можно отыскать у любого писателя, и возможное приняли за действительное: из совпадения многих черт личности Бэкона и Шекспира пришли к их полному отождествлению.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница