Рекомендуем

Счетчики






Яндекс.Метрика

«Гамлет» и другие пьесы

Биографы Шекспира искали параллели между бурными событиями 1601 года и трагедией «Гамлет».

Отец Эссекса, благородный мечтатель и разорившийся неудачник, умер при загадочных обстоятельствах в 1576 году, и через два года его мать вышла замуж за графа Лестера, что напоминает ситуацию в пьесе. Но весь облик придворного карьериста-интригана, воина-авантюриста Эссекса не вяжется с благородным характером принца Датского. Если даже Шекспир идеализировал Эссекса, как и большинство англичан, не знавших придворных интриг, он не мог в завуалированной форме выразить ему сочувствие.

Во всех пьесах-хрониках Шекспир осуждает феодальную междоусобицу, нарушающую мир и благополучие государства. Он утверждает мысль, что единство всех сословий страны может быть осуществлено королем, обладающим всей полнотой власти и способным обуздать непокорных феодалов, ввергающих страну в бедствия в борьбе за власть.

Поэтому личность монарха постоянно интересовала Шекспира. К сожалению, реальность состояла в том, что страной правила королева, не уступавшая в жестокости и пороках своим предшественникам.

Исследователей давно волнует вопрос, кто был автором «Гамлета» (первых изданий 1603 и 1604 годов).

В начале XX века профессор литературы Брюссельского университета Селестен Демблон нашел удивительные совпадения шекспировской пьесы с судьбой Роджера Маннерса, графа Рэтленда. Знакомыми Рэтленда по Падуанскому университету в Италии в 1596 году были датчане Розенкранц и Гильденстерн — выпускники Виттенбергского университета в Германии. В «Гамлете» — это имена студенческих приятелей Датского принца (искаженные в 1-м издании пьесы — Розенкрафт и Гильдерстон). Списки студентов знаменитого в то время университета в Падуе сохранились.

Сам Рэтленд был воспитанником лорда Бэрли, которого считают прототипом придворного интригана Полония (Корамбиса в 1-м издании «Гамлета»). Наставником юного студента в Кембридже был философ Фрэнсис Бэкон, близким другом — граф Саутгемптон, оба они увлекались поэзией и театром. Возможно, поэма «Лукреция» (1594), посвященная Генри Саутгемптону, комедия «Бесплодные усилия любви» и некоторые другие пьесы написаны Шекспиром при участии Рэтленда, который владел французским, итальянским, древнегреческим языками и латынью.

Напомним, что в «Генрихе V» целая сцена написана на французском языке, которого Шекспир не знал. В 1950-х годах американский исследователь Петр Пороховщиков в архиве родового замка Бельвуар герцогов Рэтлендов обнаружил рукопись песни из комедии «Двенадцатая ночь», видимо, написанную рукой графа Рэтленда1.

После женитьбы на юной Елизавете Сидни (дочери поэта и дипломата Филипа Сидни) Рэтленд стал зятем ее отчима — графа Эссекса, участвовал в антиправительственном мятеже в феврале 1601 года. На суде был приговорен к тюремному заключению в Тауэре вместе с другими мятежниками, через три месяца сослан в полуразрушенное поместье Аффингтон своего дядюшки, а через год — в отдаленный замок Бельвуар.

Джон Флетчер, драматург и поэт

После смерти королевы Елизаветы в марте 1603 года Рэтленд был помилован новым королем Англии Яковом, как и другие осужденные заговорщики. Вместе с женой 28 июня он выехал во главе почетного посольства в Данию, но уже в августе миссия вернулась в Англию, не выдержав пьяного разгула при датском дворе (на обратном двухнедельном пути по штормовому морю их корабль выбросило на берег). Возможно, Рэтленд участвовал в создании таких шекспировских пьес, как «Генрих IV» (2-я часть), «Много шума из ничего», «Генрих V», «Двенадцатая ночь», «Гамлет» и некоторых других.

В 1599 году придворный Роланд Уайт писал из Лондона сэру Роберту Сидни (дяде Елизаветы Сидни) — губернатору порта Флашанг, арендованного в Нидерландах: «Лорд Саутгемптон и лорд Рэтленд не появляются при дворе, проводят время в Лондоне только затем, чтобы каждый день ходить в театр» (4).

Возвращение Саутгемптона и Рэтленда, а затем Эссекса из Ирландии в сентябре 1599 года после неудачной военной кампании последовало за открытием театра «Глобус», и друзья-театралы смотрели все представления, в том числе шекспировские пьесы, написанные ранее. Весной 1599 года был поставлен «Генрих V» в «Куртине», 6 января 1601 года — комедия «Двенадцатая ночь» во дворце Уайтхолл и позже «Гамлет» в «Глобусе». На премьере комедии во дворце были Рэтленды; возможно, к ее созданию была причастна и юная Елизавета Сидни — Рэтленд.

Патриотическая тема «Генриха V» была близка Рэтленду. В эпиграмме своего однокашника Джона Уивера (1598) он назван «столпом и защитником нации», а 30 мая 1599 года в Ирландии посвящен Эссексом в рыцари. В практике Шекспира это не единственный случай творческой связи; он был человеком театра, знал его законы и некоторые пьесы написал вместе с другими авторами. Например, его привлекли для корректировки пьесы «Сэр Томас Мор» известных драматургов того времени — Антони Манди, Генри Четла, Томаса Хейвуда и Томаса Деккера.

По политическим мотивам пьеса не была поставлена на сцене, хотя Шекспир учел замечания цензуры и внес требуемые изменения в текст. Ее рукопись пролежала в архиве почти 250 лет. В 1844 году она была обнаружена, опубликована и тщательно исследована специалистами, которые подтвердили вероятное авторство Шекспира трех страниц текста пьесы.

Несколько пьес Шекспир написал вместе с молодым драматургом Джоном Флетчером (1579—1625): «Карденио» (1612) на сюжет, заимствованный из «Дон Кихота» Сервантеса, «Генрих VIII» и «Два знатных родича» в 1613 году на сюжет «Кентерберийских рассказов» английского поэта XIV века Джефри Чосера (изд. 1478). «Карденио» играли 2 июня 1612 года и 9 июля 1613 года во дворце Уайтхолл. К сожалению, пьеса не была напечатана, а рукопись утеряна в начале XVIII века. «Генриха VIII» играли 29 июня 1613 года в «Глобусе» (соавторство приписывают также Невиллу и Бомонту), а «Двух знатных родичей» играли в театре «Блэкфрайерс» в декабре 1613 года.

Шекспир часто привлекал к работе в театре талантливых драматургов. Джон Флетчер в 1606 году написал продолжение шекспировской комедии «Укрощение строптивой» под названием «Награда женщины, или Укрощение укротителя», в которой прежний укротитель Катарины сам укрощен своей второй женой, превратившей его в кроткого ягненка (5).

Некоторые издатели считали имя Шекспира хорошей рекомендацией, ему приписывали пьесу «Арден из Февершама» (1590), под его именем издавали чужие пьесы. В бумагах Гильдии печатников 1660 года нашли запись «История короля Стефана. Пьеса Уилла Шекспира» (видимо, она была посвящена внуку нормандского Вильгельма Завоевателя и войне баронов в XII веке; ничего больше о ней не известно) (15).

Возвращаясь к возможному участию Рэтленда в создании некоторых шекспировских пьес, следует напомнить, что ремесло драматурга в то время не считалось достойным уважения, и не к лицу было знатному вельможе связывать свое имя с их написанием. Граф Рэтленд и его жена были творческими людьми, любили театр, поэзию. Последние два сонета Шекспира могли быть поэтическим подарком юной Елизавете Сидни. Молодой друг Шекспира (герой его многих сонетов) Уильям Герберт был ее кузеном, его мать графиня Мэри Пембрук — сестрой Филипа Сидни. Наверно, Уильям Герберт и познакомил поэта со своей талантливой кузиной еще до ее замужества.

Елизавета была значительно моложе Шекспира (в возрасте его дочери Сюзанны), вышла замуж в 15 лет за графа Рэтленда осенью 1599 года. Тогда же Шекспир, вероятно, написал 153-й и 154-й сонеты:

Бог Купидон дремал в тиши лесной,
А нимфа юная у Купидона
Взяла горящий факел смоляной
И опустила в ручеек студеный.

Огонь погас, а в ручейке вода
Нагрелась, забурлила, закипела.
И вот больные сходятся туда
Лечить купаньем немощное тело.

А между тем любви лукавый бог
Добыл огонь из глаз моей подруги
И сердце мне для опыта поджег.
О, как с тех пор томят меня недуги!

Но исцелить их может не ручей,
А тот же яд — огонь ее очей.

(сонет 153)

В 1879 году нашли византийский источник обоих «античных» сонетов, взятый автором за основу. В 154-м сонете он «почти дословно перевел стихи византийского схоластика Мариана, жившего... в V веке. Оно... переводилось неоднократно в XVI веке и попало в этом виде в руки Шекспира» (7).

Короткое отступление к сонетам Шекспира

В рукописных списках они были известны только его ближайшим друзьям (это отметил еще Фрэнсис Мерез в своей книге «Сокровищница ума», изданной весной 1598 года). В них много личного, и он не собирался их публиковать. Поэт Джон Донн (1572—1631) с юмором писал: «Испанская пословица гласит, что глуп тот, кто не может сочинить сонета, но безумец — кто вслед за первым сонетом сочиняет второй».

В 1599 году был напечатан цикл сонетов «Страстный пилигрим», автором которого назван Шекспир. Сборник составил и дважды переиздал Уильям Джаггард, в руки которого попал альбом переписанных кем-то стихов. Из 20 стихотворений сборника Шекспиру принадлежали только 3 сонета (в том числе 138-й и 144-й), а также песня из комедии «Бесплодные усилия любви». После этой «пиратской» публикации Шекспир хранил свои сонеты лишь в узком кругу друзей. Десять лет удавалось оберегать их от печати, пока издатель Томас Торп получил рукопись.

По мнению некоторых исследователей, полный список сонетов продал ему Уильям Харви, отчим графа Саутгемптона, после смерти в 1608 году своей жены — матери графа, у которой якобы хранились сонеты. По другой версии рукопись передал издателю Уильям Герберт Пембрук (вероятно, с ведома и участием Шекспира, который переработал их, дополнил и подготовил к публикации). Томас Торп опубликовал первое издание сонетов в 1609 году и посвятил его таинственному W.H.

Оскар Уайльд впервые осознал значение сонетов для развития драматического гения Шекспира (9). По его мнению, именно в сонетах — тайна личности и творчества уникального лирика и поэта, и мы должны быть благодарны издателю Томасу Торпу, который опубликовал бессмертные стихи Шекспира.

Однако вернемся к Роджеру Маннерсу Рэтленду. На северной окраине Лондона в районе Финсбери на территории разрушенного женского католического монастыря «Холиуэлл» находился особняк Рэтлендов. Недалеко от него в 1576—1577 годах были построены два театральных здания: «Театр» Джеймса Бербеджа и «Куртина» Генри Ленмана. Юный Рэтленд был «рядом с театром» с детских лет, когда его семья приезжала в Лондон, и любовь к искусству, поэзии, театру сопровождала его всю жизнь. В архиве родового замка нынешних герцогов Рэтлендов — Бельвуар (на севере графства Лестершир) сохранились бухгалтерские книги, в которых отражены большие расходы на покупку исторических книг, научной и художественной литературы. Граф Рэтленд, кроме театра и поэзии, увлекался математикой, астрономией, охотой и теннисом, играл на музыкальных инструментах.

Замок окружали прекрасные сады, и Рэтленд занимался гидравликой, с помощью которой в садах строили музыкальные фонтаны. У него часто гостили художники, музыканты, актерские труппы, всегда было много народу. Друзья подолгу жили в замке. Судя по бухгалтерским счетам, делались излишние покупки, в значительных количествах закупали продовольствие и фураж. Он дарил друзьям породистых собак, у него были овчарня, пивоваренный и конный заводы. Рэтленд до 1601 года вел щедрую расточительную жизнь вельможи и мецената; не удивительно, что он испытывал финансовые трудности. Среди близких друзей были граф Саутгемптон, Уолтер Рэли, знаменитый лондонский архитектор и театральный художник Иниго Джонс (его бывший садовый архитектор), путешественник Роберт Даллингтон. Бывал там и Бен Джонсон, ненадолго сблизившийся с Рэтлендом.

Сохранились деловые письма Рэтленда соседям, управляющим, но не обнаружено ни одного письма друзьям и от них (вероятно, письма сожгли в 1601 году).

Первое издание «Сонетов» Шекспира, 1609 год

Загадкой является семейная жизнь супругов Рэтленд, не имевших детей; упоминается их «платонический брак» — тайна их жизни, разбитой в 1601 году любовной драмой, в которой участвовал талантливый поэт Джон Донн, страстно влюбившийся в Елизавету Сидни-Рэтленд. В результате — долгая болезнь, смерть Рэтленда и самоубийство Елизаветы в 1612 году.

Совесть будет терзать Донна до конца дней. В 1615 году он принял духовный сан, а позже стал настоятелем собора Св. Павла и популярным проповедником. Весь Лондон сбегался слушать его проповеди: «Ни один человек не является островом, отделенным от других. Каждый как бы часть континента, часть материка... Смерть каждого человека — потеря для меня, потому что я связан со всем человечеством. Поэтому никогда не посылай узнавать, по ком звонит колокол, он звонит по тебе». По прошествии столетий эти слова продолжают волновать. Косвенным виновником семейной драмы стал Бен Джонсон, которому Елизавета Рэтленд как доброму другу доверила свою тайну. Злоязычный Бей Джонсон в гостях у графини Саффолк, отличавшейся хитростью и коварством, под действием алкоголя выболтал чужой секрет (4).

О любви Джона Донна к Елизавете стало известно, и вокруг семьи Рэтленда появились самые оскорбительные слухи. Об их платоническом браке знали все, и Рэтленд «убивал» Елизавету своей бешеной ревностью. Близких людей и родственников Рэтленда беспокоила его неблагополучная семейная жизнь после возвращения из ссылки. Униженный, разоренный и опозоренный, Рэтленд страдал от сознания несчастий, в которые вовлек свою семью и младших братьев, попавших в тюрьму за участие в мятеже. Его откровенные показания на процессе Эссекса в феврале 1601 года были неблагоприятны для участников мятежа и не забыты их уцелевшими сторонниками (3). Изнурительная болезнь ног и мучительные головные боли часто укладывали его в постель. После почетной миссии в Дании летом 1603 года Рэтленд редко появлялся в Лондоне, в 1605 году он не мог даже уехать в длительное путешествие в Европу и начал писать мемуары о своих прежних поездках; видимо, он участвовал и в работе над новым переводом Библии (4).

С семейной драмой Рэтлендов, наверное, связана история создания пьесы«Троил и Крессида» (1602). Первоначальная ее версия, возможно, была написана Бэконом по следам мятежа Эссекса, но на сцене она не шла и не была издана. Через несколько лет Рэтленду понадобился сюжет про женскую неверность, и он взял пьесу своего наставника и переписал ее, изобразив себя в Троиле, а жену Елизавету — в Крессиде. В пьесе отражены мысли Бэкона из его трактата «Развитие науки» (1605), где он ссылается на мнение Аристотеля о неспособности молодежи «постичь моральной философии значенье» по причине «кипенья страсти или пылкой крови» (4). Сюжет пьесы не был завершен; вероятно, предполагалось написать вторую часть. Шекспир переработал ее для сцены (возможно, при участии знатока древнегреческой поэзии Джорджа Чапмена), но пьесу так и не играли в «Глобусе», продолжение не было написано, и по решению труппы ее напечатали в 1609 году в незаконченном виде и вскоре переиздали. Следует отметить, что еще в 1599 году на сцене театра «Роза» шла трагедия «Троил и Крессида» Деккера и Четла по поэме Джефри Чосера, однако ее не напечатали. Возможно, с семейной драмой и безумной ревностью к Джону Донну связано участие Рэтленда в создании трагедии «Отелло» в 1603—1604 годах. Еще Пушкин отметил, что Отелло не ревнив, а доверчив. Рэтленд воспитывался в семье, далекой от интриг двора, верил в дружбу, а друг и возлюбленная его предали (4).

Шекспир показал посредственность и завистливость Яго, а также «немудрость» и незрелость «доблестного Отелло, который стал игрушкой подлеца» (11). Однако вернемся на несколько лет назад, когда лорду-камергеру Джорджу Кэри Хенсдону королева Елизавета заказала комедии «Виндзорские насмешницы» и позже — «Двенадцатую ночь». Эту версию разделяют многие шекспироведы. По театральному преданию королеве очень понравились спектакли «Генрих IV» (2 части), которые играли в 1597 и 1598 году во дворце «слуги лорда-камергера». Особенно насмешил ее комический персонаж — толстяк и обжора, любитель вина и остроумный жулик Джон Фальстаф. Елизавета выразила желание «увидеть Фальстафа влюбленным». Выполняя заказ королевы, Шекспир написал комедию «Виндзорские насмешницы» за две-три недели (впервые в прозе, может быть и потому, что действие происходит в буржуазной среде). Георг Брандес заметил: «Подобно тому, как простые лондонские горожане находили большое удовольствие видеть, как на сцене изображалась жизнь вельмож, так точно королеве и ее двору хотелось познакомиться с будничной жизнью горожан, заглянуть в их комнаты, подслушать их разговоры с пасторами и врачами, получить некоторое представление о том богатстве и довольстве, которые расцветали под самыми окнами летней королевской резиденции в Виндзоре, присмотреться к степенной важности и прислушаться к игривым шуткам краснощеких, пышущих здоровьем мещанок» (7).

Изображение Виндзора отражает провинциальный Стратфорд, а образы горожан типичны для средней Англии (the midlands), которую хорошо знал Шекспир. Участие Рэтленда в создании этой комедии сомнительно, как и в написании 1-й части «Генриха IV», где появился рыцарь сэр Джон Фальстаф. Шекспир выполнил заказ королевы не совсем точно. Фальстаф не влюблен, ему уже за пятьдесят, и он волочится за двумя привлекательными богатыми горожанками, пытаясь добиться их расположения, а те ловко водят его за нос с помощью его же «друзей» — забулдыг Пистоля и Нима. Фальстаф воображает, что обе дамы увлечены им, они привлекают его как своим шармом, так и деньгами своих мужей. Шекспир использовал комические сценки из итальянских новелл Фиорентино и Страпаролли: Фальстафа прячут в корзине с грязным бельем, а потом он посвящает в свои планы и подробности тайных свиданий мистера Форда — мужа дамы, за которой он волочится.

В 1598 году комедию «Виндзорские насмешницы» играли перед королевой, и она осталась довольна пьесой. В исторической хронике «Генрих V» о героической победе над французами под Азенкуром в 1415 году Фальстаф мог помешать сюжету своим комическим обликом, и Шекспир «пожертвовал» им. Когда хозяйка таверны миссис Куикли — сожительница Фальстафа — сообщает, что он умер и не сможет участвовать в походе на Францию, его сообщники по пьянству и бесчинствам поражены горем. Женщина изображает его последние минуты: «Он велел мне потеплее укутать ему ноги. Я сунула руку под одеяло и пощупала ему ступни — они были холодные как камень; потом пощупала колени — то же самое. Потом еще выше, еще выше — все было холодное и твердое как камень». Гомерический хохот зрителей был неописуем, автор хорошо знал их вкусы.

Любимый персонаж появился снова под именем сэра Тоби Белча в комедии «Двенадцатая ночь», поставленной к приезду молодого герцога Брешии из Италии Виржинио Орсино в Лондон 6 января 1601 года. Шекспир дал его имя в пьесе герцогу Иллирии (современной приморской Хорватии); Рэтленд с братьями встречали герцога Орсино у ворот дворца Уайтхолл и проводили его в театральный зал на рождественское представление (4).

Ранее в 1599 году была написана комедия «Как вам это понравится» по мотивам романа Томаса Лоджа «Розалинда» и новеллы из «Декамерона» Боккаччо в переводе Уильяма Пейнтера (1566). Прообразом «языкастой гордячки» Фебы в этой комедии могла быть Елизавета Сидни. Возможно, она вместе с Мэри Пембрук участвовала в создании пьесы. Таких же молодых женщин Шекспир изобразил в лице Беатриче в комедии «Много шума из ничего», поставленной в театре «Куртина» весной 1599 года и изданной летом 1600 года. Комедию «Как вам это понравится» играли в театре «Глобус» осенью 1599 года, и Шекспир даже цитирует в ней строку из поэмы Марло «Геро и Леандр» (изд. 1598):

Мне смысл глубокий слов твоих открылся:
«Тот не любил, кто сразу не влюбился» (5).

По словам американского исследователя Сэма Шенбаума, «клевета, отрицающая авторство Шекспира, получила широкое распространение... Давно потерпела крах "теория", будто бы пьесы Шекспира написал философ Бэкон, хотя сторонники авторства Бэкона существуют до сих пор» (12). Еще в 1772 году это заявил Герберт Лоренс (2): «Бэкон сочинял пьесы... преуспел на этом поприще. Достаточно сказать, что он назывался Шекспиром». С 1785 года об этом говорил английский священник, бывший профессор Оксфорда Джеймс Уилмот, начавший писать биографию Шекспира; однако через 20 лет все свои материалы он сжег.

Литвинова возвращается к той же старой версии с некоторым уточнением: шекспировские произведения созданы двумя авторами — Фрэнсисом Бэконом и графом Рэтлендом (4). Первое десятилетие они якобы работали вместе под общим псевдонимом «Шекспир», но трагедии и драмы последнего десятилетия Рэтленд писал сам, свои пьесы не издавал и псевдонимом не пользовался. С 1605 года Бэкон, сочинявший трагедии и исторические хроники в прозе, занялся писанием ученых трудов, прерванным до 1621 года королевской государственной службой.

Фрэнсис Бэкон с 1587 года был наставником юного Рэтленда — студента Кембриджа (до начала 1595 года) и не мог не заметить его яркий поэтический талант.

Великий философ, мысливший только логическими категориями, не склонный к проявлению эмоций, никак не мог быть автором шекспировских поэтических произведений. Сравнительный анализ текстов Бэкона и Шекспира показал разительное несходство их языка и стиля. По утверждению исследователей и современников, Бэкон был лишен поэтических способностей, как и многие мыслители (4). Об этом же писал один из лучших знатоков Бэкона, его биограф и издатель в XIX веке Джеймс Спеддинг: «Кто бы ни был этот загадочный автор, но это не Фрэнсис Бэкон!» (7).

Вряд ли можно говорить о постоянной совместной работе Бэкона и Рэтленда до 1601 года. После смерти матери весной 1595 года Рэтленд приехал в Бельвуар и полгода пытался привести в порядок дела. Затем с октября 1595 года до июня 1597 года путешествовал по Европе (весной 1596 года учился в Италии в Падуанском университете, все лето тяжело болел, уехал в сентябре в Венецию, затем в Милан, Швейцарию и в начале 1597 года прибыл во Францию). Летом и осенью 1597 года вместе с Саутгемптоном и Джоном Донном участвовал в военно-морской экспедиции к Азорским островам (под руководством Эссекса и Рэли), в апреле-июне 1599 года — в подавлении восстания в Ирландии под командованием Эссекса, весной 1600 года — в военных стычках в Нидерландах (3).

В создании пьес этого периода («Ричард II», «Сон в летнюю ночь», «Король Джон», «Венецианский купец», «Генрих IV» (1-я часть), «Как вам это понравится», «Юлий Цезарь») Рэтленд не мог участвовать.

Однако «Много шума из ничего» и «Генрих IV» (2-я часть), возможно, написаны при участии Рэтленда после его возвращения в Англию в ноябре 1597 года. Непрерывные пикировки между отважным сочинителем сонетов Бенедиктом из Падуи и Беатриче в веселой комедии «Много шума из ничего» напоминают встречи Рэтленда с Елизаветой Сидни — состязания в остроумии, фейерверк колкостей и каламбуров (4). Итальянскими источниками пьесы были поэма Лудовико Ариосто «Orlando Furioso» («Неистовый Роланд») (1591) в переводе Джона Харрингтона, трактат «The Courtier» («Придворный») (1561) Бальдассаре Кастильоне в переводе сэра Томаса Хоби и новеллы Маттео Банделло (1569) в переводе Фрэнсиса Беллефореста (сведения Бодлианской и Фолджеровской библиотек Оксфорда и Вашингтона). Известно, что Шекспир имел доступ к лондонским домашним библиотекам Саутгемптона, Джона Флорио и позже — Рэтленда и Пембрука.

Роджер Мэннерс, граф Рэтленд, поэт, писатель, драматург

Бэкон был учителем, мудрым наставником и советником Рэтленда. На судебном процессе Эссекса в феврале 1601 года благодаря Бэкону его любимец Рэтленд избежал смертного приговора. Несомненно, Бэкон влиял на своего ученика, и Рэтленд впитывал его философские идеи, которые пронизывают некоторые шекспировские пьесы. Известны слова Бэкона: «Я только настраиваю струны, чтобы на них могли играть пальцы, искуснее моих». В письмах Рэтленду, уехавшему в Европу, Бэкон советует, как развивать лучше ум и обогащать его знаниями, зовет молодого друга скорее вернуться домой, чтобы «продолжить работу нашей обоюдной доброй воли» (4). В «Гамлете» поучительные советы Полония сыну Лаэрту перед его отъездом во Францию напоминают «Полезные наставления» Бэкона Рэтленду перед поездкой в Европу, опубликованные только в 1613 году: «И в память запиши мои заветы: /Держи подальше мысль от языка, / А необдуманную мысль — от действий. / Будь прост с другими, но отнюдь не пошл. / Своих друзей, их выбор испытав, / Прикуй к душе стальными обручами, / Но не мозоль ладони кумовством / С любым бесперым панибратом. В ссору / Вступать остерегайся. Но, вступив, / Так действуй, чтоб остерегался недруг. / Всем жалуй ухо, голос — лишь немногим; / Сбирай все мненья, но свое храни... / В долг не бери и взаймы не давай; / Легко и ссуду потерять и друга.../ Но главное: будь верен сам себе...» (Перевод М. Лозинского) (11). Некоторые советы Полония взяты из романа Джона Лили «Эвфуэс». В пьесе «Конец — делу венец», написанной Шекспиром после «Гамлета», аналогичные наставления дает графиня своему сыну, уезжающему в путешествие по Франции. Диалектика противоречий по Бэкону отражена в реплике одного из персонажей пьесы: «Ткань нашей жизни сплетена из двух родов пряжи — хорошей и дурной. Наши добродетели переполнили бы нас гордостью, если бы их не бичевали наши грехи; а наши пороки ввергли бы нас в отчаяние, если бы их не искупали наши достоинства» (11). Шекспир остро чувствовал трагичность, противоречивость, сложность и хаотичность человеческой жизни! Однако вернемся к Рэтленду, который по своему характеру больше тяготел к комедийному жанру. По воспоминаниям Джонсона, он был большой шутник и любил сочинять небылицы. Через 14 лет после своих путешествий Рэтленд в 1611 году издал книгу «Кориэтовы нелепицы» под именем Томаса Кориэта, ездившего по Европе и Азии. В его сочинении интересные путевые записи, смешные истории, приключения, предания старины. Пути его европейских странствий удивительно совпадают с поездками Рэтленда.

Томас Кориэт — недоучившийся студент Оксфорда, шут и пьяница, посмешище лондонской литературной богемы — вряд ли мог написать эту книгу (посвятив ее наследному принцу Генри). Кориэт бывал в таверне «Сирена», в которой собирались литераторы и актеры еще с 1590-х годов во главе с поэтом и мореплавателем Уолтером Рэли. Илья Гилилов считал книгу «Кориэтовы нелепицы» фарсом, мистификацией, придуманной Рэтлендом (3). Еще более грандиозную мистификацию, по его мнению, создал Рэтленд с образом Уильяма Шекспира.

Исследователи давно уже интересуются сборником Роберта Честера «Жертва любви, или Жалобы Розалинды» начала XVII века, включающим поэму «Феникс и Голубь» (приписываемую Шекспиру) и другие поэмы, в которых оплакивается смерть некой платонической четы, давшей миру поэтические строки. Гилилов полагал Феникса и Голубя супругами Рэтленд, ушедшими из жизни летом 1612 года (после похорон мужа кончила жизнь самоубийством Елизавета). Она приняла яд и была похоронена в могиле своего отца Филипа Сидни в соборе Св. Павла.

Сохранилось всего 4 экземпляра сборника в разных библиотеках мира. Только в двух экземплярах имеются титульные листы, в двух других они утеряны.

Дата выпуска сборника из Фолджеровской библиотеки (Вашингтон) — 1601 год; в сборнике из Британской библиотеки (Лондон) указана дата 1611 год.

Выводы Гилилова строились на анализе этих двух сборников, дату их выпуска он предвзято принял 1612—1613 годы, связав ее с годом смерти супругов Рэтленд, и считал, что издание одно, а даты умышленно мистифицированы друзьями Рэтленда.

Но в 2005 году Борис Борухов обнаружил дневник одного из современников Шекспира, в котором упоминается Честеровский сборник первого издания (1601). Автор дневника держал в своих руках этот сборник за несколько лет до второго издания (1611). Дневник современника — подлинный документ, точно датирован. Тем самым Борухов подвел черту под дискуссией о версии Гилилова и доказал, что даты сборников Честера подлинные, не мистифицированные, сборники не могли относиться к супругам Рэтленд, так как были изданы до их ухода из жизни (13).

Фрэнсис Бэкон, философ, историк, политик, писатель, драматург

Невозможно согласиться и с утверждением, что великий драматург и поэт Уильям Шекспир — это грандиозная мистификация, созданная Рэтлендом и его друзьями (нечто вроде английского варианта несуществующего Козьмы Пруткова, созданного А.К. Толстым и братьями Жемчужниковыми в середине XIX века), и что стратфордский актер Шакспер (Shakspere) не имеет отношения к подлинному автору произведений, изданных под именем William Shakespeare. Еще раньше «отрицатели» Шекспира ссылались на записи фамилии Shakspere и Shakspeare в церковных книгах при его крещении и отпевании. Эти записи доступны для посетителей храма Св. Троицы в Стратфорде, где похоронен Шекспир, и выставлены для обозрения на стене храма. При крещении его дочери Сузанны он записан William Shakspear, такая же подпись и на последней странице завещания Шекспира. (Мы еще рассмотрим различное написание его фамилии в архивных материалах и изданиях пьес.)

Граф Рэтленд, не желая публиковать пьесы под своим именем, якобы предпринял некую мистификацию — договорился с актером Шакспером и приписал ему свое авторство! Пока супруги Рэтленд творили под псевдонимом «Уильям Шекспир», Уильям Шакспер занимался ростовщичеством в Лондоне, скупал дома в Стратфорде и играл «неизвестно какие роли» в театре «Глобус», пайщиком которого он был (3). По этой версии, обязанность Шакспера — приносить актерам пьесы, написанные Рэтлендом при участии Бэкона. Никто не должен был заподозрить, что член парламента Бэкон пишет пьесы для общедоступного театра — этого рассадника «распущенности, безделья, разврата и пьянства». Но его секрет был секретом полишинеля. Именно поэтому Бэкон так и не получил желанной должности генерального прокурора при королеве Елизавете, которая не могла доверить дело государственного управления страной сочинителю каких-то пьес, мечтающего об идеальном (платоновом) обществе. Он раздражал королеву и ее окружение своими романтическими утопиями, более того, даже активно выступал в парламенте против принятия королевского закона о новом налогообложении (4).

После смерти супругов Рэтленд якобы завершилось шекспировское творчество, но со всем этим невозможно согласиться. Если бы благородный Рэтленд занимался мистификацией, то он опубликовал бы свои произведения под псевдонимом еще при жизни.

Однако в действительности больше половины шекспировских пьес вообще не были напечатаны до 1622—1623 годов: «Генрих VI» (1-я часть), «Комедия ошибок», «Укрощение строптивой», «Два веронца», «Король Джон», «Юлий Цезарь», «Как вам это понравится», «Двенадцатая ночь», «Конец — делу венец», «Отелло», «Мера за меру», «Макбет», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан», «Тимон Афинский», «Цимбелин», «Зимняя сказка», «Буря», «Генрих VIII». В 1634 году были изданы «Два знатных родича».

Этот список можно дополнить несколькими пьесами, опубликованными при жизни Шекспира анонимно (без имени автора), иногда «пиратским» способом (против воли автора и актеров театра) с искаженным и сокращенным текстом, записанным по памяти «актером-агентом», с черновиков или во время спектакля нанятыми писарями-скорописцами конкурентов театра (ниже указаны даты первых публикаций): 2-я и 3-я части «Генриха VI» (1594—1595, 1600), «Тит Андроник» (1594, 1600, 1611), «Ромео и Джульетта» (1597, 1599, 1609), «Ричард II» (1597), «Ричард III» (1597), «Бесплодные усилия любви» (1597), «Генрих IV» (1598), «Генрих V» (1600, 1602). Лишь во вторых изданиях пьес «Ричард II», «Ричард III» и «Бесплодные усилия любви» в 1598 году, «Генрих IV» (1599) указан автор Уильям Шекспир; с его именем в 1600 году были изданы «Генрих IV» (2-я часть), «Сон в летнюю ночь», «Венецианский купец» и «Много шума из ничего» по желанию актеров театра, а в 1609 году — «Троил и Крессида» и «Перикл» (2-е изд. 1611). Пиратским способом были изданы с именем Шекспира также «Виндзорские насмешницы» (1602) по памяти актера-агента и «Король Лир» (1608) с черновиков.

Первое издание комедии «Много шума из ничего», 1600 год

Первое издание «Гамлета» (1603) было сокращенное на треть (с записью By William Shake-speare), с небольшими отличиями сюжета, имен, стилистическими погрешностями и не согласовано с театром. Издатель Валентайн Симмз, вероятно, купил у какого-то актера вариант трагедии для исполнения на гастролях в провинции летом 1603 года. Возможно, ее раннюю версию играли (после переработки Шекспиром) еще в 1594 году труппы лорда-камергера Хенсдона и его зятя лорда-адмирала Хоуарда в театре городка Ньюингтон-Батс. Актеры театра «Глобус» решили помешать Симмзу; их постоянный издатель Джеймс Робертс еще в июле 1602 года официально зарегистрировал полный текст пьесы в корпорации издателей и книготорговцев. Второе полное издание трагедии «Гамлет» («Заново напечатанной и расширенной») поступило в продажу в конце 1604 года, и это был удар по издателю-«пирату». Когда оба издания пьесы лежали рядом на прилавке, вряд ли кто покупал сокращенную версию. Таким образом, из нескольких шекспировских пьес с возможным участием Рэтленда при его жизни были напечатаны только «Бесплодные усилия любви», «Много шума из ничего», «Генрих IV» (2-я часть), «Генрих V» (два анонимных «пиратских» издания), «Гамлет», «Троил и Крессида». Во 2-м издании комедии «Бесплодные усилия любви» 1598 года (первое издание не сохранилось) отражены реалии французского королевского двора Генриха IV (Наваррского), которые Рэтленд мог наблюдать, находясь в Париже с февраля до июня 1597 года. Генриха IV в столице в это время не было; Рэтленд познакомился с некоторыми вельможами из близкого окружения короля, и в пьесе приводятся их имена (маршал Бирон, герцоги Лонгвиль и Дюмэн). В прекрасной комедии-пародии под видом королевского двора Наварры добродушно высмеивались пустые затеи участников литературных кружков вокруг знатных покровителей (графа Саутгемптона, лорда Стренджа, Уолтера Рэли). Это была насмешка и над сатириком Томасом Нэшем (паж Мотылек в роли Ювенала), Джоном Флорио (учитель-педант Олоферн), Джорджем Чапменом и популярными при дворе галантными пьесами Джона Лили (2).

Во втором издании трагедии «Ромео и Джульетта» («Заново исправленной, дополненной и улучшенной») отражены подробности Вероны, где происходит действие пьесы, а в «Отелло» — яркие впечатления Рэтленда от Венеции. В этих городах он побывал в марте и сентябре 1596 года. Видимо, Шекспир использовал воспоминания Рэтленда (и ранее Эмилии Бассано) при издании «Ромео и Джульетты» в 1599 году и «Венецианского купца» в 1600 году, а описание Венеции и ее элиты в «Отелло» — из книги Гаспаро Контарини «The Commonwealth and Government of Venice» (1599) в переводе Льюкенора, подробности прежней жизни Отелло — из книг Уолтера Рэли «Открытие Гвианы» (1596) и Лео Африкануса «A Geographical Historie of Africa» (1600) в переводе Джона Пори. Прототипом Отелло мог быть командир далматинских (хорватских) наемников в Венеции XVI века Маурицио (Мауро — в новелле Джиральди Чинтио из книги «Сто сказаний» (1565), перевод не сохранился). В хронике «Генрих IV» (2-я часть) упоминаются некоторые обычаи и обряды (вряд ли известные широкой публике), принятые в юридической школе Грейз-Инн, где учился Рэтленд в 1598 году после возвращения в Лондон из военно-морской экспедиции (3).

Во втором полном издании «Гамлета» (1604) появились подробности королевского замка Эльсинор после возвращения графа Рэтленда из Дании в 1603 году (придворные обычаи, имена, подробности обстановки и даже отдельные фразы разговорного языка); имя королевы Герута стало Гертруда, уточнены имена приятелей Рэтленда по Падуанскому университету — Розенкранц и Гильденстерн. В 1605, 1611 и 1622 годах «Гамлета» переиздали.

Сталкиваясь с различными написаниями фамилии Шекспира, не следует преувеличивать их значение.

Уже в первых поэмах «Венера и Адонис» и «Лукреция» (1593—1594) в посвящении графу Саутгемптону поэт подписывается «William Shakespeare». Так же записана его фамилия в дворцовых книгах об уплате Шекспиру и другим актерам за спектакли, которые они играли в королевском дворце с 1594 года, в списке актеров-исполнителей в пьесах Бена Джонсона «Каждый в своем нраве» (1598) и «Падение Сеяна» (1603), в книге Фрэнсиса Мереза «Сокровищница ума» (1598). Также его фамилия записана в патенте короля Джеймса (Якова) I, выданном труппе актеров «слуг Его Величества» в мае 1603 года, на титульных листах изданий «Гамлета», других пьес с его именем и в первом издании «Сонетов Шекспира» (1609).

В документе о присвоении отцу Шекспира дворянского звания в 1596 году и в издании комедии «Бесплодные усилия любви» фамилия записана без одной буквы — «Shakespere», а в первом издании «Короля Лира» — «Shakspeare». Орфография имен не была урегулирована. Марло и Бен Джонсон подписывали свои пьесы не так, как их фамилии значились в официальных документах (Marlowe вместо Marlow, Jonson вместо Johnson). По-разному писали фамилию Оксфорда.

В книгах совета корпорации Стратфорда фамилия Шекспира упоминается 166 раз, но в 14 вариантах (10). Были и казусы, например, в дворцовой книге записей королевских увеселений за декабрь 1604 года — январь 1605 года против пьес «Мера за меру», «Комедия ошибок», «Отелло» и «Венецианский купец» написана фамилия автора «Shaxberd» (по небрежности писаря).

Примечания

1. Shakespeare unmasked. L., 1955.