Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Вступительная статья

 

Эти строки будут твоим памятником, когда символы власти и медные гробницы тиранов превратятся в прах.

Шекспир В. Сонеты, CVII

 

Сама природа могла бы восстать и сказать всей Вселенной: — «Да, это был человек!»

Шекспир В. Юлий Цезарь

Вашему вниманию представлена книга, открывшая новую эпоху в отечественном шекспироведении. Она была написана в начале прошлого века Феофаном Платоновичем Шипулинским (1876—1942) — сценаристом, актером, историком и теоретиком кинематографа, преподавателем в Первой Госкиношколе (позднее — ГИК, ВГИК).

Ф.П. Шипулинский начал работать в кино в 1919 г. сначала как автор сценариев к агитационным фильмам, а затем и как актер тогда еще немого кино. Он пришел в молодой советский кинематограф уже зрелой личностью. И хотя сведениями о предыдущих годах его жизни мы не располагаем, можно предположить, что до кинематографа он был связан с театром. Доказательством этого предположения служит тот факт, что впервые он выступил со статьями о личности Шекспира в «Вестнике театра».

Личность автора любого литературного произведения — ключ к пониманию его героев — исполнителей авторского замысла. Ведь по сути любое творчество автобиографично, неразрывно связано с личностью, судьбой, переживаниями творца. А личность Уильяма Шекспира, — величайшего поэта и драматурга, оказавшего влияние на всю европейскую литературу, создавшего образы, ставшие культурными константами западной цивилизации, — это ключ к пониманию всего того огромного культурного наследия, накопившегося за четыре века, включающего в себя и русскую культуру.

Однако истинное лицо гениального англичанина остается тайной и в наши дни. Российские (а до них советские) и западные шекспироведы выдвигают различные гипотезы относительно того, что за человек скрывался за именем Шекспира. Два противоборствующих лагеря с упорством, доходящим до фанатизма, отстаивают свою правоту. Одни убеждены, что стратфордский мещанин и есть гениальный поэт, а другие считают, что Уильям Шекспир — псевдоним, маска, за которой скрывается автор-аристократ. И те, и другие приводят обширную аргументацию в защиту своей правоты. И все же вопрос был и остается открытым.

Ф.П. Шипулинский принадлежит к лагерю «антистратфордианцев», неверящих в существование неграмотного, но гениального поэта-самоучки. Автор разделяет позицию французского исследователя XIX в. Дамблона, считавшего, что наиболее вероятным реальным историческим лицом, скрывавшимся под маской У. Шекспира, был английский аристократ Роджер Мэннерс граф Рэтленд (или Ратленд).

Эта гипотеза, не получившая должного развития в западном шекспироведении, с легкой руки Ф.П. Шипулинского, стала одной из наиболее разрабатываемых в отечественной науке о Шекспире. Известный деятель народного просвещения, искусствовед и историк литературы А.В. Луначарский (1875—1933) поддержал позицию Шипулинского в своих лекциях по истории западноевропейской литературы. А несколько десятилетий спустя этой гипотезой увлекся шекспировед И.М. Гилилов (1924—2007), ученый секретарь Шекспировской комиссии РАН, автор книги «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса», переведенной на несколько иностранных языков, в том числе и на английский. И.М. Гилилов, основываясь на соображениях, высказанных Шипулинским, заинтересовался общим духом елизаветинской эпохи, духом игры в шарады, и сделал несколько ключевых для мирового шекспироведения открытий.

Читателю предоставляется редкая возможность познакомиться с версией Ф.П. Шипулинского и окунуться в хитросплетение интриг елизаветинской эпохи.

Ю.А. Королева

  К оглавлению Следующая страница